Тургор: Начало

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тургор: Начало » Флэшбэки » Ищущий (Странник). Вознесение.


Ищущий (Странник). Вознесение.

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Тута будут отыгрывать Нечто и Странник. Ситуация предельно проста и незамысловата: Нечто(Дубль-Находка) встречается с нашим Странником.... Как, под каким предлогом и где конкретно - на ваше усмотрение. Просьба максимально вживаться в роль своих персонажей и не вести себя так, будто вы знаете всех и всё(просьба не приплетать других персонажей, так как это ваша первая встреча). Удачи в отыгрывании ролей!

Отредактировано CapuH (17.11.2010 18:12:13)

0

2

Феникса он встретил не сразу… Его долго швыряло по Мирам и однажды он очнулся на поляне, невдалеке стоял шалаш..
Странник видел много смертей и вид искорёженных и обезображенных тел, никогда не задевал свой пугающей очевидностью. Но что-то в скукоженной маленькой девочке было не так как всегда. Большая, жирная, зелёная муха сидела на открытом глазу ребёнка и чистила лапки. Её брюшко золотилась в лучах заходящего солнца, и насекомое вертело головой, видимо решая, с чего лучше приступить к обеду. Странник вздрогнул - это было неправильно, впервые в жизни ему стало жаль,… нет, ему просто сильно не хотелось, что бы противное насекомое испортило удивительную чистоту небесно-голубых глаз девочки. Обезображенные ранами тела и вывернутые на изнанку внутренности, никогда не поражали Странника так, как эта маленькая, словно ещё живая, девочка. И впервые в жизни Странник похоронил… он никогда не вмешивался в жизнь тех Миров, где бывал, не знакомился с обитателями, он просто наблюдал. Но в тот раз он вырыл яму и похоронил ребёнка.. А когда он вечером сидел у костра и потянулся за своей торбой, Странник вздрогнул и чертыхнулся – сумка стала тяжеленной, а её размеры внушительными. Ник взял палку и потыкал торбу – мало ли, вдруг туда забралась змея, но то, что лежало в ней, было твёрдым и не шевелилось. Странник приоткрыл край и удивился, в торбе лежало яйцо, большое, похожее на страусиное. Мужчина осмотрелся, ведь как-то оно попало в торбу? И если оно такое большое, то и мамаша яйца отнюдь не колибри. А встреча с гигантской курицей,  которая решила, что он надумал похитить её малыша, ему совсем не улыбалась. Но ничего напоминающее гнездо по близости не было, да и следов огромных лап на мягкой, рыхлой земле не наблюдалось. Странник пожал плечами. Он давно уже привык к разным неожиданностям и удивление, появляющееся в первый момент, быстро проходило. «Значит, яишница будет» Мужчина достал яйцо из сумки и пристроил его между коленями. Скорлупа на первый взгляд выглядела бронёй и похоже, что бы добраться до содержимого ему придётся, немало потрудится. Странник достал нож и пошарил рукой по земле. Наткнувшись на камень, он приблизил мощное лезвие  к яйцу и ударил по ножу камнем, словно по долоту. Скорлупа треснула, и лезвие застряло в трещине. Вскрывающим движением, мужчина шевельнул ножом – чпок – и кусочек скорлупки отлетел в сторону. Странник заглянул в образовавшееся отверстие – может, содержимое скорлупы было не съедобным или давно протухло. Но видимо яйцо было совсем свежим и даже смотрело на мужчину большим, фиолетовым глазом. Глаз моргнул, и Странник отпрянул, яйцо выскользнуло из разжавшихся колен и, откатившись, развалилось на две части.
   Голенастое существо, покрытое мокрым рыжеватым пухом и с совершенно голым задом, пучилось на мужчину своими огромными фиолетовыми глазами. Странник медленно поднял руку с ножом, он видел тварей и гораздо меньшего размера, представляющих смертельную опасность. Но птенец, жалобно вскрикнув, махнул култышками крыльев и в два прыжка оказался возле мужчины. Его голова с испуганным писком тыкалась ему в живот и пыталась пролезть между пуговиц рубахи. Ноги птенца скребли по земле, делая его усилия забавными. Нож выпал из руки Странника, и он осторожно подхватил существо под брюшко. Птенец был горячим, тепло от его тельца распространялось по руке, захватывая всё большее и большее пространство. Мужчина не мог определить, что с ним происходило, но аккуратно обняв малыша, он прижал его к своей груди и покачал. Существо положило голову ему на плечо, порывисто со всхлипом вздохнуло и уснуло. Так их стало двое. Потом было много всего и смешной рост перьев, и попытки летать, и первое сгорание (тогда Странник узнал Феникса и дал ему имя Никс, до этого он звал его просто - Птица, а неимоверная боль в груди и чёрная, безразличная пустота, оставленная его исчезновением и пеплом, убедила мужчину в его верной догадке о сердце). И наглость освоившегося птицы, которая росла с каждым возвращением. И их таскание по Мирам. Много всего, но теперь их было двое и куда бы, ни забросила их Судьба, Ник и Никс составляли одно целое, прикрывая в опасностях «ощипанные зады», друг друга. И ещё - теперь Странник вмешивался, а не стоял в стороне, просто наблюдая.
   
    Ему было холодно и совсем не хотелось открывать глаза. Мужчина вытянул руку и, нащупав перья, притянул к себе возмущающегося птицу. Стало теплее, но совсем ненадолго, нужно было вставать и разжигать костёр. Куда бы ни прибывал Странник, где бы он не находился, он обязательно разводил огонь. Это давало ему возможность питаться. Когда у него появился Феникс, его перестала интересовать привычная пища. Его привлекал пепел и искры от костра. Они словно зная это, притягивались, окружали Странника ореолом и оседали на его коже, превращаясь в, будто расплавленное золото или серебро и растворялись, проникая внутрь. Мужчину сразу охватывало чувство довольной сытости и умиротворения.
   Странник поднялся, опираясь на руки, и огляделся - их снова перебросило! «Как меня уже достали эти швыряния из Мира в Мир, кто бы знал! Хоть бы раз остаться навсегда, а не просыпаться не поймёшь – где». Память насмешливо подсказала – и с кем, а воображение тут же выдало ту чешуйчато-шерстяную тварь, возле которой он один раз очнулся. Тогда он повёл себя не совсем по-геройски и так быстро взобрался на ближайшее дерево, что Никс, проснувшийся немного раньше, чуть не задохнулся от смеха, катаясь по земле. Тварь оказалась совсем безобидной и просто прилегла отдохнуть, пожёвывая траву. Но сейчас было не до воспоминаний. Ник поднялся на ноги и потягиваясь, огляделся. Потягиваться расхотелось – вокруг, насколько хватало взгляда, нагромождались валуны. Большие и поменьше, и совсем небольшие они образовывали собой причудливые нагромождения и различные фигуры, покрывая собой всё пространство. Ни травинки, ни деревца, какая-то каменная пустыня. «Мать моя! Где ж я дрова возьму?» Мысль о еде прочно заняла основную позицию в голове.
- Пошевеливайся, пернатый. – Странник пихнул ногой дремлющего Феникса, - а то всё вкусное без нас расхватают.
Его голос не предвещал ничего хорошего, окружающая их липкая темнота давила и заставляла Странника оглядываться с опаской. Ему здесь совсем не нравилось. Вместо неба, к которому он привык, что-то давяще-пугающее, словно живое. Казалось оно или дышит или его просто подёргивает мелкой дрожью.
- Я сказал – подъём, Никс! Я не шучу. – Услышав столь безапелляционный тон, Феникс подскочил, будто секунду назад не посапывал в две ноздри. И тоже стал оглядываться, вид места не вдохновил и птицу. Странник почувствовал, что словно из самого пространства, "что-то" тронуло его, прошлось по телу и стало впиваться. Будто сама тягучая темнота растворяла его в себе снаружи, пытаясь добраться до чего-то внутри.
- Нииикс? – Странник оглянулся на Феникса, похоже, что тот испытывал те же ощущения. Они пересеклись взглядами и птица, тяжело взмахнув крыльями, уселся Страннику на плечи, прижавшись к его голове грудью. Его бронзово-золотистый хвост расправился, накрывая их словно плащом, по перьям проскочили редкие всполохи. Ощущения что их пожирают, пропали, будто объединившись, они ударили это "что-то" по рукам.
- Мне совсем не нравится это место! Нам пора поискать дрова и давай сделаем это побыстрее. – Никс клёкнул, соглашаясь, ему тоже не нравилось отсутствие огня.
Странник, легко, словно не замечая веса крупной птицы, стал передвигаться среди валунов.

Отредактировано Странник (18.11.2010 21:51:21)

+2

3

Странник скользил меж камнями, перемещаясь быстро и легко, они уже несколько часов рыскали по округе, но так ничего горючего и не нашли. Что-то напрягало Ника, но он никак не мог уловить, что именно. Никс так же вёл себя беспокойно, нервничая, он издавал звуки сродни писку, такого Странник не слышал от него уже очень давно. Наконец они остановились передохнуть. Птица спустился вниз, но далеко не отходил. Он старался держаться рядом, чтобы при любой опасности иметь возможность оказаться на плечах у мужчины.
     Мир был враждебен, нет, конечно, Странник и раньше встречал недружелюбные Миры, но здесь, казалось, даже воздух с нежеланием входил в лёгкие. Ник сидел на большом камне и подкидывал на руке гальку. Никс примостился напротив, на камне поменьше. Мужчина оглядывал пространство. «Ни деревца, ни чахлой травинки… ничего… только камни, камни… серые, тусклые ка…» Странник недодумал, он понял, чего здесь не было вообще. Цвета! Они с Фениксом смотрелись здесь пятнами, режущими глаза. Особенно Никс, правда, его перья как-то странно потускнели и местами поблёкли, но он  сильно выделялся в пространстве этого места. Странник снова огляделся: сколько хватало глаз, всё было тусклым, серым, тёмным  и мрачным. Его снова охватило чувство, что пространство пытается отнять что-то, что принадлежит только ему, мужчина передёрнул плечами. Внезапно его привлёк звук издаваемый Фениксом, он повернулся к нему и замер в недоумении. Птица словил какую-то мелкую, уродливую тварь и раздирал её клювом, держа одной лапой.
- Никс!? Ты что творишь? – Феникс не охотился на живность, так же как Страннику, ему хватало костра. Но сейчас птица вытянул шею в сторону мужчины и злобно зашипел. Странник плюхнулся обратно на камень – никогда, никогда Феникс не угрожал Нику. «Что происходит? Мы сходим с ума
- Никс? Ты.. как ты можешь?
Феникс ещё раз дёрнул клювом тушку и разорвал её надвое. Мягкое свечение, вышедшее из тельца, втянулось клювом птицы и его оперение стало чуть ярче. Глядя на Феникса, Странник ощутил голод. Он поднялся с камня и подошёл к Никсу. Птица сморгнул, словно очнулся, его фиолетовые глаза виновато смотрели на мужчину, а голова ткнулась в ладонь. Странник вздрогнул, его пальцы коснулись перьев и, погладив по затылку, сжались на горле Феникса. Боже, как просто сейчас было сдавить тёплое оперение, резко дёрнув, свернуть ему шею и добраться… дотронуться до того, что вызывает столь сильный голод, до того, что так привлекательно втягивал клювом Феникс. Мужчина уже видел, как он разрывает бронзовое тело, и серебристо-золотое свечение окутывает его, насыщая и утоляя жажду. Горло под пальцами сглотнуло, и Ник отдёрнул руку, Никс понимающе смотрел ему в глаза. Странник помотал головой, происходило, что-то страшное, что изменяло их, меняло саму сущность, они смотрели друг другу в глаза, долго, словно переговариваясь. Наконец, их взгляды разошлись, Ник присел, а птица, молча, забрался ему на плечи.
- Так и сиди Никс, - мужчина похлопал птицу по перьям, - и всё будет нормально. Только так и сиди.
Странника вновь передёрнуло, он вспомнил, какое почувствовал наслаждение, представляя, как добывает мягкое свечение.
- И только посмей спуститься! – он поплотнее закрылся перьями хвоста феникса и они побрели дальше в поисках топлива.

+2

4

<<<От лица Дубль-Находки>>>

Дубль-Находка почти все свое время проводила именно здесь. Все-таки Кошмар можно было назвать ее домом. Он был совсем не жизнерадостным, тусклым и давящим на психику, но ведь ко всему можно привыкнуть, особенно если находиться в этом месте так долго. Сколько прошло циклов с того момента, как она впервые опустилась сюда, в страшное пристанище грешников и просто несчастных, которым не посчастливилось появиться не в Промежутке, который был гораздо более дружелюбен к незваным Гостям, она не помнила. За это время родился не один Брат и не одна Сестра, их становилось все больше. Казалось, что скоро не станет хватать Цвета и на тех, и на других. Впрочем, Братья очень просто решали эту проблему, без устали поглощая Цвет при каждой возможности, изредка отдавая Сестрам жалкие крохи, которые даже не могли заглушить невыносимое чувство голода, давно терзавшее прекрасных девушек.
Пейзаж в Кошмаре менялся очень редко, причем он делал это так неторопливо и неохотно, что заметить какие-либо изменения было довольно сложной задачей. Хотя Тень замечала даже если серые камни сдвигались с места. Могли похулиганить Недородки, которые были гораздо агрессивнее и ненасытнее тех, которые порой появлялись Наверху. Иногда это было признаком того, что одному из новорожденных Братьев хватало силы передвигаться и даже что-либо двигать или ломать.
"Жаль, что небо здесь всегда одно и то же", - думала Нечто, как обычно прогуливаясь без определенной цели по бескрайным просторам каменной пустыни. Кое-где валялись покореженные металлические листы и детали - остатки слабейших Братьев, которые умирали сразу же, как падали Вниз, сверженные собратьями или свергнутые из-за длительного голода и недостатка живительного Цвета.
Вдруг Кошмар вздрогнул, забив тревогу - защитная оболочка почувствовала Вторжение. Судя по всему, это было целых два существа, причем они никаким образом не понесли потери Цвета. Хотя Кошмар изо всех сил стараться справиться с той задачей, которую прекрасно выполнял до этого.
Значит, Дубль-Находка должна сама во всем разобраться, раз так уж получилось. Именно поэтому ей пришлось изменить траекторию привычного движения и проследовать к тому месту, где предположительно находились два Гостя.
Приближаясь довольно быстро, она попробовала прочувствовать детали: один определенно был похож на Новорожденного, а вот второй...таких она еще не встречала. Нечто слышала Цвет, который еще теплился внутри обоих существ.
- Как странно... что же теперь делать? Я совсем не хочу поступать по Правилам. - растерянно проговорила девушка.
Она вздрогнула - невдалеке показалась цель ее путешествия.
- А вдруг они захотят напасть на меня? - вдруг озарило ее и Дубль начала негромко читать молитву Пурпуру, надеясь, что Цвет услышит и поможет ей в случае чего. В конце-концов, в Сердце еще оставалось немного Лимфы...

+1

5

Холод.. Треклятый собачий холод вокруг. Странник сидел на одном из камней, он не замечал уже, холодны они или нет, он уже не вздрагивал, соприкасаясь с их поверхностью, не покрывался гусиной кожей, казалось, температура тела и валунов сравнялась. Он и себя уже начал ощущать одним из этих валунов. Хорошо было бы лечь вот так же и не двигаться, не хотеть есть. Печальная улыбка коснулась губ мужчины. Он сжёг всё, что могло гореть. Штанины его брюк были обрезаны и превратились в шорты, торс прикрывала лишь футболка с коротким рукавом. На поясе болтались остатки нехитрого скарба. Всё остальное он сжёг, добывая хоть толику пищи.. нет.. не себе.. Впавшие глаза посмотрели на Феникса. Перья птица посерели, да и фиолет в глазах, словно разбавили белым.. Сколько мы здесь?  Вопрос иногда всплывал в голове и так же исчезал в пространстве без ответа.  Ник скрипнул зубами, это был худший из Миров, где ему приходилась бывать. И не потому, что голод, а потому, что он ощущал полное бессилие, он не мог ничего поделать. Странник обвёл глазами пространство – нагромождение камней осталось прежним. Кажется это последнее, что он увидит перед концом. Пока они с Никсом шли, то натыкались пару раз на свалку какого-то железа, да ствол дерева, мужчина тогда обрадовался, но его счастье было не долгим, видимо этот ствол столько здесь пролежал, что превратился в камень, такой же серый, как и всё вокруг.
Пальцы мужчины коснулись вихрастых пёрышек на макушке Никса, тот посмотрел в его глаза и сдавленно пискнул.
- Ты хочешь есть, малыш, я знаю, - мужчина покачал головой, - прости, - Ник развёл руками, - но больше ничего нет.
Смешно перебирая лапами, птица подошёл к мужчине и взгромоздился ему на плечи, спина Странника согнулась под тяжёлым телом феникса. Впервые мужчина ощущал вес птица, многое происходило сейчас с ними впервые.
- Надо двигаться Никс, - уговаривал он скорей себя, нежели пернатого.
Нику показалось, что он услышал за спиной бормотание, он резко развернулся, что бы посмотреть, но в сумраке пространства не мог уловить даже тени. Внезапно феникс, махнув крыльями, выпустил из лап его плечи, и мужчине стало на порядок легче, птица взлетел. Ник запрокинул голову и с тревогой следил за полётом, совершенно забыв о недавно слышимом бормотании. Движения Никса напоминали полёт ослепшей мухи. Он то и дело менял направление, бросаясь из стороны в сторону, или срывался вниз, затем с трудом набирая высоту. Через пару минут птица резко вошёл в штопор и стремительно понёсся к земле. Мужчина услышал громкий крик и только спустя мгновение понял, что это кричит он сам. Падение птицы оборвалось громким шлепком и сдавленным воплем. Странник не мог видеть место, куда упал Никс, это было на расстоянии и скрывалось за скоплением больших валунов, образующих довольно высокий холм. Забыв, что сил больше нет, мужчина, обдирая ладони и колени о валуны, бросился в ту сторону, где скрылся падающий феникс…
     Дрожащие руки упёрлись в камень и подтянули вверх остальное тело. Глухие проклятья, прерываемое всхлипами, срывались с губ мужчины, сорванное дыхание и мрачная обречённость. Ему казалось, что сейчас он увидит скрученный комок костей и перьев.. и умрёт. Голова Ника приподнялась над краем холма, и взгляд зашарил по пространству. Ему открылось вытянутое, довольно ровное плато, уходящее куда-то вдаль. Не далеко от края и лежал феникс. Ник поднялся, опираясь на колено, и сделал шаг от края холма.  Два маленьких пёрышка ещё кружили над тушкой и медленно опускались вниз в полном безветрия воздухе. Взгляд Странника упорно следил за плавными их движениями, совершенно отказываясь смотреть на распластанного, на земле птица. Крылья птахи ещё подрагивали, а фиолетовый глаз, на повёрнутой в его сторону голове, смотрел прямо на мужчину. На подгибающихся ногах мужчина стал подходить к птицу. Тело феникса упало точно на большой, круглый камень, от чего спина и шея были неестественно и гротескно выпуклы и казалось, что бронзовые крылья обнимают валун, словно самое дорогое, что было у птица. Мужчина со стоном опустился на колени и протянул дрожащие пальцы к вихратым пёрышкам на макушке Никса…
     Фиолетовый глаз так же, как и тогда в яйце, моргнул, заставляя мужчину отшатнуться назад, голова на тонкой шее приподнялась, и клюв приоткрылся, казалось, что птица где-то даже высокомерно улыбался. 
- Ах, ты ж..
Руки мужчины обхватили тело феникса, срывая его с выпуклого камня. Голова птица, как и много лет назад, когда произошла их первая встреча, легла Страннику на плечо, и из клюва донеслось ласковое журчание, словно кто-то пересыпал бисер. Руки бережно обнимали пернатого, пальцы же попутно, мягко зарывшись в перья, ощупывали тело Никса, проверяя всё ли цело.
- Ты скотина, Никс, что б ты полысел! Ты напугал меня до смерти! – мужчина отстранил его и наконец, придя в себя после шока, принялся отчитывать заигравшегося пернатого, - Я повыдираю из твоего хвоста все перья и сделаю из них розги, что бы выпороть тебя!
Брови его сошлись над переносицей, а во взгляде разбушевалась не шуточная гроза, Серебро глаз потемнело и приобрело где-то даже лиловый оттенок.
Возмущённый крик птица прервал гневную тираду Странника. Тело пернатого задергалось и он, вырвавшись, подскочил к камню и мощной когтистой лапой пихнул его в сторону мужчины. Странник растеряно смотрел на…
Камень оказался какой-то довольно крупной тварью с уродливой мордой. Хребет животины был переломлен, а маленькие точки, что должно быть были глазками, сочились ненавистью и угрозой. Когтистая лапа подвинула тварюгу ближе к мужчине, тварь трепыхнулась, пытаясь видимо вцепиться тому в ногу. Мужчина вздрогнул и, не отдавая себе отчёта, наступил ему на морду. Мягкое серебристое свечение вырвалось из раздавленной тушки и быстрыми дорожками потекло к Страннику. На секунду обдало жаром, а затем по телу разлилась радостное тепло, наполняя силами.
- Ч-что это? – Ник рассматривал округлившимися глазами свою ладонь, ставшую на миг серебристой.
   Феникс радостно прищурился и с сожалением сглотнул – ему не досталось ни капли. (Он увидел непонятную тварюгу очень высоко. Сначала ему казалось, что её не достать, но он рискнул. Крылатая дрянь сама бросилась на него, почти невидимая на фоне тёмно-резинового неба, она попыталась сожрать его прямо там. Птица помнил мелкого огонька, что он съел, и теперь его вело чутьё и жажда, есть хотелось очень, а ещё он видел глаза своего Странника.. а ещё.. ещё он видел там.. там.. он не знал.. он не мог понять.. но им обязательно нужно было туда.. обязательно.. он это чувствовал.. иначе.. Птица вздохнул, иначе им не выжить.. и первым погибнет Он.. а феникс не мог этого допустить.. ведь Он ему, словно Отец..) Птица вздохнул и посмотрел на Странника.
    Плечи мужчины распрямились, пусть этого свечения было немного, но оно придало сил и.. Оно разбудило жажду – хотелось ещё.  Он посмотрел на Никса и встретился с ним взглядом. Птица остался голодным. Мужчина куснул губу, что-то нужно было делать, нам не выжить здесь. Голова феникса странно задергалась, то поднимаясь, то опускаясь. Мужчина непонимающе уставился на него.
- Я забыл поблагодарить тебя? – усмешка на секунду искривила губы мужчины, но птица яростно замотал головой и пребольно щипнул клювом за ногу. – охх.. Да чёрт тебя подери, - он тихонько шлёпнул его по клюву, - что тебе нужно? Ты голоден, я знаю, милый, но это не повод что бы..
Феникс клюнул его второй раз, взгляд его напоминал раскалённый уголёк и мужчина, наконец, закрыл свой рот. Ник ткнул клювом вверх, затем потянул его за обрезанную штанину и снова ткнул вверх.
- Что там.. Ты же был там.. Ты что-то там видел.. – до мужчины начало доходить чего требовал пернатый, - что же? Что ты там видел?
Феникс устало кивнул и снова, взяв его за штанину, потянул, заставив шагнуть, и вновь ткнул клювом вверх.
- Ты что, Никс, сильно головой ударился? Или это у тебя с голодухи? – Странник недоверчиво глянул на птица, - это ничего, что я не умею летать, - он помахал руками словно крыльями, - если ты об этом.
Птица устало опустил голову, скребанул лапой по земле и вновь с грусть посмотрел ему в глаза. Опять осторожно прихватил край обрямканной штанины и как-то уже безвольно потянул. Силы Никса кончились, он, подобрав под себя лапы, уселся прямо на землю и нахохлился. Ник опустился рядом с ним и задумчиво уставился на небо.
А что если.. что если мы на дне? – мысли вертелись вокруг полёта птица, - если это что-то вроде огромного ущелья.. или впадины, и он, - Странник покосился на Никса, - видел поверхность.. Тогда.. можно.. – мужчина снова задрал голову, - найти эту чёртову стену.. скалу.. или какая тут хрень?.. и забраться вверх..
Ник поднялся на ноги.
- Поднимайся, Никс, нам нужно идти. Знать бы только ещё куда.
Мужчина посмотрел вверх и пошёл к краю холма. Его попытка разглядеть хоть что-то,  успехом не увенчалась. Он оглянулся на птица, тот, словно во сне, стоял на лапах и покачивался. Лететь он не сможет. Мысль шаркнула по разуму, почему-то принеся с собой горечь. Полученного от «камня» надолго не хватит, он был не дурак и быстро понял, что означает этот мягкий свет.. что-то с родни его пеплу.. Вздохнув, Странник подставил плечи пернатому и тот, еле помогая себе крыльям, забрался туда,. Мужчина поправил безжизненно висящий хвост и пошагал вперёд по плато. Если здесь есть эта чёртова стена, он её отыщет, упрямства ему было не занимать..

…Даль, что казалась нескончаемой, резко потемнела, они приближались к чему-то огромному и Странник надеялся, что это заветная стена. Слабость накатила волной, дышать сразу стало труднее. Они уже долго шли, очень долго. Один раз он даже дремал, феникс совсем не спускался с его плеч, намертво впившись когтями в тело, голова его, то и дело срывалась вниз и, стукнув по уху мужчины, повисала, словно сдувшийся шарик. В глазах темнело, и почувствовать, как цветной, мерцающий жар разливается по венам, хотелось нестерпимо. Странник сжал зубы, если он сейчас же не добудет его, то он потеряет феникса. Полет, кажется, совершенно вымотал птица. Осторожно, пытаясь, лишний раз не тряхнуть задремавшего Никса, Странник расцепил его лапы и снял с плеч, аккуратно положив возле большого камня. С трудом выпрямляя спину, мужчина прошёл вперёд, там почти уже близко серела темнотой возвышенность. Идти нужно было туда. Только дойдём ли? Мысль оборвал истошный писк. Ник обернулся и похолодел, нечто странное, похожее на бурдюк с крыльями непонятным образом волочило феникса по земле. Птица вновь сдавленно запищал, изо всех сил упираясь ногами и оставляя в земле борозды.
- УБЬЮУУУУУУ.. – вся боль, весь страх за себя и за самое дорогое, что было в его жизни, породили Ярость и дикий крик. А ещё была жажда.. Что-то внутри знало, где взять мягкое свечение. Выдернув из-за пояса нож, оскалившись и напоминая сейчас больше зверя, нежели человека, Ник нёсся на тварь, что уже обняла Никса своими плавниками.
  Лезвие вошло глубоко, вспарывая тело и оставляя страшные раны. Бешенство и жажда довели его до того, что он начал рвать тварь и зубами, рыча и пластая ножом. Из ран посочилось, сначала слабо, а потом сильнее, режущее глаза алое свечение окутывало Странника. Туша завалилась набок, и кроваво-красное сияние поднялось над растерзанным телом. Мужчина сделал шаг, что бы вновь ощутить огненный ток по плоти, но наступил на перо своего птица, одним яростным полным жадного сожаления движением, мужчина прямо за лапу швырнул ослабевшего феникса в мерцающий Пурпурный шар и, подвывая от зависти, наблюдал, как осевшее на перьях свечение, исчезало в теле птица…

Отредактировано Ищущий (Странник) (18.07.2011 05:59:00)

+4

6

Это была удивительная случайность. Та, в которую могут поверить единицы. Та, что послужила спасением двоим.

После наказания Сестры Промежуток, как это обычно и бывало, наполнился яростью, ненавистью. Экзекуция выплеснула на свободу столько Пурпура, что в заповеднике провинившейся дочери, как грибы после дождя, расплодились недородки. Ярый не смог пройти стороной, ему нравилось забавляться с неразумными тварями. Алый шар осветил заповедник, сводя их сума. Цвет манил все ближе к краю. Очередной недородок, обуреваемый слепой жаждой, оступался и падал вниз. Светящаяся Пурпуром тушка, словно уголёк, улетала в Кошмар, освещая стену, уходящую к самому его основанию, быстро пропадая из поля зрения. Эта забава продолжалась уже довольно долго, и количество недородков в покоях прилично сократилось.
Это место было самым близким к "Нижнему Пределу" во всем Промежутке. Здесь Ярый чувствовал дно, чувствовал с десяток уже сброшенных им всполохов Цвета. Они бродили внизу, один за другим медленно угасая. Цвет очень быстро выпаривался из недородков.

Случившегося он не ожидал - не мог предвидеть. Очередной подопытный, отправленный вниз, вдруг выпустил из себя Цвет. Не от падения - недородки не умирали при соприкосновении с дном, внизу кто-то был, и он убивал их. Растворяющееся облако Пурпура, вырвавшееся из умерщвленной тушки застыло в воздухе. Кто-то взаимодействовал с ним, пытаясь слепо утолить голод. И этот кто-то был существом, Цвету не известным. Гость, но... В Кошмаре? - промелькнула словно бы неестественная мысль. Когда контакт наладился, сомнений не осталось – это действительно был "Гость из Кошмара". Родившийся в нём, но родом из иного места. Ярый не стал медлить. Волей Спящего путь этого существа начался с невозможного. Пурпур должен был увидеть их воочию. Птицу и Гостя, отдаленно похожего на самых первых Братьев. В первом чувствовалась огромная скрытая сила, сейчас почти угасшая. Ему было вполне по зубам прорваться через заслонку Кошмара. Волей Спящего.
Облачко Цвета окутало Птицу. Перья наливались огнём все сильнее. Феникс. Пурпур аккуратно потянул его вверх, вдоль скалы. Птица вонзилась когтями в Гостя, утягивая его за собой. Смогут ли они пережить вознесение, и в каком виде появятся навеху теперь зависело от всех троих.

+2

7

Руки тряслись, из горла рвался вой, глаза блестели жаждой. С лезвия стекали капли Пурпура устремляясь к распластанному на земле птицу и медленно, маняще проникали внутрь. Странник сжал зубы до боли, до хруста в желваках. Ему казалось сама жизнь по капле входит сквозь перья в феникса. Затуманенным яростью и жаждой разумом он ещё понимал, кто перед ним, но всё уже было слишком далеко, словно воспоминания колыхались туманной дымкой. Сталь клинка, отсвечивая красным, молниеносно мелькнула в воздухе. Фиолетовый глаз внезапно раскрылся..
     
     ..Никсу было плохо, шибко плохо, он то просыпался, то вновь уходил в небытие. На плечах мужчины его держали только когти, глубоко вошедшие в плечи Странника. Когда его перьев коснулся холодный камень птицу показалось, что это будет его последним ощущением в этом кошмарном мире, но он ошибся. Что неведомое потащило его по камням, ничьего прикосновения он не ощущал, но его будто обволокло невидимой сетью и поволокло. Как добычу, как пищу. Феникс закричал, забился, пытаясь удержаться на месте, но сил уже не было. Из него по глотку выпивали жизнь..
     Тепло накатило внезапно, словно что-то сильное обхватило бережно и прижало.. как тогда, когда он был совсем маленьким и только появился на свет. Пурпур наполнял каждую клеточку тела, насыщая, словно раздувая изнутри. Жилы и мышцы пели, Пурпур играл свою звеняще бурную музыку, заполняя птица полностью. Цвет пел в жилах, струился по перьям, вытесняя бронзовый оттенок, делая феникса алым. Он никогда не чувствовал столько силы, казалось он мог взлететь и пронестись сквозь камень. Никс открыл глаза, крылья его затрепетали, требуя полёта, по перьям понеслись всполохи. Он смотрел в лицо своего Странника и не узнавал его в этом перекошенном лике. Пурпур позвал, потянул вверх, ввысь, туда, где как казалось фениксу, было спасение.  Внезапно птиц уловил движение мужчины, лезвие коснулось перьев и замерло, словно туманная дымка рассеялась в его глазах. Феникс поднимаемый Пурпуром вверх вскрикнул пронзительно и когти привычно вошли в плечи мужчины, только глубже, дальше, пробивая ткани и сдавливая кости. Никс не знал своих сил данных Пурпуром. Широко раскинув крылья и мощно, так что довольно крупные камни отлетели в  стороны, взмахнул ими, поднимая Странника в воздух, неся его вдоль стены вверх. Чувство ощущения полёта наполнила Феникса радостью, взмахи крыльев стали мощнее, чаще, скорость возрастала. Птица не замечал, что Пурпур заполняющий его до краёв и даже плещущий наружу, стал медленно уменьшаться. Сквозь восторг полета просачивался, втекал чей-то незнакомый голос..

    …Лезвие почти соприкоснулось с телом Никса, когда мужчина услышал звук и чуть не потерял способность двигаться от изумления.
- Я научу тебя владеть собой.
Это оглушило, заставило замереть.  Нескольких мгновений хватило, что бы он почувствовал тяжесть птица, его словно приплющило к земле. Господи! Он меня раздавит! - успела мелькнуть мысль, прежде, чем он почувствовал как его плоть разрывают когти. Его рвануло вверх.. и он зашёлся в крике. Сквозь багровую пелену боли, его сопровождал голос, спокойный рождающий силу голос.
- Я стану твоим путеводным огнем.
Его несло вверх, они набирали скорость. Пространство, словно не желая выпускать из пасти лакомый кусок, как могло сопротивлялось. Странник зашедшись криком не видел ни скалы, что стремительно уходила вниз, ни ставшего алым феникса, только странно звучащий голос позволял оставаться на поверхности сознания…

   … Не скала это была, не камень остановил пернатого, законы этого мира были иными. Будь он один, он бы прорвался, ему бы хватило Цвета, что бы вырваться из Кошмара. Но нужен был бы ему этот прорыв? Так легко начавшийся подъём стал труден, каждый взмах крыльев отнимал кучу сил, ноша в лапах стала неподъёмной и тянула вниз. Ещё немного и падение будет неминуемым.

+1


Вы здесь » Тургор: Начало » Флэшбэки » Ищущий (Странник). Вознесение.