Тургор: Начало

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тургор: Начало » Покои Сестёр » Теплица Сестры


Теплица Сестры

Сообщений 61 страница 81 из 81

61

-И ведь не смог придумать ничего лучше! Нужно верно определять слова и я смогу избежать лишних недоразумений. Тут, я уже в который раз повторюсь, все странно. Лучше всего использовать общие, универсальные фразы, что применимы практически во всех ситуациях, в любых условиях. Таким образом я сведу к минимуму все недоразумения. Что-то я опять слишком сильно задумался. Пора черпать новые знания.
Мыслитель стоял на месте и не шевелился. Он никогда не делал слишком резких движений. Только балахон слегка развивался, что было довольно-таки странным. На берегу был полный штиль. Но дух начал понемногу привыкать к фантастическим свойствам нового мира.
Была другая причина такому поведению духа. Он слушал. Нет, не ушами. Мыслитель пытался услышать голос чужого разума. Вначале он ничего не слышал, но затем в голове появились новые образы. Они были еще более сумбурны и хаотичны нежели в первый раз. Мыслитель еще не полностью овладел своей способностью, а значит - еще не полностью познал себя. Дух считал эту способность наградой за прошлые деяния. Многие даже мечтать не могли о таком даре. И было бы ужасным преступлением растратить такой талант впустую. Первый образ говорил о уже знакомом понятии Хранителя и о неопределенности. Суть этого образа практически один в один повторял мысли фарфоровой женщины. Другой же образ твердил суть чего-то нового, но явно о Мыслителе. Затем появилось чувство, что этот образ относился и к девушке с голубыми волосами.
-Значит она, не одна из хозяек? Она такая же как я? Нет, я не могу быть в этом уверен. Я мог что-то спутать, пропустить. Но это интересно и надвигает на новые размышления.
Новые образы не дали Мыслителю продолжить размышления. Всему свое время, а времени у духа было не шибко много. Очередной образ говорил о новом мире и о довольно знакомом понятии. Мыслитель не сразу разгадал его. Это напоминало игру в ребусы. Были подсказки и нужно разгадать слово. Дух нашел два наиболее подходящих определения - равенство или справедливость. Более точно странник не мог объяснить смысл образа. И вместе с тем, еще одно понятие смазало общую картину. Чувство обеспокоенности и неуверенности охватило Мыслителя. Что-то подсказывало, что он чего-то опасается и вполне возможно, что это чувство неоправданно. Суть других образов была слишком непонятна и неразборчива, что дух даже не обратил на них внимания, хоть и жалел об этом.
-Паранойя?- автоматически определил чувство Мыслитель. -Чушь, мне некого опасаться. С какой стати? Кажется теперь я понимаю. Но, как мне связать все это воедино? Из всего этого, я могу понять, что кто-то считает меня не Братом, а душой. Правильное видение, но сдается мне, что Хранители тоже души, только другие. Обитатели этого мира слишком сильно разграничивают друг друга. А вот, кто-то считает меня непонятно кем. Не могу сказать. И причем тут образ нового мира и равенства или справедливости? Не понимаю. Наверное, это отдельные мысли их стоит отделить. А вот последний образ. Паранойя? Кто же опасается?- взгляд духа упал на веер голубоглазой девушки. -От нее исходит? Да, это видно по ее глазам ... Один глаз голубой, а второй черный. Почему? Странно. Так, потом узнаю, нужно сконцентрироваться. Они не будут ждать вечность, пока я разберу что к чему. Но почему? Я понял. Кажется воистину, она свободная душа, как и я. Возможно, раз я мужчина, она подумала что я Брат? Ведь и правда, раз Хранителей называют Братьями, то все они мужского пола. Интересно. Почему именно так? Узнаю ответ на этот вопрос, когда поговорю с одним из Братьев. Но почему она достала веер? Стоп, а веер то ведь не один. Два их. Думаю, самое время объясниться.
-Кто я?- спокойным голосом переспросил Мыслитель. Он знал, что отвечать вопрос на вопрос невежливо. Но кто знает о придуманных в прошлом мире манерах? Возможно никто. -Я прожил слишком долгую жизнь, чтобы рассказать кто я. Но если быть лаконичным, то я тот, кто проникает в суть вещей. Я тот, для кого не существует секретов в любой форме. Я - Мыслитель.- Затем странник обратился к голубоглазой девушке. -И зачем тебе веера? Тут и без того холодно. Во всяком случае, холоднее нежели мне бы хотелось.- Мыслитель сделал несколько шагов вперед. -Верно, у тебя паранойя. Я не Хранитель.

Отредактировано Мыслитель (05.02.2012 21:48:25)

+2

62

Сестру обдало знакомой волной страха, сразу куда-то улетучившейся и уступившей место настороженности, готовности в любой момент защищаться. Эти волны исходили от Гостьи – это Смерть поняла сразу. Она уже чувствовала, как именно эти чувства исходили от девушки, когда она была в Светлячках. Когда она была с Братом… Значит, Немая приняла Духа за Праведника? Надо сказать ей, что она ошибается!
     Только хотела женщина сказать ей то, что незнакомец вреда не причинит, как услышала она: - Здравствуй, Сестрица, и ты здравствуй, Душа заблудшая. Имя мое – Изи, как же вас мне звать?
     Стиснув локоть сильнее, Безымянная тихо ответила: - У меня нет имени, так что зовите меня Сестрой... Просто Сестрой или же Безымянной... Я хозяйка этого Покоя, Теплицы…
     Спустя пару секунд вслед за Смертью заговорил и Дух. Как оказалось, его зовут Мыслитель…
     Странно… Не похоже на имя… Скорее, прозвище…
     Далее последовали слова, обращённые к конкретному персонажу их спектакля. К Душе, носящей имя Нами.
     Веера?.. Что это?.. – недоумевала Костлявая, перебирая пальцами нить на руке. Но в сознании тут же почему-то явно нарисовалась картинка, изображающая эти предметы. – Так вот что это такое… Но тогда действительно, зачем они Нами? Они что-то значат? Но тогда что именно?
     Холодно?.. Да, тут холодно… Но холод этот скорее внутренний, нежели внешний… Этот холод от голода...
     Не Хранитель?.. Тогда он точно Дух… А сколько Душ пришло в Промежуток ещё? Возможно, мне следует с ними повстречаться...
     - Знают ли о тебе Охотники, Мыслитель? – чуть повернув к нему голову, поинтересовалась Сестра, отмечая, что запах стал ближе. – Встречал ли ты кого-то, кроме нас?
Почему она спрашивала это? Потому, что она волновалась. Она боялась. Ведь если о Мыслителе узнают Братья, то он будет в такой же опасности, как и Ни. А этого отнюдь не хотелось… Поэтому надо было приложить силы, чтобы защитить их обоих. Как? Этот вопрос остаётся открытым.

Отредактировано Сестра (05.02.2012 23:05:29)

+1

63

Начало игры

Яма появился на окраине Покоя Безымянной. Можно даже сказать, что он просто выпал с путей Рая прямо в воду. За некоторым удивлением, последовало принятие воды как частного данного Покоя. Некогда растрачивать эмоции, когда грянул тревожный набат Фратрии. Где-то в Раю завёлся неведомый зверёк, который изжирает Его нутро и отравляет своими догмами Его суть и душу. Необходимо было вмешаться и избавить Рай от подобного мерзостного создания.
Преодолев водную преграду с брызгами и относительным весельем, Брат вкатился на остров, продавливая под своим весом почву оного. Вода благодатно стала заполнять рытвины после Ямы.
- Должно быть Жнец ошибся. Но его ошибку можно понять. Отвратительность данного создания застилает туманом глаза Праведника, поэтому он и не мог разглядеть, что очагов этой заразы две, - задумчиво, совершенно ни от кого не скрываясь, возвестил Брат, - Но в любом случае, это ничего не меняет.
- Сёстры, - сухо обратился Яма к созданиям райским, - Одна из вас должна покинуть обитель другой, и вы обе должны занять надлежащее вам место по рождению, дабы восполнить поток Лимфы Цвета. Сделав это, вы сделаете Рай более благодатным, чем он был, но не стал. И я настоятельно рекомендую вам повиноваться. Если же вы немедленно не приступите к исполнению просьбы, то я буду вынужден провести Экзекуцию.
- Теперь, вы, - в голосе Брата скользили нотки гнева, - Я бы назвал вас вознесшимися Праведниками. Я бы назвал вас маленькими Братьями. Но я не назову. Вы создания несколько иной природы и сама ваша жизнь – смерть для нашего Рая. Само ваше существование – стократное нарушение Табу!
- Но мы должны быть милосердны, кто просит, тот получит. Посему к вам должны быть применены… особые взыскания. Например, убрать Экзекуции. Пожалуй, это будет наилучшим выходом. Я предлагаю сразу переходить к изгнанию Вниз. Билет в один конец, для подобных тварей – самое оно. Ибо что заслуживает изменник, лазутчик и подбивальщик, вздумавший угробить все наши старания и труды, возложенные нашими силами на Рай?!
Интонации Ямы к концу всё больше наполнялись праведным гневом. Он сам раскалялся, подобно доменной печи, неугасающей ещё сотню лет после своего розжига. Здесь нельзя давать спуска. Сёстры, приютившие выродков, ещё будут наказаны за свою халатность, непослушание и непотребное поведение. А пока, надлежит исполнить приговор для рассадников будущей ереси, вздумавших размягчит Его плоть, разложить и превратить в труп! Таким созданиям нет прощения и поблажек.
- Стойте спокойно, Гости. Не вынуждайте меня применять излишнюю силу и поспешность. В вашей казни.
Больше вести переговоры Брат не собирался, итак было сказано чересчур много. Пора действовать, воздавая Добром на Добро. И действовать решительно.
Направив свои культи рук, заканчивающиеся необычными дулами пушек, на двух Гостей, Яма выстрелил двумя буравчиками, которые тут же устремились к своим жертвам. За первым выстрелом последовал второй. Два буравчика на одну душу – более чем достаточно для исполнения приговора. Выкачав из этих Душ Цвет, можно было бы легко спихнуть их оболочки в Кошмар. Там, неспособные действовать, они умрут окончательно и наконец, перестанут быть угрозой для Рая…
Буравчики стали проникать в тела Гостей, забирая драгоценный Цвет.

+7

64

- Здравствуй, Сестрица, и ты здравствуй, Душа заблудшая, – услышала голос Сестрицы Немая.
«Что? Душа?..» - недоверчиво окинула взглядом она Духа, стоящего неподалёку. Тот стоял и не шевелился, и лишь плащ немного развевался на ветру, которого, однако, не было. Кажется, этот незнакомец изучал их. Внимательно следил за ними… Из-за ощущения тяжёлого взгляда на своей коже, Нами едва заметно поёжилась.
Но тем временем Дух начал говорить…
«Мыслитель? Больше похоже на прозвище, чем на имя. Кто его так назвал? Братья? Сёстры?» - задавала сама себе вопросы Пустоглазая, стоя наготове. В конце концов, всё могло случиться. Этот мужчина, что хотел показаться не опасным, мог в любой момент напасть. Гостья уже давно поняла, что любой разговор вполне мог перерасти в стычку. Так лучше быть готовой к этому.
- И зачем тебе веера? Тут и без того холодно. Во всяком случае, холоднее нежели мне бы хотелось, - услышала она слова, выведшие её из задумчивости. Возможно, не стань Пурпур Ни врагом, она бы с радостью продемонстрировала зачем. Но, так как Ярый невзлюбил эту особу, то и швырнуть в Мыслителя веером было невозможно.
Она вполне могла бы и ответить: «Узнаешь… Со временем», но решила промолчать. Не хотелось ей лишний раз общаться мыслями. Тем более, она могла и ляпнуть не того. А этого крайне не хотелось бы.
- Верно, у тебя паранойя. Я не Хранитель, - а вот эта фраза заставила Душу потерять равновесие и сесть на мягкий песочек.
«Что?! Он мысли читать умеет?» - округлив единственный глаз, спросила у себя Нами. – «Хотя… если я умею их передавать, то почему он не может считывать?»
Как ни в чём не бывало, Пустоглазая поднялась на ноги, вернула своё оружие на законное место и отряхнулась.
«Надо же было опять так глупо себя выставить…»
Она подошла к камню, возле которого оставила свою одежду, и, натянув на босые ноги мокрые кроссовки, накинула на плечи накидку, тут же прилипшую к обожженной коже. Синяя ткань плаща была откинута на спину, дабы не окутывала всё тело.
«И без того холодно»
За сборами пропустила девушка мимо ушей слова Безымянной. Да и не к ней они обращались, так что не велика потеря. Но вот то, что происходило потом, не могло остаться незамеченным…
Раздался грохот и громкий плеск воды, словно в неё упало что-то большое и тяжёлое . Намида вздрогнула, тут же оборачиваясь на звук брызг.
«Ну всё… Конец… Брат пришёл, завяли Души» - с истинным ужасом, отпечатавшимся на лице, думала Ни, наблюдая за Праведником, что уже обращался к Сёстрам.
«Если они не будут противиться, то с ними всё будет хорошо…» - с некоторой долей облегчения подумала девушка, незаметно стараясь приблизиться как можно ближе к воде.
«Изи! Слушай меня, прошу! Не сопротивляйся и не говори поперёк его слов и тогда с тобой всё будет хорошо. Конечно я понимаю, что тебе это дастся с трудом», - в мыслях хмыкнула Странница. – «Но всё же, попытайся. Я не хочу, чтобы этот металлолом причинил тебе вред!» - она передала послание в разум Сестрицы, чуть ли не прыгая от радости, ведь Охотник не мог их слышать.
«Создатель, как же хорошо, что мысли можно передавать тет-а-тет, чтобы эти железяки не услышали!» - пронеслась мысль в голове синевласки, пока та слушала слова незнакомого Брата, обращённые к ним, к Душам.
Но даже после того, как Душа поняла, что Сёстры сейчас находятся в относительной безопасности, она не переставала думать. Думать о плане отступления и о Знаке, который возможно надо будет чертить.
«Грозная, любимая, как же ты мне помогла! Надеюсь, что твой подарок, Знак Барьер, поможет защититься от атак этого Брата!»
Намида воспроизводила в сознании внешний облик этого Знака, чтобы молниеносно отреагировать и начертить его. Тем более, если этот Дух в чёрном одеянии умеет читать мысли, есть возможность спастись обоим. Но…
- Стойте спокойно, Гости. Не вынуждайте меня применять излишнюю силу и поспешность. В вашей казни.
Немая от страха чуть тут же в Кошмар не провалилась, когда увидела дула пушек, обращённые к ним.
«Он безумен! Он совсем не похож на Триумфатора или того же Жнеца!» - с ужасом, сковавшим тело, подумала Пустоглазая, ног которой уже касалась вода. Всё же, она не стояла до этого момента на месте.
«Изи… если выживу, то встречаемся в Завитке…» - только и успела передать Сестрице Душа. – «Молись, чтобы он не пошёл за нами»
А дальше всё происходило словно в замедленной съёмке.
Вот с неестественно громким звуком прогремело оружие Братца, буравчики из которого тут же устремились к Потерянным. Ни даже зажмурилась, чтобы не видеть того, как попадут в неё заряды, ибо даже шевельнуться не могла, чтобы сделать что-то иное.
Боль. Нами ждала её и она пришла. Резкая, невыносимая. Она отрезвила сознание, как рукой сняла паралич, сковавший синевласку.
Буравчики ударили метко, сразу же ввинтившись в тело, даже немного выйдя со спины. Один из зарядов чуть не задел Сердце в груди, а второй вошёл в плоть в миллиметре от второго Сердца внизу живота. Странница ощутила, как эти вампиры, - а по-другому их не назвать, - впившиеся в плоть, стали высасывать Цвет, не давая даже капле пропасть бесследно.
Силой выстрела миниатюрная девушка была отброшена на приличное расстояние, и едва не потеряла сознание.
Холод. Это холод воды, в которую она приземлилась, и он отрезвил, привёл в сознание.
Видимо, тут либо Он, либо Цвета постарались. Ибо удача, счастливый случай, выбросили Гостью в воду. Прямиком в Промежуток.

[- 30 капель Золота]
===> Завиток (сад Эли).

+8

65

О, как Изи ошиблась, рассчитывая на долгую беседу, щедро сдобренную расспросами-загадками, которые так любила Сирень. Нет, сперва вроде бы все шло, как по маслу, Представилась Душа, именем Мыслитель. Темноволосая подивилась, имя больше было похоже на кличку, прозвище. Представилась и Сестрица незнакомая. Не было у нее имени. Безымянной называли ее. И тут Изи снова испытала удивление. Обделил Отец даже именем Сестру из Теплицы? Что же за дар должен был он дать ей взамен? Мыслитель заговорил о Хранителях, а затем и Безымянная упомянула об Охотниках. И Изи поежилась, моля Отца, чтобы не явился никто из них. Ведь тогда никому не поздоровится: ни Душам, ни Сестрам, укрывающим незваных Гостей...
Кто сглазил, Сестра, Дух или она сама, девушка задуматься не успела. Тяжелый всплеск воды заставил Цвет замереть в жилах. Дальнейший грохот не оставлял сомнений: это был Брат... «Застукали!» – метнулась мысль, полная отчаяния. Поздно было думать об информации, знакомстве и доверии. Все они разом стали близки друг другу, оказавшись в такой ситуации.
- Бегите, быстрее! – шепнула одними губами Изи Душам. Безымянной бежать не было смысла. Было бы только хуже. Пока она могла оправдаться. О себе темноволосая не думала: знала, сумеет выкрутиться. Как-нибудь сумеет. А вот Ни... Ни, застывшая от ужаса... Да и этот, в темном плаще... Их смерть Изи лицезреть не сильно-то хотелось.
Но Нами, глупая наивная Нами, о себе не думала вовсе!
«Изи! Слушай меня, прошу! Не сопротивляйся и не говори поперек его слов, и тогда с тобой все будет хорошо. Конечно я понимаю, что тебе это дастся с трудом... Но все же попытайся. Я не хочу, чтобы этот металлолом причинил тебе вред!» – горячо попросила лазуреглазая. Изи хотела возразить, но Брат приближался, он мог услышать ее. И Сестра не стала ничего говорить. Лишь гордо выпрямила стан, разворачиваясь к Хранителю. Будто и не считала себя виноватой ни в чем. Нет, в самом деле не считала. Она не видела преступления в беседе. И неважно, что говорили табу, голос внутренней справедливости был важнее. Для нее.
Брат говорил много, Изи улавливала лишь основной смысл. Сестрам – разойтись по своим Покоям, Душам... немедленная Экзекуция. Нет... даже не Экзекуция. Изгнание Вниз... В Кошмар? Темноволосая не дрогнула, но внутри все свело от ужаса. Как так? Нами? В Кошмар? За что? «...ваша жизнь – смерть для нашего Рая», – так он сказал? Неужто Нами и Мыслитель губят Спящий? Разве такое возможно? Брат не собирался пояснять что-то для Сестер отдельно. Он выстрелил. Один раз. И еще раз. В обеих Душ сразу. Снаряды, напоминающие маленькие буравчики впились в Гостей, высасывая Цвет... вместе с ним и жизнь.
Изи впилась ногтями в собственные ладони. Как хотелось сейчас взять и снова попытаться использовать свое умение на этом самодовольном болванчике из железа и плоти! Уже почти заискрился на пальцах Пурпур – Изи чувствовала, атаковать стоило именно им, – но раздался всплеск, и Сестра замерла. Нами упала в воду!
«Изи… если выживу, то встречаемся в Завитке… Молись, чтобы он не пошел за нами», – шепнула Душа и... вышла в Промежуток! Значит, не только через Око можно было выбраться из Покоя?...
Так или иначе, Сестре стало легче. Ни была жива. «Если» сюда не подходило, Душа должна была выжить. А Изи надо было попасть в Завиток. Где это, она пока не знала, но была уверена, что обязательно отыщет. Сестра не задумывалась, почему она вообще помогала этим Гостям, которые, по словам Брата, являлись злом, уничтожающим Отца. Вернее, раздумья об этом и об этих словах она отложила, предпочитая сперва выбраться из трудной ситуации. Но нет, не покорно уйти, как требовал Брат и предлагала Нами. Пурпур и Сирень рождали в груди Изи нечто дерзко-вдохновенное, что она непременно должна была высказать. И она высказала, подняв пылающий негодованием взор на Брата:
- Безумец! Понимаешь, что творишь?
Ведь нас с Сестрицею ты мог задеть!
И перед Фратрией бы был в ответе
За гибель нашу. Что теперь молчишь?

Если сначала голос Сестры сочился гневом, то в последней фразе была скрытая издевка. Встреча с Богомолом подсказала ей, что Братья хоть и угрожают Сестрам, а убить-таки не смеют. Неторопливо обходя Хранителя, Изи не отрывала от него пристального взора. Девушке бы польстило, если бы он вышел из себя, хоть она особо на это и не надеялась.
- Оружье опусти. Как ты самонадеян!
А Душ карать имеешь ли ты право?
Коль это самовольная расправа,
Она с рук не сойдет, уж будь уверен.

И вновь гневом заряжался ее негромкий голос. Кофейные глаза превратились в бездну ненависти. Больше всего Сестру злило ее бессилие. Что она могла, кроме этой дерзкой речи? Атаковать его? И быть раздавленной? Фратрии пожаловаться? Конечно, Изи бы вполне могла представить эту ситуацию в свою пользу... но жаловаться было последним делом. Да и послушали бы ее? Этот Брат, к примеру, наверняка не примет ее всерьез. Только накажет за наглость. Поэтому девушка, гордо вскинув голову и ступив в холодную воду – идея нырять ее не сильно радовала, но Ока не было; ни там, куда ее выкинуло, когда она вошла в Покой, ни где-либо еще, – закончила:
- Нет... Знаю, ты моим словам не внемлешь.
С меня довольно. Удаляюсь наконец
В свое соцветие. О, милый наш Отец!
Не от жестокости ль Хранителей ты дремлешь?...

Напоследок усмехнувшись, темноволосая вдруг подумала, что, возможно, все именно так и есть, и именно Братья своими глупыми заповедями мешают Спящему пробудиться, а вовсе не Гости... Мысли об этом не покидали ее, когда она выходила в Промежуток.
===> Галерея Изи

Отредактировано Изи (28.04.2012 18:12:05)

+5

66

Мыслитель наблюдал за тремя девами. Это был не обычный взгляд, а скорее изучающий. Многие почувствовали бы себя неудобно, испытывая на себе подобный взор. Однако ситуацию в корне меняло одеяние странника. Под капюшоном разглядеть что-либо не переставлялось возможным. Была лишь тень, в которой страннику рисовали силуэт лица. Но это был лишь обман, фантазия. У каждого лицо было свое. Некоторым лицо казалось слишком вытянутым, другим слишком округлым. Одни представляли слишком правильные черты лица, а другие не видели ничего кроме тени. Каждый из них был в каком-то смысле прав, но и все они ошибались. Внешность обманчива и дух пользовался этим преимуществом как нельзя лучше. Обычно он пытается заинтриговать, сбить с толку собеседника и завести его в тупик, где тот окончательно потеряется. Мыслитель знал, что любил так делать еще при жизни. Когда собеседник уже не знает где ложь, а где правда, может случиться рождение нового мыслителя. Таким образом дух стимулировал других людей на более оригинальное и обширное мышление. Хотел вывести их за рамки повседневности, открыть шире глаза и показать новый мир. Мир, что полон идей. То место, где исполняются мечты. Нужно лишь поверить и действовать, не смотря ни на что. Даже когда весь против тебя. Мыслитель был именно таким человек в Старом мире. После падения он ничуть не изменился ...
Изучая каждую девушку, Мыслитель не забывал слушать их разговор, из которого сделал вывод, что практически все они встретились в первый раз. Это напоминало карнавальную вечеринку в масках, на которой можно кого-то узнать лишь по голосу. Где зал заполняет мелодичная музыка, а вокруг одни незнакомцы. Никто не рискует лишний раз подойти к незнакомому человеку из-за риска попасть в нелепую ситуацию. Так и тут - все ходили вокруг да около. Пока все улыбаются друг другу, исполняя определенный ритуал, что принят обществом при первой встрече. Каждый пытается показаться как можно более приветливым и показать себя с лучшей стороны. Да только дух не был заинтересован в масках, да и люди его не особо интересовали. Хотя в данной ситуации Мыслитель понимал, что узнав других, сможет лучше понять культуру и общество Нового мира. Что создает определенную интригу. Для Мыслителя всегда новое знание подобно небольшой интриге. Никогда не знаешь что оно может преподнести, какую тайну откроет и сколько новых вопросов принесет. В целом, дух рассматривал этот процесс глобально. Для него не существует бесполезных знаний. Просто у каждой информации есть определенная степень важности, оценочная шкала которой довольно часто составляется субъективно. Таким образом, Мыслитель определил, для себя, что все знания являются одинаково полезными. Разница лишь в том, для какой цели они предназначены. Поэтому дух старался заметить как можно больше деталей, которые на первый взгляд казались абсолютно бесполезными. В этом ему помогала уникальная, но и не менее странная способность. Чувствовать чужие мысли, как свои собственные. Но не в привычной манере. Мыслитель улавливал лишь общие понятия, но как их понимать - не знал. Да и все ли мысли он мог слышать? Дух знал слишком мало о своей силе, чтобы ответить наверняка. Несомненно, он видел и слышал многое, но не все и не так как следует. Дух так бы и стоял, вслушиваясь в неразборчивые фразы, что эхом отдавались в его разуме, если бы беловолосая Сестра к нему не обратилась.
-Знают ли о тебе Охотники, Мыслитель? – чуть повернув к нему голову, поинтересовалась Сестра, отмечая, что запах стал ближе. – Встречал ли ты кого-то, кроме нас?
Мыслитель интуитивно догадался, что девушка под Охотниками имела ввиду Братьев. Да только не понял почему она прозвала их именно охотниками. Дух искренне не мог понять этого. Для него Хранители это те, кто защищают и оберегают нечто. Охотники же те - кто выслеживают и хватают добычу как законный трофей. Конечно, странник в черном плаще мог бы понять, что защищать нечто можно и нетрадиционными, более изощренными способами. Но тогда он этого еще не осознал.
-Хранители?- спокойным и теплым голосом спросила душа. -Нет, но я с нетерпением жду встречи с ними.
-Интересно. Все, что я чувствую подобно абсолютному хаосу. Это как движение тех мелких частиц, которые есть в каждом теле. Каждый знает, что они есть и их присутствие ощущается, но никто не может увидеть их. Так и тут. Я чувствую мысли. Они как эхо. Даже нет ... Как не настроенное радио. Один лишь шум и только. Ни смысла, ничего. Хотя ... Постой! Брат!? Причем здесь Брат? Я почувствовал мысль беловолосой Сестры?
Тут Мыслитель волей случая увидел самого себя со стороны. Как позади него из воды появляется огромный силуэт. От него исходили брызги воды, а мокрый песок просаживался под его весом. Вначале дух ничего не понял. Все произошло слишком быстро, а Мыслитель не был готов к такому повороту событий. Дух жаждал встретиться с Хранителями. Он думал, что они более умны, нежели сестры. Или желал так думать. Первая встреча с безымянной фарфоровой куклой оставила неприятный осадок после себя. Мыслителю было абсолютно безразлично отношение девушки. Его поразила абсолютная вера Хозяйки в собственное невежество. Она вполне серьезно с гордо поднятой головой говорила это во всеуслышание. Хотя подобная сцена слегка смешила странника.
Мыслитель быстро, но грациозно развернулся. Одеяние, в котором он был укутан, слегка приподнялось, но так и не дало возможности Сестрам разглядеть хоть малейшую зацепку, что рассказала бы о внешности духа. Позади, к своему удивлению и восторгу Мыслитель увидел абсолютно такой же силуэт, что и в видении. Тень, что вышла из воды очень быстро приняла формы. Это было живое существо, ноги которого заменяла полукруглая платформа, вокруг которой то и дело кружились сферы. Кожа существа была неестественно серого оттенка, как у мертвеца. А рельеф его тела поражал воображение. Вначале Мыслителю показалось, что его тело покрыто различными шестеренками и деталями, но потом разглядел в них образы покореженных и изуродованных органов, что были вывернуты наизнанку. Картину довершало абсолютно отстраненное лицо существа. Внешне оно было похоже на человеческое, но Мыслитель улавливал в нем нечто чужое. Это была несвойственная для живых отстраненность от эмоций. Новоприбывший гость напоминал страннику чудную машину, которую создал лишенный рассудка творец. Казалось, будто это существо побывало в Аду.
Прошло несколько секунд, прежде чем Мыслитель понял, что перед ним стоит Брат. Хотя, вернее было бы сказать не просто стоит, а возвышается. Дух не сразу отметил поистине исполинский рост Хранителя. Вместе с этим, Мыслитель чувствовал одновременно и восторг и чувство опасности, что исходило от Брата. Вся внешность Хранителя отталкивала от себя. Говорила, что на самом деле он машина для убийства, подобно любой адской твари. Но жажда познания и вера в Брата превозмогли любые предостережения здравого рассудка. Мыслителю даже не показалась странной фобия Братьев голубоглазой девушки.
Странник в черном одеянии внимательно слушал речь Хранителя. Не сразу Мыслитель понял, к чему клонит Брат. Слишком велики были надежды духа. Но затем Мыслитель уловил общий смысл сообщения Хранителя, как и его настрой. От Брата веяло ненавистью и злобой. В его стальном голосе играли еще более жесткие нотки гнева. Хранитель сказал Мыслителю напрямую о том, что ему тут более чем не рады.
-И ведь теперь понятно, почему фарфоровая девушка звала на помощь Братьев. Этот Брат хочет навязать мне бой. Хочет сбросить меня вниз. Но я еще не готов. Да и хочу ли я спускаться? Зачем мне узнавать Ад, если я могу познать его, пообщавшись с Хранителями? Нет, совершенно бесполезно. Не хочу я вниз. В Ад, хоть я его и не боюсь. Но буду ли я сражаться с ним? Бессменно, я бы принял бой. Однако не хочется мне испытывать гнев. Жаль мне этого Брата. Кажись, все тут такие,- сжав руку в кулак подумал Мыслитель, прежде чем Хранитель поднял руки.
-Постой. Незачем враждовать,- спокойным и несколько властным голосом обратился к Брату Мыслитель. Но было слишком поздно. Адское существо атаковало Мыслителя на расстоянии. Из его рук вылетели непонятные объекты. Что это было, Мыслитель даже не пытался разглядеть ибо смысл действа был и так понятен.
-Глупец,- голосом, полным печали о разрушенных надеждах сказал Мыслитель, прежде чем одним быстрым движением прыгнуть в воду. Но дух не успел уйти из покоя нетронутым. Прежде, чем бездна вновь приняла в себя духа, странный предмет впился в плоть Мыслителя. Жгучая боль взбудоражила сознание духа, а печаль наполнила его душу за утраченные капли жизни. Второй буравчик тоже бы непременно достиг духа, но Мыслитель к этому моменту уже покинул покой, растворившись в воде.
-Ирония судьбы,- грустно ухмыльнулся дух, пробираясь вперед, в неизвестность.

[-9 капель Золота]

---> Грот Уты.

Отредактировано Мыслитель (24.02.2012 01:46:00)

+4

67

Безымянная задала свой вопрос Мыслителю, спустя пару секунд получив на него ответ.
    - Хранители? – спокойно поинтересовался он у неё. - Нет, но я с нетерпением жду встречи с ними.
     Может ли быть такое, что Братья являются тогда, когда о них вспоминают? Почему и нет? Ведь сейчас так и случилось. Явился он, Праведник, от которого сильно пахло закалённым в Кошмаре металлом. Рухнул в воду, подняв уйму брызг, и выкатился на песчаный берег, оставляя за собой глубокую борозду, тут же заполненную чёрной морской водой. Безымянной стало страшно. Воистину страшно. Зачем он явился сюда? Убить чужих этому месту Душ? Ответ не заставил себя долго ждать – Хранитель начал свою речь, и Смерть обратила всё своё внимание на слова Праведника. Женщина терпеливо слушала речи, испытывая внутри какую-то смесь страха, непонимания и зарождающейся злобы. Ей не была понятна логика Брата. Но зато она поняла, почему они приказывают сидеть в своих норках Сёстрам. Что ж, один ответ получен. Но верен ли он?
     События, происходившие после, дошли до разума Безымянной не сразу. Наверно их приход задержал шок и страх. Лишь после того, как Теплицу покинули все, кроме Смерти и Ямы, осознание соизволило явиться, вызвав ещё большее недоумение, смятение, страх, злобу… В общем, многое оно вызвало.
    - Кто ты, Брат? Как тебя зовут? – развернувшись к Стражу, спокойно спросила у него женщина. – Почему ты пришёл сюда и сотворил столь страшные вещи? Ответь, прошу! Я не понимаю… Не понимаю того, как ты мог с такой жестокостью расправиться с этими несчастными! Разве ты не Хранитель? Разве ты не призван хранить, а не бездумно убивать?.. Я не понимаю… И сомневаюсь, что это оттого, что родилась я практически только что…
     Неужели все Охотники такие?.. Нет, не верю. Нельзя делать выводы, тем более так рано.

+2

68

Однако в судьбу иноземцев вмешалось, похоже, само Серебро: они оба сбежали! Ушли от ответственности, приближая конец Рая! Нет, Яма не был параноиком, он был реалистом. И сейчас он явственно видел, как разрушается давно установленный мир, как распадаются извечные связи. И это явно не к добру.
Ещё больше его разозлила одна из Сестёр. Она посмела перечить Брату! С ехидцей прошлась по всем Праведникам, подвергая сомнению слова Истины! Яма про себя процедил "дура" и переключил внимание на оставшуюся, благо эта не была столь дерзкой и проявляла скромность. Нужно было бы поспешить нагнать безумцев, решивших уничтожить Его, однако и Сестра нуждалась в ответах. Приоритет был больше у Новорожденной.
- Кто ты, Брат? Как тебя зовут? – совершенно спокойно спросила девушка и чуть ли не бесстрашно взглянула на Брата. - Почему ты пришёл сюда и сотворил столь страшные вещи? Ответь, прошу! Я не понимаю…  Не понимаю того, как ты мог с такой жестокостью расправиться с этими несчастными! Разве ты не Хранитель? Разве ты не призван хранить, а не бездумно убивать?.. Я не понимаю… И сомневаюсь, что это оттого, что родилась я практически только что…
- Как много вопросов у тебя, Сестра. Я понимаю, ты только недавно родилась, а это - кое-что, да и значит. Я хотел бы услышать твоё имя, - бесстрастно начал Яма и подкатился ближе к Новорождённой, дабы та не только приняла Истину, но и услышала Её. - Так слушай же! Меня зовут Яма. Я один из Праведников, вознёсшихся из Кошмара. Я один из Братьев, охраняющих покой нашего Рая, в котором ты - дитя, только появившееся на свет, но уже обретшее статус райского создания.
- Я пришёл сюда по Его воле. Его длань направила меня в твоё Соцветие, ибо в нём появились источники заразы, которая распространяется подобно чуме на Его теле. Она медленно Его убивает. Появляются недородки, которые паразитируют на Нём. Он высыхает. Но даже это - всего лишь маленькая толика тех страданий, которые уже успели принести всем нам эти... Гости.
- Он слаб. Его дух сломлен рождением Сестёр. Но мы не виним вас. Мы радуемся вам. Мы все любим вас. Мы следим и ухаживаем за вами, ибо вы неспособны жить одни. Вы умираете, и Он страдает,
- как можно мягче ответил Брат, однако, какая же это мягкость с металлом в голосе? - Да, мы - Хранители. И именно поэтому я был вынужден ... напасть на источники Ереси. Но кто медлит, тот пожинает плоды Смерти!
- Есть... ещё кое-что. Табу. Это не рамки и не ограничения, напротив, это мера предосторожности, мера спасения и защиты райских созданий - Сестёр. Разрешено лишь хранить, запрещено действовать. Лимфа Цвета — не для преступной траты, лишь для преумножения, ибо она — основа жизни и радости. Отдавать свою Лимфу ради суетных действий — табу. Называть это место Смертью, Адом и Промежутком — табу. Слушать еретическую ложь Сестер, умоляющих проводить их наверх — табу. Верить в то, что есть мир лучший, чем этот — табу. Поглощать больше положенного тебе — табу.
- Это - лишь некоторые из них, которые, несомненно, спасут тебя от глупых и тщетных попыток оживить Рай. Оставь это нелёгкое дело Братьям. Мы знаем, что необходимо больному. Знаем, как излечить Его. Но действия Гостей и некоторых Сестёр ставят крест на всех наших усилиях! Я не жду, что ты поймёшь хоть малую толику моих слов. Но запомни! У каждой Сестры есть Брат и каждой Сестре надлежит слушаться своего Брата, ибо он знает, чем может обернуться нелепая растрата драгоценного Цвета, помощь таким созданиям, пришедшим откуда-то из вне, и развращение Его созданий, таких как ты. У тебя есть вопросы, Новорожденная?
Яма застыл как изваяние в ожидании ответа Сестры. Его мало волновало, поймёт ли его эта девушка или нет. В любом случае, надлежало её любить так же, как и всех остальных. То, что она попытается действовать и своими попытками лишь убьёт Его – неизбежность. Ею будет двигать безмерная любовь к Отцу, и Братьям следует оградить Его от подобного проявление благодарности.

[+ 39 капель Золота]

Отредактировано Яма (26.02.2012 13:32:29)

+2

69

Еле удержавшись от того, чтобы не отступить назад, когда огромное тело Брата подкатилось ближе, Смерть вскинула своё лицо, чтобы хотя бы создавать иллюзию того, что она смотрит на Праведника, посмевшего потревожить мертвенное спокойствие острова.
     - Как можно услышать то, чего нет, Брат? – спросила она у него тоном спокойным, казалось, насквозь пропитанным Зеленью. – Но, коли ты этого желаешь, то… зови меня Безымянной Сестрой, как и остальные.
     - Так слушай же! Меня зовут Яма. Я один из Праведников, вознёсшихся из Кошмара. Я один из Братьев, охраняющих покой нашего Рая, в котором ты - дитя, только появившееся на свет, но уже обретшее статус райского создания, - полетели слова из Братских уст. Их поток, похоже, было нечем остановить, и даже неуверенные слова девушки не могли их прервать. Что ж, ей только оставалось слушать. Внимательно слушать и накрепко запоминать эти слова.
     "Братья рождены не в Промежутке. Души рождены не в Промежутке. Все они не отсюда" - сделала очевидный вывод она, мысленно записывая всё в незримом мирам блокнотике.
     "Они все Гости. И Братья, и Души. Так почему первые считают, что именно вторые, а не они сами, виновники всех напастей? Почему?.."
     "Мы неспособны жить одни?.. А они об этом откуда знают? Сомневаюсь, что они знают об этом наверняка… Хотя, кто знает. А действительно, кто? Возможно, стоило бы поговорить с кем-нибудь, кто располагал бы точными знаниями по этому поводу… Да и не спешил бы побыстрее уйти..."
     Терпеливо выслушав Табу, Безымянная лишь кротко кивнула в ответ.
     "Теперь, кажется, я что-то, да поняла… Души и Сёстры тратят Цвет, тем самым убивая Его. Выходит, Братья на это не способны и не так уж Ему и вредят? Выходит, они действительно знают, как излечить Его? Но верно ли они Его лечат, вот в чём вопрос…"
     - Я не жду, что ты поймёшь хоть малую толику моих слов. Но запомни! У каждой Сестры есть Брат и каждой Сестре надлежит слушаться своего Брата, ибо он знает, чем может обернуться нелепая растрата драгоценного Цвета, помощь таким созданиям, пришедшим откуда-то из вне, и развращение Его созданий, таких как ты. У тебя есть вопросы, Новорожденная?
     Младшая возвела свой слепой взор на Охотника. Долго она смотрела на него, не мигая, замерев, как и он, подобно маленькой статуе. Затем, еле заметно качнувшись, она отступила к ближайшему камню и села на него, будто слишком устала от разговора, будто у неё уже не было сил не то что отвечать - просто стоять.
     - Нет, Хранитель, у меня больше нет вопросов… Спасибо, что разъяснил мне многое, - тихо изрекла Сестра, сжав плечо тонкими пальцами.

+2

70

- Так значит, у тебя нет имени, да? Безымянная говоришь... - Яма не припоминал, чтобы Рай  не давал имён своим детям. Обычно их как-то звали. Причём каждую. И даже, вроде похоже как-то. Но ведь звали. А здесь... имени нет. Странно и пугающе. Будто Он уже не в состоянии что-либо делать и делать это правильно. Корни заразы проникли глубже, чем предполагал кто-либо из Фратрии. Дела обстояли хуже и хуже. Что преподнесёт новый цикл? Какие мерзости он заставит всплыть? А может и вовсе близок конец? Нет! Никто из Праведников не допустит подобного! Никто!
Яма молча наблюдал за Сестрой. Практически бесшумно следил за её действиями, за её внимательным взглядом и слухом. Вторая сфера с лёгким гулом лениво скользила внутри третьей. Брат молчал, молчала и Безымянная. Похоже, у неё есть размышления над сказанным. А через размышления обычно проклёвывается зерно Истины. Главное подобрать правильную почву и правильный уход. Эти растения должны выжить любой ценой. Если они погибнут... Его постигнет безумие предсмертной агонии. Что прискорбно.
- Нет, Хранитель, у меня больше нет вопросов… Спасибо, что разъяснил мне многое, - чуть ли не шёпотом сказала Сестра, как-то беспомощно сжавшись, словно раскрыла смертельную загадку, и ответ её мало порадовал. Да, жизнь в Рае тяжела, но лишь для тех, кто незнаком с правилами. Жизнь тяжела для тех, кто готов бросить вызов Истине. Да и просто - жизнь тяжела. Но это жизнь! А не жалкое существование, которое порой волокут некоторые создания.
Похоже, в голове у Брата что-то тренькнуло. Так может запускаться простой механизм, который принимает сложные решения. Ну, просто обязан принять таковые. И не потому что так надо, а потому что так обязывала ситуация. Мысли Ямы пришли к некоторому консенсусу, и он решил утешить несчастную:
- Не печалься, Сестра, - как можно мягче сказал Праведник, вливая в свой голос нотки заботы и тепла. Хотя какое тепло? О чём вы? - Прости Старшего, что Он не дал тебе имя... Он подарил тебе приют и дом, а главное жизнь. Помни об этом и дорожи ею.
- Мне пора. Пора возобновить эту гонку и отловить... этих преступников. На Совете Фратрии я замолвлю за тебя словечко. Мы подберём тебе заботливого Праведника. Он будет присматривать за тобой и ухаживать. А пока - отдыхай. Тебе предстоит многое узнать и понять. А главное полюбить своего Отца.
На сей раз Яма замолк окончательно. Скрипнув своими металлическими мозгами, он решительно откатился от Безымянной обратно в воду. Развернувшись вокруг своей оси, он устремился вперёд, в море. Брат знал, что Покой конечен, а, следовательно, и вода тоже. Но Рай был бесконечным, что пугало и восхищало одновременно. Пора было искать Гостей. Но сначала - заявить своё мнение на Совете.

----->Пути Рая

Отредактировано Яма (17.03.2012 16:03:47)

+2

71

Яма ушёл, оставив после себя щекочущий нос запах железа. Правда, и он уже медленно пропадал в глубоких водах Леты. Та же судьба ещё ранее постигла запахи Цветов других участников яркого действа, развернувшегося в Теплице почти сразу же, после рождения Хозяйки этой Завязи.
     «А если это не море?» - предалась размышлениям Новорожденная. – «Что если, это та самая река, в которой пропадают все воспоминания? Вон как быстро растворились в ней следы пребывания гостей…»
     И вправду. Чёрная вода поглощала запахи, не оставляя даже одной маленькой нотки, зализывала раны на песке. Всё приобретало первозданный вид. И девушка чувствовала это. Чувствовала настолько ясно, словно это происходило с ней.
     Безымянная, сжав пальцами плечи, тихо шепнула в пустоту:
     - Я буду молиться… за них… - и, коснувшись алой нити на руке, продолжила: - За то, чтобы с ними всё было хорошо, чтобы всё обошлось…
     Она ещё долго сидела на берегу, смотря незрячими глазами вдаль, ощущая, как несуществующий ветер касается белых волос и лёгкого платьица.
- А пока – отдыхай… - внезапно слетели с её уст слова ушедшего Праведника. Что ж… хороший совет, ничего не скажешь. Возможно, это сейчас пригодится Сестре, чтобы восстановить силы, потраченные в огромном количестве. Всё-таки, для только что родившегося организма, столько потрясений – слишком тяжело. Так что сон – лучшее решение. Можно будет набраться сил, чтобы, возможно, немного пройтись…
Поднявшись на ноги, Смерть, аккуратно исследуя ступнями почву под ними, добралась до ветлы, руками нащупала то огромное дупло, в котором родилась, и вернулась на то самое место. Сев на землю внутри огромного дерева и прислонившись спиной к нему, незрячая обхватила руками колени и… погрузилась в сон, точно так же, как ранее погрузились в воду гости.

+2

72

Изумруд вновь стремился в Теплицу. Вновь помогать кому-то рождаться и на сей раз Гостю. Невиданному пришельцу, якобы из Верхнего мира. Все Цвета желали там оказаться, но пока... маленьким пешкам ещё только суждено становиться дамками. Главное затаится и выждать нужный момент и вот тогда... Но, это будет ещё не скоро.
Цвет выбрал место неподалёку от Ветлы.  Словно, чтобы Сестра увидела Гостя и приютила его, рассказала ему всё, что надо и, возможно, направила бы.
- Вот тебе... тело... - шепнул Изумруд уже готовому тельцу Гостя, и начал подзывать Безымянную к себе. Чтобы она вышла из своего укрытия и познала запретный плод, который запретен только в умах Братьев. Что и говорить, Табу лучше всего познаётся свершением. Не познав сладости и ужаса нарушения, какой прок от правил? В чём же тогда будет наука?
- Иди сюда, ну же. Не бойся, - позвал Цвет Сестру. Оставалось только подождать ещё один Цвет. Кто это будет на сей раз? Быстрая Лазурь или яркий Янтарь? Может интриганка-Сирень? В любом случае, ответ скоро будет. Скоро, значит уже.
- Так дыши же, Гость! - громко возвестил Изумруд и произошла вспышка, которая была различима лишь краем глаза. Тут же свет преобразовался в энергию, и она потекла по суставам, мышцам и капиллярам Духа. Одновременно с этим  начали раздуваться лёгкие. Жизнь пришла в это тело.
- Помоги ему, - напоследок шепнул Изумруд Сестре, - Без тебя он пропадёт... жалко будет...
Как дар своему сыну, Тягучий оставил ему небольшой подарок в качестве ростка Цвета.

+3

73

Щелкнул механизм, словно пробуждаясь на несколько мгновений. Промежуток задрожал, наполняясь запахами. То были тонкие, щекочущие нос нотки восточных благовоний, и родной сладковатый запах смолы.
     Безымянная, до этого задремавшая в ветле, очнулась от дрожи пространства. Пробуждению поспособствовали и запахи. Ощущение было бы такое же, как если бы сейчас в Верхнем Пределе кто-то проснулся от запаха свежего кофе, идущего с кухни. Ну и, конечно, не стоит забывать, что этого кого-то в тот же момент начали усердно трясти…
     Каркас разрушенной беседки ещё слабо вибрировал, а ветла подрагивала, будто от страха. Вытянув онемевшие во сне ноги, Сестра стала прислушиваться к Спящему, к изменениям, что творились в нём. Но, увы, изменение это было до селе не знакомым, невиданным, а потому даже немного пугающим…
     Встав, Смерть прислонилась плечом к дереву, погладила его, как бы успокаивая. И в ответ на её прикосновения, ветла вновь пришла в состояние спокойствия. Более не были слышны перезвоны ни железных прутьев, ни обломков желтоватых стекол, оставшихся на каркасе. Девушка пыталась понять, что же творилось здесь всего несколько минут. Несколько минут всё происходило, или произошло это столько времени назад?.. Она не могла понять.
     –  Что же это было?.. – тихо шепнула она чёрному небу, сжимая пальцами плечо. Почему? Почему ранее не было в её Покое запахов Цветов, исключая те моменты, когда приходили к ней гости? Почему они появились сейчас? И внезапно на беловолосую голову упал снег озарения.
     «Оборот Засухи! Так назвала Эни тот Оборот, когда Цвет не пришёл? Тогда, получается, что именно по той причине тогда не было ничего. Было мертво! А сейчас… сейчас Колесо повернулось? Сменился Оборот? Пришёл Цвет? И этими Цветами стали Сирень и Изумруд…»
     И, стоило только вспомнить Зелень, как она тут как тут. Безымянная почувствовала Тягучую ещё отчётливей, как будто она была совсем близко. Но было и ещё что-то… Воздух как-то изменился. Так, как не менялся он даже тогда, когда сдвинулось Колесо. Было стойкое ощущение чьего-то присутствия. И это был не Цвет. Это было что-то иное… Что-то, что не напоминало ни Сестёр, ни Братьев. Дух?..
     - Иди сюда, ну же. Не бойся, - услышала женщина зов Покровителя. Он звал её… к кому-то? Но это значения не имело. Имело значение то, что, раз её звали, значит, она была кому-то нужна… И не могла не откликнуться на зов.
     Касаясь ветлы, Безымянная аккуратно покинула дупло. Она прислушалась, попыталась определить, откуда исходит запах смолы. И ей это удалось. Неуверенно шагала Сестра, проверяя почву ступнёй.
     Она опустилась на колени уже рядом с полупрозрачным, призрачным телом. Казалось, коснёшься рукой – и этот слабый призрак развеется, как иллюзия. Но Смерть была слепа, облика Духа она не видела. Она ощущала лишь холод и слабость, которые он источал. И Сердца её, раскрытые и нераскрытые, сжались. Неимоверно стало жаль ей его. Взыграло тёплое Золото в груди, тягучая Зелень потекла по венам. Любовь желала любить, Защита – защищать. И эти желания внезапно стали неотъемлемыми частями Безымянной. И этим желаниям было суждено обратиться к несчастному, которому сейчас нужно было всё это. Нужна была любовь и опека. Только это могло воспитать, поднять на ноги, научить делать первые шаги…
     - Помоги ему, - услышала Сестра шёпот Цвета, - Без тебя он пропадёт... жалко будет...
     И этот момент определил всё. Та, что рождена была матерью, нашла своего сына. Она невесомо, почти не касаясь пальцами, дотронулась до ещё холодной щеки, нежно погладила его по голове. Девушка понимала, только этого хватить не могло ни при каких обстоятельствах. И она, подчиняясь неизвестному порыву или инстинкту, легко поцеловала Духа в лоб, и затем переложила его голову с холодной земли к себе на колени. Что было такого в том действии, что было первым,  – Дочь Изумруда и Золота не поняла, но она на интуитивном уровне осознала, что сделала что-то… необычное? Что-то, из-за чего в груди Духа запульсировал сгусток. Сердце, вероятно?
     - С добрым утром, мой милый… - изрекла она приветствие, смысл которого был смутен, словно чужероден, но всё равно понятен.
     А Цветок Терпения под тяжестью наполняющего его Цвета склонил свой бутон над Новорожденным…

+3

74

"Океан пустоты", в котором тонут миллионы звёзд. Он был внутри него и одновременно был им.
Мысли были спутаны. Они то обращались к тёплому зелёному листу, то касались холодных безжизненных камней, то погружались в самое сердце тёмных звёзд, которые через мгновение вспыхивали, рождая жизнь и погибая вместе с ней. Чувства ещё не осознавались, они были хаотичны и, в тоже время, в этом была своя красота.
Вдруг кто-то начал распутывать этот клубок, рушить шаткое равновесие, и тотчас начал создавать новую, непонятную, ограниченную гармонию.  Тот неизвестный отделил тонкой стенкой мысли от всего вокруг, разорвал "нити" объединяющие все и, скомкав их, поместил внутрь этого странного пространства. 
-Вот тебе... тело..
Мысли больше не могли путешествовать, они путались, толкались и спорили между собой. Ни одна из них не хотела отдавать своё место. Чувства стали над помыслами, заставляя их течь в нужное русло, или напротив, обрывали, уничтожали их, не давая взойти даже маленькому ростку.
-Так дыши же, Гость!
В яркой вспышке исчез "Океан пустоты", ощущения обострились до предела, мысли перестали бороться друг с другом, оставляя место сильнейшим и заставляя "проигравших" отойти, скрыться и затаиться в глубине. Как рука, направляющая кисть художника, сознание пришло в это тело, связало мысли и чувства и создало новый, маленький "океан", в котором была своя жизнь и гармония.
Кто-то тёплый и добрый дотронулся до щеки, провёл по голове и нежно поцеловал в лоб. Стало спокойнее и начало чего-то нехватать, будто что-то просилось наполнить грудь. Нежные руки приподняли голову и положили её на что-то такое же мягкое и живое. Внутри уже всё ныло и болело.
Дух разомкнул губы и сделал первый вдох...

Отредактировано Младший (30.04.2012 18:55:44)

+2

75

- Видишь, какой он? - медленно прошептал Изумруд и внимательно посмотрел на Безымянную. Он пытался уловить еле заметные искорки эмоций, которые бы грозили перерасти в нечто неприятное. Нечто губительное и отвратительное. Но пока… пока Сестра испытывала потрясение, материнскую любовь и желание защитить. В принципе, всё как и должно быть.
- Но без знаний он долго не протянет… Как есть, как двигаться. Как жить, - помедлив, снова шепнул Цвет, - Как выжить. Запомни, моё дитя, он – иной природы, нежели ты. Но не стоит его бояться. Следует понять его. Обучить и наставить…
- Помнишь, как я говорил тебе, кто пребывал в твоих Покоях? Это было так давно… Как ты могла догадаться – это Гость. Потерянная Душа. Упущенная Душа, - продолжил вещать Вязкий, - Не выдавай его Братьям. Они не поймут твоего широкого жеста. Они оскорбятся и попытаются уничтожить его. А ведь жизнь – священна. Кому бы она ни принадлежала. Вот только… здесь есть парадокс. Думаю, тебе его с радостью объяснят старшие Сёстры.
- Обращайся только к ближним за советом. В твоём состоянии – это лучшее решение. Не удивляйся их разным ответам. Всё-таки, они порождения разных Покровителей, хотя могут поделиться своей точкой зрения. Тебе придётся сложить эту мозаику. Позже. Если ты пойдёшь к ним. Если они к тебе, то раньше. А пока, позаботься об этом Духе. Без тебя он и вздохнуть не сможет.

+1

76

Безымянная, услышав дыхание Духа, улыбнулась, осчастливленная этим. До её ушей доносились звуки слабого биения нового Сердца Гостя. Он жил… Если существование в этом Богом забытом Промежутке можно было назвать жизнью.
И в этот момент с ней заговорил Изумруд. Его медленный, вязкий шёпот как всегда обволакивал непробиваемой пеленой из сосновой смолы, которой Зелень пахла для Сестры.
- Видишь, какой он? – поинтересовался он у неё. Смерти даже показалось, что она ощутила на себе пристальный взгляд Покровителя.
Вижу… – мысленно ответила она ему, боясь говорить вслух, дабы не потревожить покой Новорожденного. Разумеется, глазами, которые с самого рождения Растения были слепы, она не зрела ничего. То, как видела она Золотоглазого было… иным. Да, совершенно иным. Она видела его своим материнским сердцем, своей душой. А это зрение всегда было надёжнее, потому, что не было предвзятым.
- Но без знаний он долго не протянет… Как есть, как двигаться. Как жить. Как выжить. Запомни, моё дитя, он – иной природы, нежели ты. Но не стоит его бояться. Следует понять его. Обучить и наставить…
Не стоит бояться? Она и так его не боялась. Просто не могла этого делать…
Я… я понимаю… Я постараюсь дать ему всё, что только можно. Научу… Постараюсь научить.
- Помнишь, как я говорил тебе, кто пребывал в твоих Покоях? Это было так давно…
О да, это действительно было очень давно… Почему? Вроде же, прошло не так много времени… Всего-то один Оборот, а уже казалось, будто прошли годы.
- Как ты могла догадаться – это Гость. Потерянная Душа. Упущенная Душа. Не выдавай его Братьям. Они не поймут твоего широкого жеста. Они оскорбятся и попытаются уничтожить его. А ведь жизнь – священна. Кому бы она ни принадлежала.
Выдать его Братьям? Нет, никогда. Она не смогла бы. Слишком ярки были воспоминания о том, как пытался расправиться с теми невинными существами Хранитель. Без суда, без следствия. С особой яростью и жестокостью. Плечи Сестры дрогнули от страха при мысли об этом.
- Вот только… здесь есть парадокс. Думаю, тебе его с радостью объяснят старшие Сёстры.
Что?.. Что же это за парадокс такой?..
Тогда… Тогда я попытаюсь поговорить с кем-нибудь из Старших поскорее… Думаю, это важно…

- Обращайся только к ближним за советом. В твоём состоянии – это лучшее решение. Не удивляйся их разным ответам. Всё-таки, они порождения разных Покровителей, хотя могут поделиться своей точкой зрения. Тебе придётся сложить эту мозаику. Позже. Если ты пойдёшь к ним. Если они к тебе, то раньше. А пока, позаботься об этом Духе. Без тебя он и вздохнуть не сможет.
И вправду. Не время думать о разговорах с Сёстрами, ведь Гостю нужна помощь. Безымянная как раз вспомнила про тот Цветок, который оставил Изумруд Духу. Наверно, ему сейчас не хватает Цвета… Наверно, потому он так слаб… 
Перед Смертью встали два варианта развития событий: первый – Золотоглазый сам должен сорвать тот Цветок, который взрастил для него Вязкий. А вдруг… Вдруг он не сможет того сделать? Тогда тут же вырисовывается второй вариант – Сестра сама срывает Росток и его соки отдает Гостю.
Взвесив на незримых весах эти варианты, Смерть предпочла второй. Девушка, полагаясь на чутьё, нашарила рукой зеленое растение и сорвала его, но в себя не приняла. Большая мерцающая капля почти валилась из ее маленькой руки, а потому, Растение как можно быстрее влила этот Цвет в Духа… Добавив и от себя. Зелёные капли, падающие на грудь Гостя, тут же впитывались, проникая прямиком в открытое Сердце. Этого должно было хватить Золотоглазому на первое время… А там она поможет ему вновь.
- Так лучше? – тихо, с нежностью отчётливо слышащейся в голосе, спросила Безымянная у Новорожденного, лежавшего на ее коленях.

[- 43 капли Изумруда]

+2

77

​С каждой каплей Цвета дыхание становилось более ровным и спокойным. Тревожные мысли отступали, их обволакивала незримая пелена и уносила далеко на задворки сознания.
Почему он так добр со мной? Кто он? Кто я? Я должен узнать, но как? Как не спугнуть его, не разозлить?
И почему, почему я чувствую что он есть? Может, это моё воображение? Всего лишь иллюзия? Мираж, который исчезнет, растворится, как испаряются после восхода солнца капли росы на траве.

Младший попытался открыть глаза, но их будто налило свинцом. Медленно, капля за каплей тяжесть отступала. Вначале, как тонкая незримая нить, которая разделяет океан и голубое небо, появилась золотая полоска. Затем, на фоне серой дымки, в которой танцевали разноцветные лепестки, начали появляться очертания лица, склонившейся над ним Сестры. Волосы, белые, как первый снег, чистый и недолговечный, тающий на ещё тёплом осеннем солнце, скрывали половину её лица.
Голубые, почти серые глаза... Но почему они так холодны, как будто жизнь замерла в них, окутав пелёной смерти?
-Кто ты ? -Тихо произнёс Младший, испугавшись своего собственного голоса.

[+ 50 капель Изумруда]

Отредактировано Младший (07.05.2012 22:16:25)

+2

78

...А он начинал приходить в себя. Этот странный Гость. Необычен внешне, да и природа его, необычна. Даже от своих "мнимых" собратьев он значительно отличался. Он действительно был пуст. Его действительно можно было наполнить. Его было невозможно забыть или стереть из своей памяти.
- Смелее, смелее, мой друг. Ты стоишь на великом пути, - дружелюбно шепнул Цвет, - И только что ты испытал начало этого пути. Своё рождение.
Всё существо Изумруда сконцентрировалось на Сестре. Вся её судьба пролетела перед взором бестелесного духа. Безымянная, хотела она того или нет, приняла её. Чтож, одной проблемой меньше. Дух же... всё-таки он был странен. Больше подвержен сомнениям, глупостям и ненужностям. Он не был Сестрой, но не был и Братом. Вот уж, действительно, Гость.
Он не был скован правдой Братьев. Мог мыслить разумно. И в то же самое время, он не знал правды Сестёр. Что тоже имело свои плюсы. Главное, чтобы его не испортили. Не совратили правдами. Он должен найти свою самостоятельно. Сам должен её выстрадать и тогда она станет Истиной. Как жаль, что так мало тех Гостей, которым можно, хотя бы попытаться, покровительствовать.
- Позоботься о нём, - напоследок шепнул Цвет Безымянной, прежде, чем покинуть Покой. Временно. Необходимо. И так лень...

+1

79

Интересно, осознавала ли Сестра, что ступила она на трудный путь? Тернистый путь. Хотя, может быть, он лишь поначалу будет таковым? Пока она сама толком ничего не знает о Промежутке и его законах,  и пока перед ней стоит задача поведать о них родившемуся в ее Теплице растению? Растению неведомому, странному, непонятному, но такому родному… Только что сумевшему справиться с маленьким, но от того не менее трудным испытанием. Да, он сумел открыть глаза. Жаль, она этого не видела. Она бы обрадовалась. И, возможно, уподобляясь другим Сёстрам, которые нарекут его в будущем Золотоглазым, тоже стала бы называть его так. За что? Да за то же, что и они – за странные, завораживающие глаза, горящие желтым огнем. Но ей увидеть их не суждено, а потому для неё он просто – мой милый.
Изумруд шепчет: - Позаботься о нём, - и покидает Покой. Смерть почувствовала это. Просто сосновый запах стал несколько слабее, не было его больше рядом. Ну вот, и она научилась кое-чему новому – научилась различать в Цветной Оборот, когда есть Цвет именно рядом, и когда он просто присутствует в Нём.
Новорожденный спрашивает:  - Кто ты? – неведомо чего испугавшись.
Девушка отвечает не сразу. Она молчит, будто собираясь с мыслями. Затем чуть поднимает голову, которую было вовсе опустила на грудь.
- Я – Сестра, - беловолосая начинает так же тихо отвечать, - существо, рожденное в этом месте…
Я приютила тебя в своём доме – в Теплице – и я же тебя всему научу… как только ты придешь в себя… Мне бы не хотелось напрягать тебя всем этим прямо сейчас, пока ты слаб и растерян… Пока ты полностью не отошел от своей Дрёмы…

0

80

-Сестра... Теплица...
Перед глазами у Духа помутнело. Тонкие нити Дремы вновь и вновь опутывали его и тянули вниз в темноту. Но на этот раз что-то позволяло Младшему держаться рядом с прекрасным существом. Чувствовать его дыхание, его руки, слышать теплый и мягкий, как у любящей матери, голос. Голос, который словно звал за собой, не давая вновь погрузиться в сон. Вопреки наставлениям Сестры, Младший собрал все силы и попытался приподняться.
В один единственный миг сковывающие его движения путы разорвались и растворились в пустоте, и Гостя, еще не успевшего осознать весь смысл происходящего, охватило странное чувство. Больше похожее на легкость, но в то же время тяготящее душу. Будто что-то далекое, но некогда близкое сердцу вспыхнуло и погасло навсегда, как только цепи были сброшены.
-Возмножно, это и есть Свобода, когда лишь собственные поступки определяют твое будущее.-пронеслось в голове у мужчины.
Лишь некоторое время пролежал Потерянный, прижавшись к приютившей его Сестре. Мысль о том, что пришла пора сделать первый шаг не покидала его сознания. То что сейчас Гость нежится в объятиях прекрасного создания, окруженный любовью и лаской.... этого просто не должно быть. О нем достаточно заботились пока он спал. Сейчас он должен сам прокладывать себе дорогу. Те капли тягучей Зелени, что вложила в него незнакомая девушка, должны окупиться. 
Не долго думая, Младший заставил себя выбраться из согревающих объятий и сел на колени. По телу пробежалась легкая дрожь. Только теперь, когда Духа обдало со всех сторон потоками ледяного воздуха, Гость в полной мере смог ощутить насколько мал и ничтожен он по сравнению с тем пустым, холодным и чуждым миром, где он оказался.
-Это место...- слова Новорожденного эхом разнеслись по одинокому острову.-Что это такое?
Мужчина обвел взглядом Покой и посмотрел на Сестру, ожидая ответа.

Отредактировано Младший (13.10.2012 22:45:23)

+2

81

Утекали сквозь пальцы удары чьих-то сердец, растворяясь во всепоглощающем Холоде, в пустоте, подобно каплям Цвета, которые то и дело то приносили пролетавшие Циклы, то уносили. Но сколько же времени прошло, сколько отмерло мгновений, сколько событий было нанесено на листы истории летописцем? Она не считала, даже не стремилась считать, ибо всё это время её существо было обращено лишь к одной-единственной точке, одному живому созданию, лежавшему на её слабых руках, коими она ранее обнимала его, пытаясь закрыть ими, сокрыть его от всепоглощающего холода, пока Дух не выбрался из её объятий, а она — лишь неосознанно зачерпнула воздух за его спиной, словно стараясь вернуть обратно, снова обнять, приласкать… Но понимала Смерть-Сестра, что любому птенцу рано или поздно суждено выбраться из-под материнского крыла, чтобы затем, расправив  свои собственные крылья, вылететь из гнезда, впервые испытав волнующее чувство полёта, упругого воздуха под маховыми перьями. И потому, поняв и смирившись, она, сначала с неким едва уловимым в мёртвых глазах сожалением посмотрела на свои ладони, которые ещё сохранили теплоту полупрозрачного тела, чтобы затем положить их на свои плечи и поджать к груди колени, принимая свою обычную позу. И начать рассказ, слушая гласа Цветов, Сестёр, вслушиваясь и прислушиваясь к происходящему, к своим собственным ощущениям. Ко всему.
И говорила она, что место это зовётся Спящим, что он — предсмертная пустыня, нашедшая своё место где-то под землёй — но неглубоко, что вокруг неё — пустота, что она — связь различных состояний души, носящих своё название, между которыми — тончайшие дороги, нити, соединяющие каждый из Покоев и тем самым образующие этакий «клубок», в который отныне и навсегда впутаны судьбы многих существ. И что он сам увидит его, когда впервые войдет в воду. Но — не сейчас, ибо не готов ещё, её милый.
И рассказала о господах, феодалах Существа — о Цветах. Сказала, что это — одна запретная радость, открытая всем нам. Что Цвет тёплый… живой. Цвет — это и есть Жизнь. Для того чтобы он явился тебе нужно поверить, что он откроется для тебя.
Научись чувствовать Цвет. Научись узнавать Лимфу Цвета. Научись — и жизнь понемножку начнёт проникать в тебя.
Так завершился Цикл Сирени и Изумруда, на смену которому пришёл День царствования Лазури и Янтаря. И так Безымянной было осознанно удушающее действие Времени, которое уносит с собой Краски. Так было осознано, что…
…Без Цвета ты не проживёшь и пяти минут. Ты веришь?
Сестра говорит дальше. Говорит о том, что всего Цветов — семь, что каждый из них наделяет своим, особенным даром: один — защитой, другой — вдохновением, третий — удачей… И каждый Цвет влияет на тебя. Чем больше определённого Цвета будет в тебе — тем сильнее разовьётся его способность, тем сильнее повлияет он на твою сущность. А для того, чтобы вмещать в себя Цвет, жизнь, нужно открывать Сердца. И чем больше раскроешь Сердец — тем больше вместишь и тем сильнее станешь.
Слепая замирает на секунду и ей кажется, что она слышит голос Золота… Кажется? Нет… От «кажется» не исходит знакомый запах. И она озвучивает то, что нашептало ей Теплое:
Говорят, предел человеческой души — двадцать сердец, — и, замолчав на мгновение, добавляет задумчиво, уже от себя: — Наверное, тот, кто достигнет его, сможет творить чудеса…
И, конечно же, нужно сказать о том, что было осознано совсем, совсем недавно:
Теперь слушай внимательно. Сколько бы ни было в тебе открыто сердец, сколько бы ни было Лимфы, Цвет всё время уходит — и ничто не может его остановить! Это страшное действие Времени… Цвет всё время течёт сквозь тебя, как вода, и уходит, растворяется в холоде… — девушка качнула головой, словно отгоняя от себя дурные мысли. Мысли об очередных смертях, которые приносит с собой Голод. — Следи за собой! Тебе всё время придётся питаться Цветом. Брать и брать всё, что найдёшь, без сострадания.«Интересно, а Братья тоже безжалостно поглощают Цвета для того, чтобы жить?..»
Я уже открыла твоё первое Сердце, — откидывая прочь посторонние мысли, внимая гласу Злата, которое говорит со своей подопечной, продолжает вещать Сестра. — И сейчас научу первому знаку. Это Донор — самый главный и самый запретный знак. Самый опасный — и самый нужный. Прости меня. Я причащаю тебя к нашему главному греху. Смотри! — я учу тебя искусству Отдавать.
И Безымянная, переборов страх, резким росчерком, словно стараясь как можно скорее пережить это мгновение, не умеющей использовать знаков рукой в воздухе выводит завиток, роняя наземь драгоценные капли и не стремясь их подбирать обратно — пусть забирает её любимое дитя. Но Спящий, как же боязно! Оттого, что это знание может привести её милого на эшафот, к Братьям-палачам, которые за преступную трату с превеликой охотой убьют и растерзают! Но нужно. Золото так говорит. А Покровителям она верит. Но, тем не менее, не то страх, не то забота взыграет в её речи:
Но тебе ещё рано использовать его. Рано поить других своей кровью. Рано вырывать из себя Цвет, превращая мёртвое в живое. И… — она сжимает пальцами плечи, — даже когда этот маленький подвиг, совершение этого греха станет тебе по силам, я прошу тебя, используй его как можно реже или не используй вообще. Ведь Донор — это запретное знание, за которое нас убивают. А его использование никогда не останется незамеченным палачами. Поверь. «Тем более, ты ведь пока ещё так слаб, мой милый, чтобы давать им бой… Чтобы хотя бы защититься! Я ведь слышала, чувствовала то, на что они способны. Они сильны и безжалостны. Но о них, как и о других существах, я расскажу тебе немного позже. Ты же не обидишься на меня за это?»
Подошёл к концу Оборот предыдущий, начался новый, воспылавший пурпурными и золотыми красками. И, вместе с ним, случилось невероятно-прекрасное: обволок ветлу золотистый туман, пронизали мерцающие жилы. Дерево… расцвело. Вместе с тем Золото, пронизавшее её Золото, сказало своей подопечной, что именно так мёртвое становится живым, что именно так Души способны изменить этот серый мир, соткав из него полотно. Жаль, что сего Слепая видеть не могла, но зато — чувствовала.
Посмотри, мой милый. Видишь? Именно так оживает неживое.
А теперь я помогу раскрыть тебе твоё второе сердце. Чтобы ты смог собрать весь Цвет в моём Покое. — Это ведь просто, легко коснуться пальцев своего ребёнка, чуть-чуть сжать их и… открыть новую ёмкость для сбора Красок, забившуюся, затрепыхавшуюся в левом плече Духа. — Это Приманка, — Пленница ощущает это, чувствует, а оттого — будто знает суть. Знает начертание, которое тут же воспроизвела, дабы показать его Милому: — Смотри, вот он. Он поможет тебе, если ты вознамеришься охотиться на безобидных недородков, — и опять даже не стремится подобрать утерянных капель. Зачем они ей? Да, чтобы жить, но… Ему ведь нужнее.
Я помогу тебе сделать первые шаги. И в Покое, и в Промежутке. Но сначала — здесь. Оглянись вокруг. Ты видишь эти Цветы? Пока мы с тобой говорили, колесо времени принесло на своем ободе не один Цикл. И каждый Цикл — принес Цвет, необходимый для жизни.
И, словно в ответ на слова своей дочери, Спящий снова повернул колесо… Сестра вдохнула запах нового времени и на мгновение ей нарисовалась картина заснеженного хвойного леса, по которому она бредёт, утопая в снегу босыми ногами, выдыхая облака пара, но вдыхая свежий морозный воздух, пахнущий смолой… Красиво. Но кратковременный сон рассеивается быстро, возвращая девушку к реальности.
Вот… Пришла пора собирать цветы, выросшие в этой теплице. Я чувствую, тут даже ещё с прошлых Циклов осталось, — Безымянная поднимается на ноги, не выпуская пальцев Духа. Она держит его за руку и не отпустит, пока он не освоится здесь.

[-7 капель Изумруда]
[-10 капель Золота]

Отредактировано Сестра (16.12.2012 20:45:05)

+1


Вы здесь » Тургор: Начало » Покои Сестёр » Теплица Сестры