Тургор: Начало

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тургор: Начало » Покои Сестёр » Кузница Юны


Кузница Юны

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Кузница Юны - страшноватое место.
Сестра нашла свой дом среди кипящих плавилен и раскаленных жаровен. Огромные молоты, долбящие плоть Промежутка; высокие стены из монолитных плит, украшенные громоздкими изваяниями; тяжелые факелы, отбрасывающие вечно пляшущие тени на стены и пол. Здесь всюду огонь. Он играет, он живет своей жизнью.
И это - кузница Юны, хозяйки пламени, нашедшей свое место у раскаленного жерла. Вечный огонь пляшет в нем, как будто говорит с Сестрой. Как будто он рассказывает ей истории о бесконечных Горизонталях и Вертикалях миров, а она в ответ шепчет ему свои молитвы.

http://turgor.mybb.ru/uploads/000b/7f/8e/11528-1-f.jpg

http://turgor.mybb.ru/uploads/000b/7f/8e/11528-2-f.jpg

http://turgor.mybb.ru/uploads/000b/7f/8e/11528-3-f.jpg

0

2

<<<Начало игры>>>

Вокруг было темно. Девушка, лежащая на полу,  с трудом приподнялась на локте, напряженно всматриваясь в непроглядный мрак. Постепенно глаза привыкали к темноте - проступали смутные очертания стен, где-то вверху метались багровые отсветы из крохотных окон. 
Привыкая к обстановке, девушка встала на ноги и покачнулась от непривычного, мерзкого чувства. Рука метнулась к горлу, ощупывая новое украшение - тяжелый, негнущийся  воротник, охватывающий зубцами нижнюю челюсть. Девушка в панике попыталась сорвать ошейник, сцарапать, разорвать непонятный материал. Но горло по-прежнему сжимало тугое украшение.
От бессильной ярости перед глазами плавал красноватый туман - когда в темноте тускло загорелись угольки, а затем с ревом поднялось алое пламя. Девушка, дезориентированная ярким светом, отшатнулась, неловко упав на колени. Ее заметно потряхивало, но  она не позволила себе испугаться,  встала,  упрямо стиснув челюсти и крикнула куда-то в пустоту:
- Кто здесь? Эй!

+1

3

Пурпур наблюдал за новорожденной - дитя Спящего, достойное алого знамени, как и все - еще растерянное. Смелое, но нуждающееся в проводнике.
Горнило полыхнуло, языки пламени потянулись к Сестре. Не обжигая, но будоража кровь. Тепло Цвета разливалось уверенностью и отгоняло страх. Глаза Юны расширились. В голове зазвучал жесткий, отдающий сталью голос, но звуки этого голоса не несли в себе угрозы.
- Твой ворот лишь символ, дитя, не пытайся снять несуществующие узы - ты уже родилась несвободной. Но твоя воля сильна, а свобода - это то, за что стоит бороться, - пурпурный шар подплыл ближе к Сестре, - Твоя воля - это я. Я твой внутренний голос, я твой Покровитель. Один из.
Шар на мгновение вспыхнул так ярко, что Сестра невольно прищурила глаза, вздрогнула.
- Защита в нападении, Юна. Я твоя защита.

+1

4

Пульсирующий шар хотелось потрогать, ощутить хоть как-то, убедиться, что это не просто сон. Юна... Теперь
то мое имя?
Девушка прислушалась к себе. Да, Юна. И только так. Минус один вопрос в почти бесконечном списке.
- Где я? Что это за место? И почему, кто решил, что я - несвободна? - Юна рассматривала кузницу из-под полуприкрытых век, берегла непривыкшие к свету глаза. Грубые каменные стены давили сверху, но, наперекор им, девушка только выпрямилась, стараясь скрыть невольную дрожь и добавила:
- Ответь мне, если ты действительно мой защитник. - Против воли Юны фраза стала колкой, острой, оскорбительно-грубой. Девушка не узнавала свой голос. А откуда я вообще знаю, как он звучал раньше? Почему?...
Казалось, на плечи рухнули горы - дыхание перешибло мгновенно, в голове крутились расплывчатые воспоминания, постепенно угасающие, пропадающие где-то вдалеке. Весь мир ограничился последними воспоминаниями и огромной, всепоглощающей неизвестностью.

0

5

- Протяни ко мне руку, почувствуй нашу связь. Это нечто большее, нежели слова. Слышишь, как гулко бьется сердце? Ты слышишь и чувствуешь это, как и свой голос, который сейчас кажется чужим. Ты в Кузне, Юна, здесь твой покой. Здесь твоё заточение. Но ты не одна - всполохи пламени горнила, громкая напряженная музыка - это присутствие меня. Решительность и вспыльчивость, ярость и жажда справедливости. Но обстановка будет угнетать, подстегиваемая осознанием своей несвободы, и это есть присутствие второго соблаговолившего тебе Цвета, с которым тебе еще только предстоит встреча. Лазурь...
Шар начал медленно угасать, но голос звучал так же отчетливо. Сестра ощущала присутствие невидимой субстанции.
- В твоих глазах непонимание. Да, мы немногословны, но тебе будет отведено достаточно времени, ответить на вопросы самой. Ты узнаешь своего прародителя, заточителя и найдешь подобных, в чьих сердцах тоже бьется огонь и ярость, ведь ты уже начала свой путь, в котором я твоя путеводная звезда. Выпустив меня из сердца, ты будешь действовать и жить.
Я помогу тебе строить и разрушать.

+1

6

Завороженно слушая проникновенную речь, Юна протянула руку к пульсирующему шару. Ее толкала и просьба Цвета, и инстинкт, глубокое, странное чувство, желание коснуться цвета, но девушка медлила. Вопросов меньше не стало, скорее даже увеличилось, однако в Юне крепло осознание законов этого места. Только вот понимание не облегчает принятие, смириние с собственной несвободой придется еще очень нескоро.
- Пурпур... - Слово само скользнуло на язык, наполненное особым смыслом. Вопрос давно вертелся на языке, но даже в мыслях звучал так слабо, неуверенно... Юна не привыкла отступать и всегда заканчивала начатое.  - Ты еще вернешься?
Голос Юны дрожал - ей было страшно, от переизбытка информации кружилась голова. Вдобавок непривычная обстановка и новые правила игры... Девушка покачнулась и случайно коснулась угасающего шара. Кожу и сердце изнутри словно обожгли огнем, который через мгновение сменился теплом и странной уверенностью в своих силах.

Отредактировано Юна (03.12.2011 15:26:45)

0

7

Боишься того, о чем не имеешь представления. Отсутствие свободы, оно не то, чем кажется, смириться с ним могут лишь слабые. Я сделаю тебя сильной, - последние слова отозвались в голове Сестры.
- И никуда не уйду, покуда бьются твои сердца, - уже растворившийся шар снова полыхнул, - Но только став свободным смогу воплотить твои действия. А чем это обернется для мира - решать тебе.
Музыка в Покое набирала силу, звучание барабанов стало ритмичнее. Ярый направлял Сестру к выходу молча, лишь отзываясь теплом по телу, заглушая накатывающий волнами страх, заставляя мыслить холодно. Теперь Юна стояла у самого ока, ведущего в Промежуток.
- Теперь освободи меня, - Сестра вздрогнула от вновь зазвучавшего голоса, - И следуй во тьму. Я укажу тебе путь.
Тебя ждет встреча со своим отражением.. в лице многих других.

0

8

Встав с пола, Юна словно во сне направилась к выходу. Ее вел Цвет, но Сестре самой не терпелось выйти из замкнутого пространства или, хотя бы, увидеть кого-то еще, с кем можно поговорить. Попутно девушка осматривала Покой - трогала стены, протягивала руки к горящим домнам, чувствуя тепло. Пока еще бессознательно, но Юна все больше и больше роднилась с Кузницей, преображала её своими желаниями. Приглушеннее стали факелы, медленнее завертелись шестерни и - ранее безликие фигуры в круглых окнах стали точным подобием Юны.
Вскоре коридор закончился. Со сдержанным любопытством посмотрев по сторонам, девушка обнаружила в левом углу странно мерцающий овал. Нехорошее предчувствие, смутное опасение притормозили Юну - она в нерешительности замерла перед выходом, перебарывая даже трезвость Пурпура. Но как меня примут? И примут ли? Чужая здесь - значит, враждебная. Взгляд Сестры упал на темно-серый комок, сливающийся со стеной. Однако, при внимательном рассмотрении тряпка оказалась платьем, которое сразу же мягко обхватило ребра и шею, словно сросшись с воротником. Юна глубоко вдохнула и шагнула в светящийся проход.

==> Остов

Отредактировано Юна (06.12.2011 00:39:49)

0

9

Гость изо всех сил пытался удержать расползающееся от потрясения сознание. Красные глаза спрятались за сожмуренными веками, не в силах противостоять богровым вспышкам, отказываясь принимать внезапно изменившееся окружение. Тогда Гость услышал далекую, но отчетливую мелодию голоса. На секунду Бродяге показалось, что это его собственный голос:

Открой глаза, впусти в себя тепло огня,
Один глубокий вдох вырвет тебя из сна,
Лишь раскаленная искра ужалит,
Глуша стон раны болью будущего дня.

С каждым ударом механизма
Она толкает тебя к жизни,
Кошмар в глазах затерт пурпурной кистью,
И ты уже не тот, кем был вчера.

Так сделай полной грудью вдох -
Пусть лопнут нити противоречивых снов,
Терзающих твоё сознание,
Оставив лишь одно, окрашенное красным полотно.

+4

10

Пурпур с интересом наблюдал за Рождением. Столь сильные муки ему довелось видеть лишь однажны, когда в Промежутке появился Странник. Пойдет ли Бродяга по стопам Ищущего? - вдруг подумал Ярый. Что-то подсказывало, что именно это и должно случиться. Наконец Гость открыл глаза. Его разум освобождался от бреда, навеянного падением. Бреда, в котором Цвет отчетливо увидел материализацию своего собственного послания.

Образ в твоих глазах жесток,
Демоном стал алый росток,
В разум забрался, полыхнув,
Рождая мысль - здесь ты не одинок.

Чуть слышный, слабый сердца стук,
Второй смелей, лишь первый стух -
Как механизм, уверенно звучит
Сердце в ладонях пламенных.

Эд завертел головой, пытаясь окинуть взглядом всю кузницу. В глазах стоял единственный вопрос, воздвигнутый недоверчивым разумом и судорожно подпитываемый впечатлительным сознанием, - Где я?
Наконец вопрос сорвался с губ Гостя, и когда голос ответил, Эд уже знал - это был не его голос. Но исходил он изнутри.

Настало время сделать второй вдох,
Сменится боль на обреченный стон -
Нет у воспоминаний больше сил,
Превращены они в полузабытый сон.

Страданием и яростью перерожден,
И ими путь теперь твой освещен
В чуждом и одиноком мире,
Но вскоре разум станет вдохновлен
Надеждой справедливости и выбором - необходимым злом..

+3

11

Прими всё настоящее, как самый яркий сон,
Здесь мёртвый мир, что Спящим сотворён
Окутал тебя в серые тона,
Но в красках яркость сна, и яркость эта - я.

Зовётся жизнью здесь тепло и стук в груди,
Творимое вокруг - та жизнь, что миру даришь ты,
Когда с руки срывается искра,
В её свечении исчезают серые тона.

Продолжительная пауза и голос зазвучал вновь.

Ответы на вопросы скрыты лишь пока,
Цель твоя лишь зачинается - предельно далека,
В нелегком выборе "дарить" и "отбирать"
Своё предназначение сможешь осознать.

Эд наблюдал почти осязаемое тепло, рождающееся в руке, сорвавшееся алой каплей с пальцев на пол и исчезнувшее в трещинах каменного пола.

Теперь ты ощутил это тепло внутри себя -
Позволь мне показать, кто или что есть я,
Но прежде оглянись - средь трещин плит
Серое от мертвого попробуй отличить.

Найди ответ в желании дарить
Жизнь с помощью меня.

Эд блуждал глазами по камням. Пальцы бегали по трещинам в надежде наткнуться на что-то, когда Бродяга увидел недалеко от пламенной печи росток. Маленький засохший, похожий на деревце - он был серым, как и всё вокруг. Сердце Гостя забилось сильнее.

+3

12

>>>>>" Пещеры" (сад Авы)>>>>>
Ищущий вышел в Промежуток и застыл. Плавной волной накатила смена оборота, всё замерло на мгновение и сжалось, а затем, с разных сторон он ощутил Цвет. "Слава Спящему!" Гончая прикрыл глаза, ему досталось в Пещерах Авы, было не то что бы сильно больно, но мышцы до сих пор ныли от скручивающего их ощущения. И пришедший после голодного оборота Цвет, радовал непомерно. Словно маячки, в разуме мелькали места, где можно было насытиться. Охотник неспешно следовал по переходу Спящего, он следовал к Горбу – тёмному каменному ущелью смутно напоминающему о чём-то. Холодные, равнодушные камни радовали только одним – они рождали Цвет. Да ещё довольно жирные бродили здесь недородки. Ищейка миновал Уту и вступил на тропу к Руднику. «Пурпур!» Брат, не раздумывая, шагнул в око ведущее в Кузню. Нет, он, конечно же, не забыл о Лукавице и её товарке, и жестокая улыбка, что искривила губы Ищущего, была тому доказательством. У него уже имелось пара мыслей, что он сотворит с ремешками, которые оставила ему Ава. Сейчас же трофей причудливым браслетом охватывал плечо Гончей.
  Доменный жар и яркие всполохи рождали что-то зовущее, бурлящее в жилах. Ему хотелось забраться на балкон и, раскинув руки, упасть… почему-то казалось, что вниз он не опуститься, а так и останется в огненных всполохах, парить под сводом. Если он был сыном Янтаря, то возможно Буйный затмил бы разум Ищущего, и в один прекрасный момент Охотник бы сразился с Патриархом, только что бы завладеть этим покоем. Но пока разум был на месте и к тому же довольно ярко ощутил присутствие ещё одной сущности.  Шаги Гончей стали медленными, словно он, проходя пролёты стен, прислушивался. Неет, это была не горячая Юна, та, кажется, так же отправилась на прогулку, как и остальные дочери Спящего. Охотник покачал головой. И не кто-то из Фратрии, их он мог узнать и, не заходя в Покой. Это больше походило на его встречу с Луни… и от него точно также за версту несло Лазурью.. Ищейка вошёл в зал и встал на то место, где обычно твердила свои молитвы Юна.
- Сам выйдешь или в прятки поиграем? – чуть хрипловато позвал Брат. Стеки перьев напряглись.

+2

13

- Есть только один мир - Спящий! - почти ласково клёкнул Брат, - и не может быть миров лучших.
"Говорит, значит не недородок". Охотник уже не сомневался, что наткнулся на новорожденного Брата. Такого же, каким был в своё время Луни.
- И разве ты видишь у меня оружие? - Ищущий шарил взглядом по освещённым камням домны, - разве я вооружён?
Охотник развёл руки в стороны, показывая пустые ладони.
Он чуял Пурпур и сильно, новенький пах так, словно выкупался в Яром. Брат улыбнулся - неплохая альтернатива дрянной Лазури. Фиолетовые глаза приобрели лёгкий серебристый оттенок.
- Не бойся, я пообещаю, что не сделаю тебе ничего плохого, а лишь помогу.
Ищущий не врал, Братья даже, когда наказывали, считали, что делают благо наказуемому. Боль обучает и закаляет, делает Брата мудрее. Мудрость в этом мире вколачивалась с оплеухами. Охотник сделал шаг назад и сел на пол скрестив когтистые лапы, показывая, что он не намерен драться. В своё время он поторопился с Крылатым, но больше не намерен делать таких ошибок. В голове Гончей окутанный Серебром и Золотом созрел план.

Отредактировано Ищущий (Странник) (07.05.2012 11:09:02)

+2

14

Крылатый уже успел подзабыть планировку этого покоя. Единственным воспоминанием, которое он сохранил с последнего (и единственного) визита в кузню, было тепло от раскаленной печи. Впрочем, в все Промежутке создавалось Цветом, а значит, было временным, нереальным. А уж сочетание союзника и врага - Лазури и Пурпура - выглядело для Брата и вовсе абсурдным.
Луни с силой провел когтями по ноге скульптуры, вниз полетела каменная крошка. Ну вот. Что скажет хозяйка? - Брат оперся рукой о талию каменной девушки, словно обнял её. Как медленно он действует. Осторожничает? Набрался опыта? Растягивает удовольствие? - Брат думал, что все его версии в той или иной степени верны. 
- Не бойся, я пообещаю, что не сделаю тебе ничего плохого, а лишь помогу, - Ищущий не терял времени даром, и Крылатый тоже не собирался этого делать. Но и ему тоже не стоило забывать об осторожности. Нет, Крылатый не думал, что старый враг вот так сразу нападет на него, тем более, при постороннем... но теория теорией, а оружие держи наготове. Стилет привычно скользнул в ладонь, но не холодил,  огонь кузни согрел металл, крылья стали теплыми, словно в них влился Изумруд. А здесь неплохо бы поселиться. Отличная обитель для Патриарха, здесь хорошо греть старые кости, - Брат потянулся и подался назад от оконного проема.
Спикировать сверху было бы, конечно, эффектным появлением. Особенно, если учитывать, что все считают его мертвым. Но при падении с такой высоты Луни боялся что-нибудь сломать, что преддверии возможной драки было бы неудобно. Поэтому он медленно направился вниз по ступенькам, давая Ищейки возможность еще немного поиграть, а новому постояльцу нарваться на неприятности. Или проявить себя. Брату было интересно, насколько силен окажется новый гость. И он не разочаровал.
-Ладно, я верю тебе... - Браво, до такого не додумался даже я. Или у него напрочь отсутствует нюх, или... - Крылатый раньше не думал о такой возможности. - Ищейка не лжет, - впрочем, Брат не видел смысла это проверять. И без него разберутся, но в другой раз. Если Ищущий захочет убить новенького, то ему придется немного подождать.
- Цвета тебе, Брат, - Крылатый медленно вышел из тени арки. - А ты, я вижу, новеньких просвещаешь? Достойно тебя, как и всегда.

+3

15

Необъяснимость встреч, негаданность разлуки,
Неодолимость жажды, неотвратимость мук...
Поймёт лишь тот, кто слышал, как издавали звуки
Те капли,
что стекают с насквозь пробитых рук.

   Ищущий ждал. Терпение Брата было не безгранично, но ради задуманного он готов был потерпеть.  "Давай же, маленький Братец, не заставляй меня долго ждать" - глаза Ищейки совсем чуть-чуть прищурились, - "Ты же сын Лазури и Пурпура, а промедление не в их вкусе". И словно услышав его мысли, между труб зазвучал голос, бормочущий что-то о Кошмаре.
   Наконец незнакомец выбрался из щели, куда забился, и Охотник чуть не открыл рот. Как его удивила малышка Эни в прошлом обороте, так сейчас поразил и этот Брат. "Маленький Братец!" (Если бы Ищущий жил среди нас, то он напомнил бы сейчас себе Кролика, к которому постучали Пух и Пятачок, так разительно похожи были его мысли и действия с этим персонажем.) Охотник пригляделся, подумал, - "Действительно... мелковат... " - снова пригляделся, - " ну, что же... Спящий умеет шутить".
Всё это заняло не больше пары секунд и почти сразу перестало интересовать Брата. Одно было плохо - защиты у новорожденного не было никакой. Он действительно был безоружен. Совершенно. Любой мало-мальски хищный недородок сожрёт бедолагу в один присест. Странный, маленький Брат.
  «Ему придётся быстро бегать, очень быстро! Лазурь ему в помощь. Спящий как всегда мудр, наделяя Цветом. Но все-таки, как же несёт Лазурью, словно пропастиной, и даже Пурпур не отвивает это чувство». Охотник поднялся с пола и, возвышаясь над Эдом, посмотрел в его глаза, глаза полные Пурпура.
- Тебе было больно, маленький Брат? И это правильно. Тебе было страшно, Младший? – ни капли насмешки, только понимание и доверие наполняли голос Ищущего. Слова сочувственно рокотали под сводом жаркого Покоя Юны, - И это верно. Ты сказал Кошмар и снова попал в самую точку. Приход в Рай всегда происходит через страдания, Младший. Тем ценнее для нас Спящий, тем  бережнее мы к нему относимся.
Почему собака, иногда, принимает брошенных котят и выкармливает их? Почему тигр принимает кролика, отданного ему на съедение, и заботится о нём? Почему Ищейка - одиночка решил стать наставником Гостю? У Спящего свои причуды.
- У тебя много вопросов – у меня есть ответы, – Охотник взялся за подбородок Гостя пальцами, одним движением кисти он мог оторвать голову Бродяге, но лишь слегка приподнял его лицо вверх. – Меня зовут Ищущий, и я помогу тебе, Младший. Тебе предстоит много узнать и понять, что бы стать тем, кем тебе предназначено стать.
Молоты Кузни ритмично отбивали музыку домен. Странно усилилось присутствие Лазури, ею несло всё нестерпимей. И, кажется, Гончая понял почему. Издавая лёгкий шорох, похожий на тот, что издавали сухие осенние листья, перекатываемые ветром, стеки перьев зашевелились, когда за спиной раздался знакомый голос.
- Цвета тебе, Брат. А ты, я вижу, новеньких просвещаешь? Достойно тебя, как и всегда.
Пальцы  чуть сильнее сжались на подбородке Гостя, а в глазах засверкали рубином зрачки. «Луни??!! Какого Ящера!?» Охотник не мог поверить. Этот выкормыш Лазури уже давно был сожран гигантом или сгинул в Кошмаре. К его Сестре даже приглядывался иной Брат – ведь девчонка голодала. Да что там приглядывался, он прямо заявил на неё права, и хоть совета Фратрии ещё не было, но с молчаливого согласия старших, Душитель хозяйничал в Покоях Сестры.
  Ищейка медленно развернулся, рука с подбородка Эда соскользнула на его плечо и плотно сжалась, не причиняя боли, но и не давая возможности отойти. В голове роилась добрая сотня вопросов – недобрых вопросов. Охотника потрепало в Пещерах Авы, и голодный оборот не добавил сил. Брат глянул на Гостя. «Что же, юный Брат, ты бы конечно сильно огорчился, если бы узнал, но в случае боя тебе придётся поделиться со мной Цветом», - с такими мыслями, совершенно не отразившимися на лице, Ищущий подмигнул Гостю и ободряюще сжал его плечо – мол, держись, пацан, сейчас будет интересно. 
- И пусть твой путь не оскудеет, Брат, - Гончая разглядывал Крылатого с осторожным интересом. Что-то изменилось в Птице, но что? Вопросы подождут, немного, но подождут. «Как он сказал? Просвещаешь? Что же…»
Пёс Фратрии насмешливо-вызывающе усмехнулся и, так же насмешливо глядя на Птицу, чуть тряхнув Гостя за плечо, пророкотал:
- Скажи своему старшему Брату «здравствуй» - пожелай ему Цвета, Младший, и представься. Видишь, он запылился с дороги, видимо торопился поприветствовать тебя. Так торопился, что, - Охотник вперил хищный взгляд в Луни – пренебрёг всеми обязанностями Хранителя. Так будем вежливыми, мой маленький Брат. «Заодно, хоть и я узнаю, как Тебя звать»

Отредактировано Ищущий (Странник) (09.05.2012 20:31:20)

+4

16

- Скажи своему старшему Брату «здравствуй» - пожелай ему Цвета, Младший, и представься, - голос Ищущего - мягкий голос добродушного наставника. И когда это он успел таким стать? Научился за время моего отсутствия, нечего сказать.
Впрочем, для Крылатого это значения не имело. Ищущий мог играть какую угодно роль перед ним, точнее не перед ним... Перед Эдвардом... но суть не менялась.
- Какая глупость, - фыркнул в ответ Крылатый. Сейчас манеры заботили его меньше всего. - Перестань ломать комедию, Ищейка, - он смерил взглядом новенького, прикидывая на что тот способен. Слишком потерян, чтобы драться, но поделиться Цветом с Ищейкой может. Плохо, - мысли метались, будто рой назойливых ос в голове. На миг Крылатый забыл и об Ищейке, и о новом постояльце - перед глазами снова пылал Кошмар. Отец звал его назад, в утробу. И зачем только я вернулся? Зачем снова здесь, в этой тусклой пустыне?- у Брата снова засосало под ложечкой от неясной тревоги. Около минуты он молчал, приводя мысли в прядок, но безрезультатно. - Какая разница. Если умру, снова попаду домой. Какой он глупый, - Крылатый ухмыльнулся Брату и в наглую подошел ближе. - Тоже мне, испугал Сестру её же Цветом.
Пренебрёг всеми обязанностями Хранителя... - фраза, хоть и была для Луни чушью, но чем-то цепляла. Словно бы он говорил её когда-то сам себе, повторял из раза в раз, но все равно забыл.
- Ну да, а ты бы только рад был? - Крылатый остановился в нескольких шагах. Хотел пойти дальше, но не мог - не позволял инстинкт самосохранения и... и что-то еще. Почему я раньше не замечал, что воздух здесь сжатый, тяжелый? На грудь камнем давит. Потому что его мало - а нас много. Вот еще один постоялец объявился. Спрашивается, чего он этот тесный мирок выбрал, а не Колыбель? Не хочет быть один?
- Чýдно, еще один Брат, - Крылатый замолчал, не зная, что добавить. Поприветствовать его? Было бы с чем поздравлять! - Добро пожаловать во Фратрию, - сейчас полагалось добавить что-то про табу, Цвет и Сестер, но Крылатый и сам не все дословно помнил и тем более не испытывал желания повторять законы вслух. Можно было свалить эту обязанность на Ищейку, благо тот, похоже, не собирался отрывать новенькому голову.
Сейчас у Крылатого были вопросы поинтереснее... например, с какого недородка его занесло в покой, где ошивался Ищущий? И правда, пути Отца неисповедимы, но это было слишком. Просто так бросать гостя на произвол судьбы не позволяли остатки совести.
Схлестнуться с Ищущим? Крылатый понимал, что этот бой ему не выиграть... и не проиграть. Что может сделать старый враг? Ранить - это больно, но не смертельно. Предел его страхов - Кошмар. Туда он меня и сбросит, не понимая, что окажет мне большую услугу. И не я буду виноват, Отец, что без Цвета слабее соперника! Ты сам наделил Лимфу силой в этом мире! - Крылатый инстинктивно собрался, ожидая нападения. В конце концов, никто не отменял его желание проучить врага.

Отредактировано Луни (Крылатый) (26.05.2012 01:35:07)

+2

17

- Не тюрьма и не плаха, Эдвард, - он бы сказал иначе. Это на ад похоже. Ищейка умолк, не ввязываясь больше в разговор, и Крылатый чувствовал себя спокойнее. – Коль ты наш, - он скептично осмотрел гостя, - придется тебя просветить.
Меньше всего Крылатому хотелось точить лясы с новоприбывшими. Спихнуть его, что ли, к другим Братьям? Да к кому? Ищейке? Крылатый глубоко вдохнул и продолжил:
- Я объясню тебе основы, дальше разберешься сам, - Луни охватил азарт. Переврать бы новенькому все правила на нужный лад, как требуется Отцу. Но рядом стоял Ищейка – гроза всех отступников, мог накинуться за такое богохульство. К тому же, нечестно было подставлять малыша ради дурацкой шутки.
- Цвет – есть жизнь, тратить его без весомой причины недопустимо.
Цвет – есть кровь Создателя, обращенная им в саморазрушающий яд. Чем больше яда ты истратишь, тем быстрее падет Спящий.
- Вся Лимфа – бесценна, нам надлежит собирать и хранить её.
Что-то, Эдвард, будет жечь тебя, как раскаленное масло, что-то - вливать силу в твои вены. Но все Цвета, по сути, воплощают собой семь местных грехов: Холод, Трата, Ярость, Ложь, Страдание, Апатия и Безумие.
- Сестры помогают Цвету рождаться, мы должны охранять и беречь девушек. Многие из них возомнили, что могут прорваться вверх. Это ложь.
Кабы сестренки не разнесли при этом Колыбель, я бы им даже помог. Но этот прорыв вытянет последние соки из Отца.
- Мы, Фратрия, храним наших Сестер. Каждый отвечает за ту, что ему предначертана, и не более. Наказывать чужую Сестру мы не имеем права.
Как, интересно, поживает Эне? Небось приставили к ней нового Хранителя.

+2

18

Он замер. Это было странным... то, что происходило. Невероятным. Только что два Брата говорили с третьим, только появившемся в Спящем и вдруг его не стало. Нет, Ищущий не причислял себя к сумасшедшим, его не посещали видения, если не считать снов, которые туманной серебристой дымкой расплывались в памяти после пробуждения, но исчезновение существа, которое ты только что держал в руках, заставит любого засомневаться в реальности происходящего. Их жестоко разыграли? Или маленький выкормыш Лазури научился какому-то невероятному трюку? Здесь был Младший, Ищейка видел его как себя. Губы изогнулись с кривой усмешкой, хотя, когда он видел себя последний раз? Нет это не игры Крылатого - здесь всё ещё стойкий аромат Пурпура, медленно испаряющийся, но терпко ласкающий нутро. Лазурный на дух не переносит Пурпур. Гончая прищурился. Луни оживлённо просвещал пустоту. Это выглядело несколько комично и Ищущий давно бы катался по полу Кузни в приступе гомерического хохота, если бы минутами ранее сам не втолковывал Никому "смысл бытия".
  Мягко обняло пространство изменяя тембр голоса Крылатого, искажая его слова, словно призмой. Ищущий не отводил взгляда из-под опущенных век от Брата. Оборот сменился и в пространстве зазвенела стрелой Лазурь и раздался хохот Янтаря.
"Ящер меня подери, после привета маленькой Обезьянки и Лукавицы в Пещерах я пуст как барабан" - он напрягся - "Оборот благоволит к Луни, но.." - в его глазах сверкнул отблеском Пурпур, - "если потребуется я и Лазурью набью тебя так, малыш, что ты лопнешь".
Он не готов был сейчас на разговор ни по душам, ни по Душам, нужно было привести себя в порядок. Ищущий резко поднял голову. Ему на ум пришла одна штука.. Пальцы сомкнулись на горле Лазурного и притянули его лицо к своему.
- Я найду тебя! Птичка! Чуть позже..
Гончая, почти ласкающим движением пальца провёл Серебром по скуле Луни и рассмеялся - его опасение не подтвердилось. "Невры-невры-невры... Тьфу, Пурпур тебя побери, нервы-нервы-нервы"- Он разжал руку, слегка отпихивая Брата от себя.
- Эне ты потерял..
Насмешливо улыбнувшись, он медленно прошёл по проходу и, обернувшись, на мгновение задержался у ока Спящего.
- А хочешь, она станет моей?
Рассмеявшись, издеваясь, он шагнул в искристое облако. Почему бы и не подразнить лазурного Брата, главное, он для себя проверил, что Луни не был таким же несуществующим как тот... "Бродяга..". Значит его рассудок в полном порядке и он ещё выяснит чья это шутка.
>>>>>>>>Альков Авы.

Отредактировано Ищущий (Странник) (02.10.2012 10:52:15)

+1


Вы здесь » Тургор: Начало » Покои Сестёр » Кузница Юны