Тургор: Начало

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тургор: Начало » Кошмар » Тюрьма


Тюрьма

Сообщений 31 страница 59 из 59

31

Крылья сложены за спиной, шаг чёткий, звонкий. Впервые за долгое время Луни чувствовал себя так хорошо. Всё, как в старые добрые времена, когда я не знал ни Спящего, ни Братьев, ни Сестёр, ни Табу... ни ответственности. Знай себе, броди по Кошмару, охоться на недородков да совершенствуйся в искусстве охоты. Вернулось приятное дежа вю... и наполнило теплом, согрело давно похороненными воспоминаниями душу юного Брата.
Я здесь бродил уже... Тогда я, кажется, прятался от очередного хищника. А потом преследовал стаю недородков. А вот в тех горах я учился лазать... У меня ещё крыльев не было, помню. Я помню...
Крылатый остановился, боясь потерять то чувство почти-нежности и ностальгии, что окутало его, словно пуховым одеялом. Захотелось хоть ненадолго присесть на выжженную, в глубоких разломах, землю. Или лечь, прижавшись к ней щекой.
Я помню, как сидел у шалаша и чистил перья... Зверьки гонялись друг за другом, то ли играя, то ли всерьёз борясь за добычу. Один стилет, другой... и так - весь вечер, не лягу спать, пока не переберу и не проверю каждый нож. Жил как считал нужным и правильным, а если и были ошибки, то я сполна за них с Отцом рассчитался тет-а-тет, без нравоучений. Хоть раз я был таким довольным и счастливым с тех пор как вознёсся в так называемый рай?
Луни тряхнул головой, прогоняя неожиданную хандру. Воспоминания были прекрасными, но делу они не относились - обязанности и долги нужно было отдавать сейчас.
Ну, не был, так буду. Это всё же подарок Спящего нам. Даже эти... Сёстры. И Лазурь... - остатки уныния исчезли вконец. И вовремя - Крылатый уже подходил к тюрьме.
И здесь следовало быть осторожнее. Мало ли, как отреагирует Жнец на незваного гостя, не метнёт ли копьё, посчитав неким недородком? Или, чего веселее, неизвестно как выбравшимся преступником?
Но Рипер, к счастью, не оправдал ожиданий Луни. Он просто уткнулся взглядом в землю и чего-то рисовал наконечником копья.
Он немного... не в себе... - первая мысль замершего в изумлении Крылатого. Вторая была обоснованнее: Делать совсем нечего. Неизвестно чем со скуки мается. Стоять столбом было как-то... нелогично. Раз пришёл, значит, нужно что-то говорить или делать. Луни спрыгнул с огромного булыжника и приземлился на почтительном расстоянии от Брата. Мало ли, в каком тот настроении? Осторожность Луни никогда ещё не вредила.
- Долгого... - юноша хотел было добавить "Цвета", но подумал, что такое приветствие в Кошмаре будет не совсем уместным и прозвучит для скучающего тюремщика издевательством, - Жнец.
И как я должен спрашивать у него всё это? Рипер был не в настроении для разговоров, иначе бы отреагировал на Крылатого много раньше. И чего теперь делать? Сказать, что пришёл поговорить? Глупо как-то, в Спящем есть Братья, так я по идее с ними и должен Табу обсуждать, точнее, внимательно внимать их проповедям. Мда, не продумал, сглупил. Меня, ещё чего доброго, отчитают, что самовольно покинул рай этот проклятый.

Отредактировано Луни (Крылатый) (12.03.2011 00:41:26)

0

32

Жнец как раз нацарапал остриём на земле некое подобие глаза, наблюдавшего за Спящим с луны Уты, когда Луни подошёл к нему вплотную и несколько застопорился, очевидно, сомневаясь в том, как стоит начать диалог. Луни замялся, но в конце концов поздоровался. Юношу что-то то ли тревожило, то ли смущало.
Интересно, отчего же он решил спуститься? Отправили на переподготовку? Или сам сумасброд такой? Наверняка второе, а впрочем, всё может быть...
Встретить Крылатого с радостью и объятиями Рипер, конечно, не мог, хотя и был несказанно счастлив видеть именно его. Философские беседы с изредка захаживающим Патриархом и короткие рапорты Богомолу не могли заменить живого разговора, на который были способны Сёстры, да этот мальчик пока разве что. Наверное, оттого Братья и распределили юных дев между собой - чтоб в собственном педантизме не задохнуться.
И чего это навещает он меня? Или же тут не с кем больше говорить, кроме как со мной? Похоже на то...
Пока Рипер размышлял, Луни обратился к нему. Жнец не спеша, но и не растягивая движения, поднял взгляд (хотя всё равно смотрел на Крылатого сверху вниз) и произнёс с обычным, даже не наигранным, что и печально, спокойствием:
-Здравствуй, Брат мой.
Потерянный он какой-то.  Прямо как его зазноба...
-Но я должен спросить, и знаю, что ты этого вопроса ждёшь. Как ты очутился здесь и зачем пришёл, Крылатый?

0

33

Рипер оторвался от начертания некого рисунка и с холодным спокойствием смотрел на Крылатого.
Спящий, какой же он... отрешённый. Он что, всегда такой? Хотя, если вспомнить окончание нашего прошлого разговора, то можно сделать вывод, что да.
Жнец как будто совершенно не удивился появлению младшего Брата, который вообще-то должен был, первое, находиться в раю, второе - прилежно изучать заповеди и демонстрировать полное послушание старшим наставникам. Которым его своевольный "побег" понравился вряд ли. Крылатый замялся. Говорить об этом Жнецу? Да Спящий сохрани... Интересно, он знает, что твориться в Спящем? И что Братья обо мне думают? Нет, вряд ли - сидит он тут безвылазно. Я бы так не смог, убежал бы через несколько циклов... А каково его заключённым в тёмных клетках? Это же настоящая западня, лучше бы сразу убивали!
Вопрос Рипера вернул его повернул его мысли в нужное русло. Варианта было два - солгать или сказать правду, но для перестраховки, ибо неизвестно, какую причину отлучки Жнец сочтёт полновесной и уважительной, юный Брат решился использовать оба:
- Я спустился, чтобы оружие поискать... ну, чтобы стать... сильнее, - конечно, яд его не сделает сильным, но преимуществ в драке точно добавит. - И пришёл к тебе заодно... Я тебе не мешаю, Брат? Всё же ты здесь несёшь службу... - Крылатый знал, что Рипер ответит отрицательно, так что задал этот вопрос скорее из вежливости.
Луни полу раскрыл крылья так, чтобы они не прижимались к спине - всё-таки металл был просто ледяным без Цвета и чувствовать, как холод пробирает прямо до костей, Крылатый не хотел. Да... раньше таких проблем не было. Юноша немного подумал, но всё же задал не очень корректный вопрос тюремщику:
- Тебе здесь не скучно? То есть я знаю - долг... и всё такое, но у тебя не только не одной живой души рядом, даже уходить нельзя. А в Кошмаре столько интересного, - Луни, как бы в подтверждение своих слов, хлопнул крыльями, из-за чего с земли взметнулось небольшое облако тонкой пыли.

Отредактировано Луни (Крылатый) (12.03.2011 22:35:56)

0

34

Прогуливается, значит...
-Нет,- Жнец чуть мотнул головой,- Я даже рад твоему визиту, признаться.
Жнец приглашающим жестом указал на плоскую скалу возле себя.
-Садись рядом. Расскажи мне, как дела в Спящем. Как он встретил тебя? Как подвигается твоё обучение?
Рипер в общем-то не ожидал услышать каких-либо грандиозных новостей, но сейчас ему хотелось хотя бы услышать, что всё хорошо, изменений нет, Братишка учится.
Кто-то же его сюда отправил... Или он сам решил? Ладно, по ходу выясню...
Луни всё ещё отличался задорностью и энергией, свойственной юным, но уже было заметно, как его тело меняется и приспосабливается к тому, к чему должно прийти в конечном итоге.
-Интересного? Да что тут хорошего - скалы да лёд, и черви грызут породу... И мне как-то не до скуки. Бдительность терять никогда не стоит...
Жнец ещё раз покосился на нарисованную луну и перевёл взгляд на лицо Крылатого в ожидании ответа.

0

35

Ну, Жнец сегодня не такой хмурый, как обычно. Луни не сел, но залез на камень, поджав ноги под себя и упираясь ладонями в гранит. Что свидетельствовало о том, что Крылатый не ждёт от тюремщика ничего плохого, наоборот, в случае непредвиденного нападения Крылатый не смог бы даже прыгнуть, не то чтобы атаковать в ответ. Конечно, такие мысли были глупыми, но полезная привычка находиться каждую секунду в ожидании опасности намертво сплелась с инстинктами и брала верх над разумом даже в спокойной обстановке.
Хотя... всё равно я бы на него добровольно нападать не стал... - Луни не без настороженности посмотрел на давно знакомое копьё и скорпионью часть Рипера. Да и зачем мне это надо? Восстание Братьев я возглавлять не собираюсь... Не смотря на то, что старикам не помешала бы такая встряска, - хмыкнул про себя Крылатый.
- Продвигается.. ну, нормально, - как-то неуверенно ответил Луни. - Правда, я не знаю, что для Фратрии правильно, что - нет. Наверно, у каждого индивидуальный должен быть подход... - заявить Риперу, что его от этих наставлений уже мутит, и он еле сдерживается, чтобы не попросить старших Братьев помолчать или хотя бы не занудствовать, Крылатый не мог.
Про встречу Луни решил и вовсе промолчать. Она тоже выдалась не особо радужной. Настроить против себя гончую Фратрии - приятного в этом было мало.  Что бы ему ответить? Он так любит этот рай...
- Спящий... очень необычен. Там такие странные места... и сооружения, совсем не разрушенные, как у Отца. Мост Имы, Бастион... И Сёстры с Цветом... Почему ты не сказал мне о дарах? - Крылатый почти укоризненно взглянул на Жнеца. - Но с ним всё хорошо. Тихо, Братьев раз-два и обчёлся, Сёстры все спят и лимфы немного. А Лазури почти нет, - с тоской добавил Луни.
- Не говори так о Кошмаре, - нахмурился Брат. От возмущения он даже приподнял крылья и "распушил" перья, что могло бы показаться довольно забавным постороннему наблюдателю. - Здесь не меньше чудес, чем в раю, только не все желают их видеть, - Луни отнюдь не имел ввиду конкретно Жнеца, а говорил о всей Фратрии в целом. - Серебряные озёра, бурые равнины... эти скалы, наконец! А стеклянная пустыня? А завалы неизвестных деталей, разрушенные здания? Всё эти непонятные вещи, которые только и ждут, чтобы о них узнали и попытались разгадать их загадки... И это ты называешь "ничего хорошего"? - Брат по окончании эмоциональной тирады выпрямился и уже полностью расправил крылья, словно готовился к бою, но всё же остался на месте, поза его не особенно изменилась.

Отредактировано Луни (Крылатый) (13.03.2011 00:28:22)

0

36

С каждым сказанным Крылатым словом всё глубже становилась морщинка между бровями Жнеца.
Кого же он Отцом зовёт, скажите мне на милость? Ох, темнит сто-то Братишка...
-А тебе, как я погляжу, нравится тут, верно?- Рипер чуть склонил голову вбок, отчего его волосы опять легли на плечо и грудь. Это могло показаться неудобным, хотя на деле не так и мешало. Странность, впрочем, заключалась только в том, что волосы у Жнеца были в принципе. Достаточно редкое во Фратрии явление.
-Ну что ж, не стану я тебя переубеждать... Полагаю, что каждому своё. Ты поднялся по принуждению, я же по принуждению здесь и не могу, вероятно, оценить твоего энтузиазма.
Голос тюремщика на мгновение стал немного жёстче, чего требовали слова.
-Я уважаю твою любовь к месту рождения. Но твоя симпатия к утробе не должна заставить тебя забыть о своём долге, Брат мой. По рождению мы отмечены не только привилегиями, но ещё и им. Мы не просто так произведены на свет. Нам нужно охранять те чудеса, что мы получили...
Взгляд Жнеца чуть смягчился, он вздохнул и покачал головой.
-Не упрекай меня в том, что я не поведал тебе о дарах Спящего. Не место и не время было тогда рассказывать тебе о них. И потом, это такие вещи, который лучше один раз увидеть самому, Брат мой. Ты оценишь их  в полной мере, когда научишься хранить Цвет. Когда тебе доверят твою Сестру...
Рипер чуть развёл руками.
-Вот что требует охраны и дозора. Невообразимые блага. Искушающие и эфемерные.
Хотя Луни и не особенно был настроен воспринимать дифирамбы о Спящем, Жнец всё-таки понадеялся, что юноша услышит его. Всё-таки не один Рипер так думал, и не один Луни не сразу оценил рай.
-А здесь - обломки. Осколки цивилизации. Прошлое, прошедшее. Настоящее - там, и там навсегда останется. Никакие красоты утраченного не стоят одной минуты жизни...
А всё потому, что не успел. Не чувствовал капли Цвета на губах, не ощущал его быстрый ток по жилам, не чувствовал битвы с противником коварным, когда твои меч и молот - продолжения твоих рук, не видел цветущего древа и не чувствовал поцелуи Сестры...
Хотя Жнец был несказанно рад услышать, что дома всё неизменно.

0

37

Луни машинально по-птичьи склонил голову, внимая речам Жнеца. Он больше не смотрел в лицо Брата, а слишком внимательно разглядывал шероховатый камень под руками. И молчал.
Прав, тысячу раз прав ты, Жнец. И всё-таки это не так. Крылатый действительно питал слабость к Нижнему Пределу... если слабостью можно считать искреннюю привязанность и благодарность. А вот в святости Спящего Крылатый был не так уверен. И никакие слова Хранителей не могли дать... веры? Мне не хватает безусловной веры в новую ипостась Отца. Я привык всё подвергать сомнению, ибо в здесь нельзя полагаться на что-то полностью и безоговорочно. Но это - в Кошмаре. А в раю? Братья заслужили Его своим подвигом Веры - мне же лишь всё растолковали и преподнесли. А дальше меня вела... что? Интуиция, наверное. Но всё-таки...
- Я поднялся не по принуждению, Брат. Вся Фратрия не смогла бы вытащить меня наверх, если бы я сам этого не захотел. Я сам искал Его... хоть и после твоего рассказа. Покинуть Отца - вот моё решение. Было бы иначе, я бы не колебался и сразу сбежал бы вниз. И только моё, - Крылатый спокойно смотрел в провалы глазниц Рипера. - Не стоит думать, что кто-то может меня заставить что-то делать, - Луни отвернулся и вновь стал изучать соседнюю скалу.
- Прошлое... прошедшее. Но разве это правильно - забывать прошлое? Здесь столько всего неизученного, не открытого, - следует отметить, что в Луни, пожалуй, с момента рождения жило неистребимая любознательность и тяга к истории и путешествиям. А воплотилась она в том, что Брат часто уходил от своего шалаша на несколько циклов не только ради охоты. Вместе с изучением новых территорий и расширением границ угодий он любил подолгу бродить по развалинам зданий и разгадывать, для чего предназначена та или иная деталь, валяющаяся в куче себе подобных. Часто любопытство не было удовлетворено, но Луни не расстраивался - ему нравился сам процесс поиска ответов и истин. Пусть даже таких незначительных. Может, потому он не мог принять на веру все эти Табу и полезные, в общем-то, но кажущиеся нелогичными, наставления Братьев. Вот, например...
- Жнец, Братья много говорили мне о Табу, но я нашёл... Как бы помягче сказать? Некоторые непонятные моменты: из заповедей следует, что нет места выше Спящего, но почему-то Сёстры твердят обратное. Они, по словам Хранителей, лживы и двуличны... Но тогда отчего нужно держать их в узде и давать Цвет понемногу? Даже если Сестра соберёт в себе достаточно Цвета, то она всё равно ничего не сможет с ним сделать... Ничего не будет. Может, если один раз продемонстрировать это на одной из девушек, то остальные успокоятся со своим Верхним Пределом и перестанут верить в сказки? - Крылатый говорил медленно, размышляя на ходу и не смотря на реакцию собеседника. Он был слишком занят своими домыслами.
Столько нестыковок... их столько в этих непонятных законах. Нет, нужно проверить их сейчас, пока я ещё не в Фратрии - сомнения и недомолвки для истинного Хранителя недопустимы. Как для него, - Луни поднял затуманенный взгляд на тюремщика.

Отредактировано Луни (Крылатый) (14.03.2011 00:35:37)

0

38

-Не стоит думать, что кто-то может меня заставить что-то делать,- заявил Луни, и Жнец невольно покачал головой, убедившись, что Брат на него не смотрит.
Вот что болтает, что болтает?.. Отец мой, откуда только такие берутся?..
Следующие речи Брата Рипера ещё более возмущали и повергали в состояние, граничащее на отчаянии с истерическим смехом.
Знал бы, что он такую речь заведёт, упёк бы за решётку циклов на двести сразу же! Как же губительно незнание, чёрт возьми...
Исследователь нашёлся. Неприязнь Крылатого к Отцу искренне поражала Жнеца, однако он не стал бы возражать - каждому своё, если оно не мешает целому. Если бы мальчишка аккуратно занимался своими экспериментами и перекладывал камешки в уголочке, никто бы и возражать не стал, но тюремщик сильно сомневался, что юный Брат ограничится только невинными играми. Пообещав про себя сдержать в узде энтузиазм Луни, если тот зарвётся, Жнец выслушал речь Брата до конца.
-Законы создавались не нами, и Табу появились раньше нас, Крылатый. Я не самый лучший рассказчик, и Заповедей не писал. Если бы ты представлял, какую ересь произносит твой язык, то сам себе его бы отрубил. Ты, похоже, недоумеваешь по поводу Сестёр?.. Правильно недоумеваешь.
Жнец горестно вздохнул, озвучивая стыдливо замалчиваемую правду, которую старшие признавали с большой неохотой.
-Может, и есть выше Рая предел. Но нам туда заказано, а Сёстры отчего-то думают, что смогут туда уйти. Но уйдут они с Цветом. Со всем Цветом, Брат мой. Не верь их хрупким телам - одна может пожрать всю Лимфу и не подавиться.
Жнец сжал кулак, припоминая, как по его пальцам катался лёгкий, журчащий Цвет. Одна только мысль об исчезновении Цвета вызывала в его груди тяжёлое, давящее чувство яростного страха.
-И она убьёт Его вместе со всеми, кто может мыслить и чувствовать. Она не пожалеет ни своего Хранителя, ни чужого, ни своих Сестёр и попытается совершить кровавый потлач. Ты должен понять, что есть недосягаемый рай и неживой ад. Второй - ниже Кошмара. Туда отправишься, если тебе отсекут голову здесь, сожгут тело и развеют пепел. Смерть-навсегда для Брата. И есть мифический рай, иллюзорный, неживой. Там не смогут жить Сёстры - он для них слишком прекрасен, а Брат его и увидеть не может. Это Вертикаль - змей, кусающий себя за хвост.
Усмехнувшись, Рипер оглушительно скребнул копьём по решётке, ведущей в тюрьму.
-А коли захочешь проверить мои слова на достоверность - попробуй. Буду ждать тебя здесь.

0

39

Язык мой - враг мой, - горестно вздохнул про себя Луни. Ищейка был прав. Чем больше слушал Крылатый Жнеца, тем больше убеждался - он попал не к тому собеседнику. Да и вообще, если подумать,  Брата, который бы слушал и объяснял "такую ересь", как выразился Рипер, найти во Фратрии невозможно. Впрочем, разговор я затеял не зря, - отметил Крылатый, запоминая информацию о вертикали пределов. Луни мог бы ещё много чего сказать о методах и праве Братьев на рай, но скрежет копья о решётку вывел его из состояния философской прострации, в которую, словно в сонную паутину, угодил младший.
- Значит, вот почему вы зовёте их убийцами... Чтож, тогда всё правильно, - Луни кивнул, как будто соглашаясь с невидимым собеседником. - Мы не можем их убить, потому что они зовут Цвет, мы не можем их отпустить, потому что они одержимы идеей уничтожить Спящего и убить всех. Как это... эгоистично с их стороны. Почему же они не любят Его? Ведь он дал им жизнь и пищу, они живут в мире, который если и не лучше, то точно уж в разы безопаснее Кошмара... Они не испытывали серьёзных страданий, их тела не исковерканы... - Луни придирчиво осмотрел себя. - Я тоже не изувечен, как остальные из Фратрии, но, если будет на то воля Отца, у меня всё впереди... - добавил младший как-то совсем спокойно.
Честно говоря, Крылатому нравилось своё тело, и он не хотел его терять, но в тоже время прекрасно понимал, что вынужденное вживление искусственных конструкций... изменения всего лишь единственно возможный способ стать сильным Братом и истинным Хранителем. Не век же мне по Кошмару бродить. Хотя, будь у меня возможность, я бы отправился в тот мир, что ниже нашей колыбели. Интересно, тамошние обитатели сочтут Кошмар раем? По логике миров, ответ - да.
- Уничтожить выкормившего и воспитавшего тебя родителя... это подло. Это даже не неблагодарность - мерзость, - Крылатый встал с камня. - Никакой рай этого не стоит. Хорошо, что вознесение Братьев не вредит Отцу... Стойте! - Луни чуть не зашипел от ярости. - Кровавый потлач причинит Отцу боль?
Крылатый нервно ходил из стороны в сторону, в его мыслях была полная сумятица. Стоило привести их в порядок.
- Будешь ждать? - Луни остановился и поднял голову, с недоумением глядя на тюремщика. - А, ты об этом... об этой тюрьме. Расскажи мне о ней больше... и о заключённых тоже мне хотелось бы знать. За что они там? Почему вы не вынесли виновным смертный приговор сразу? - Брат быстро подошёл к ржавой решётке и стоящему перед ней Риперу ближе, но всё же соблюдая определённое расстояние. Мало ли, кто там сидит? И за что подверглись такому жестокому наказанию?

0

40

-Ну, не будь так прагматичен. Сёстры не только сосуды для Цвета, его потребительницы и коварные мятежницы, но и прекрасные создания. Мы любим своих Сестёр, Крылатый...
Жнец самую малочть переборщил с удручающими объяснениями, пожалуй. У него на глазах Луни уже готов был признать девушек инкарнацией чистого зла, что, конечно, от истины было недалеко, хотя и полностью ей тоже не соответствовало.
-Сёстры любят отца, хотя пожалуй меньше, чем мы, и недостаточно, соответственно...- Жнец вздохнул и продолжил терпеливой объяснение, как с неразумным ребёнком,- Их конечная цель - не обидеть Спящего и не уничтожить его. Но каждая из них выбрала из двух зол меньшее - не страдать самой, убивая тем самым всех остальных. Глупо и по-детски, но иначе они не могут думать. Их ад - Спящий, и они утверждают, что им там  гораздо хуже, нежели нам в Кошмаре.
Жнец наблюдал, как всё больше загораются глаза у Брата.
От энтузиазма или от новых знаний, интересно?
-А ты как думал? Считал, что Спящему всё равно, когда у него отнимают всю его кровь? Потлач превратит нашего отца в издыхающую на солнце медузу, которую к тому же тыкает палочкой любопытный глупый ребёнок. Отчего же тебя это повергает в шок?
Рипер раздражённо цыкнул, ещё раз убеждаясь, что Крылатый слушает его вполуха, если не меньше.
-Я же говорил тебе: мне не сообщают, кого привозят и в чём они виноваты, так надо. Но преступления известные: развращение Сестёр, пустая трата Цвета, бездумные убийства недородков, еретические убеждения... А на смерть может обречь только Спящий. Мы не вправе отнимать жизнь даже у убийцы. Именно поэтому я говорю сейчас с тобой, Брат мой,- Рипер следил глазами за мятущимся юношей,- а не канул в Лету. Тюрьма - не слишком хорошее место, и то, что происходит с телами Братьев, по большей части случается именно там. И я не родился таким монстром. Никто не рождался. И у меня были ноги, а то, что ты видишь вместо них - весомый аргумент не нарушать табу.

0

41

Луни обречённо вздохнул - он окончательно запутался. Если есть риск причинить Отцу вред - какая там любовь? Тем более Крылатый думал, что вовсе не знает этого чувства. Да и в кого там влюбляться? Красивы - да, этого не отнять, полезны тоже. Но любовь... нет, это что-то совсем другое. А Эне? Что тогда Эне?, - юноша остановился и повёл плечами, раздумывая. Я категоричен, не могу я принять все эти полутона. Это так сложно. Раньше для мир делился строго на две части - опасно-неопасно. На то, что не сулило каких-либо неприятностей, Крылатый привык не обращать особого внимания, а на опасность всегда было как минимум два варианта поведения - драться или убегать. Но это в Кошмаре. Спящий требовал иного, и прежняя "система" восприятия мира в нём была неуместна.
- Это всё равно эгоизм, причём эгоизм бесполезный, если учесть, что жить они там не могут. Взглянут одним глазком и умрут. Какой в этом толк? Любят они Его, как же... Вот ты посмел бы вознестись в Рай, заведомо зная, что разрушишь Кошмар и уничтожишь весь здешний люд? И нет в этих чувствах ничего детского... какой ребёнок сознательно причинит родителю боль? Напротив, дети, как правило, любят любых Отца и Мать безусловно. Любовь - вот суть их отношений от рождения. Одни любят свои творения, другие отвечают благодарностью создавшему и взрастившему их существу, каким бы жестким, требовательным, даже жестоким оно не было, - Крылатый знал, о чём говорил. Пожалуй, единственным, во что он верил, был Отец. Он придавал смысл всему, что делал Луни - от охоты до, собственно, вознесения. Если Он нуждается в защите, то я буду охранять Его где и сколько потребуется.
Было довольно странно, что Жнец столь спокойно и безразлично относится к своим подопечным. Совершенно беспристрастный тюремщик... Отчего? Неужели он - бывший заключенный?
- Ты, похоже, невзлюбил своё новое обличье... Но ведь Отец сделал тебя сильнее! - Луни раскрыл крылья, как бы показывая, насколько внушительнее и смертоноснее стал Жнец. - Я ведь тоже родился без крыльев, но Отец одарил меня ими, и теперь у меня больше... возможностей. Оружие, щит... и это, подозреваю, далеко не всё. Это просто я мало знаю, как их ещё можно использовать.
Крылатый переключился снова на место, где, как он понял Рипера, можно измениться. Луни в одном прыжке оказался прямо перед толстыми прутьями решётки.
- Ты можешь показать мне свои угодья, Жнец?
Мало ли... когда и отчего придётся наведаться.

Отредактировано Луни (Крылатый) (15.03.2011 21:58:07)

0

42

-Любовь принимает причудливые формы, Брат мой. Иные родители кормят детёнышей своей плотью, знаешь? Наш Отец - не исключение. Он отдаёт свою кровь ради нас, и мы принимаем её с благодарностью. Только кто-то зажрался на его харчах, а кто-то пытается отвечать благодарностью
Подумав, Жнец добавил немного тише:
-Но не суди их строго. Иные девушки вовсе не желают Спящему зла и не хотят прорваться в свой эфемерный рай. А даже те, которые хотят, сами вряд ли смогут это сделать. Они могут бродить и собирать Цвет, но в одиночку им всё равно не совершить потлач. А если возникнет угроза - Сёстры будут прикованы к своим покоям. Это довольно распространённая практика.
И опасность заключается только в нас самих... В нашем наплевательском отношении или чрезмерном мягкосердечии.
-Отец не всех делает сильнее, Брат мой. Судьба у каждого из нас своя. Скажи, как ты получил свои крылья? Ты сделал их сам или где-то нашёл?
Было бы досадно, если бы Луни счёл это за издёвку, поскольку Рипер действительно не мог определить на вскидку природу этих механизмов.
-Чья-то сила только в его собственных руках. Когда я скитался здесь, слепой и безногий, я наткнулся на труп давно убитого мною гиганта-скорпиона, и мой враг служит мне теперь добрую службу.
Рипер редко задумывался о том, как Братья получили своё обличие. Ему о своей метаморфозе рассказывал только Китобой, и история была не из приятных. Хотя он был не самым уродливым и искалеченным. Как там было с Тираном, Жнец и интересоваться боялся.
Его крылья... Они выглядят цинично здесь, хотя и многообещающе.
Юноша тем временем живо оказался возле решётки и заинтересованно пытался вглядываться внутрь.
-Хочешь посетить тюрьму туристом, да? Посмотреть, что будет ждать? Вообще-то это не возбраняется, но... зачем? Подопечные у меня сейчас смирные, своё по графику уже отстонали. В камеры не пущу, а просто глазеть на преступников - зоопарк тебе, что ли?- Жнец говорил беззлобно, но с некоей долей скепсиса.

0

43

Значит, все мы тюремщики по... по рождению. Если Отец поручил нам Сестёр и Спящего, то он дал нам право карать и мучить. Зачем Он создал их? Сам подписал себе смертный приговор, только срок не указал. Отец, это проверка? Тогда дай мне Спящий пройти её, не превратившись при этом в безжалостного палача, - Брат понурил голову. Обе альтернативы его пугали не на шутку: Луни не любил жестокость и несправедливость, но страшился не оправдать надежд, что возложил на него Отец, позволив Крылатому вознестись в рай. Спящий - не награда, как думают Братья. Он - наше служение, сложнее и страшнее Кошмара. Нет в нашем доме искуса Цветов и Сестёр, нет контролирующей всё и вся Фратрии... нет сомнений.
Но Жнец спросил про крылья. Луни сложил вышеупомянутые металлические конструкции и отвлёкся от рассматривания темноты за решёткой, одновременно соображая, как более правдиво и полно передать свои чувства.
- Знаешь, Жнец, - начал Крылатый медленно, взвешивая каждое слово, поскольку вопрос Рипера был очень непростым, и в ответе нельзя было спешить, - я верю, что Отец дал мне их в дар... Дар, а не подарок. Это совершенно разные вещи, Жнец, потому что дар, в отличие от подарка, накладывает определённые... обязанности. Дар может загубить, может спасти, стать обузой или благословением, но от него нельзя отказаться - лишь принять. Может, я говорю путано, но выразить это чувство иначе мне не удаётся, не могу подобрать иных слов. Впрочем, расскажу, лучше, как я их нашёл, - Луни мотнул головой, отгоняя хандру, которая снова чуть не вцепилась в Брата намертво мерзким спрутом.
- История коротка. Я люблю иногда... бродить по старым развалинам и искать там интересности, детали, механизмы... и тому подобное. И вот, в одной из таких "экспедиций" я нашёл их... Жнец, у тебя никогда не возникало ощущения при взгляде на какую-нибудь вещь - "вот это - моё!". Я имею ввиду не "я хочу владеть этим", а то, что эта вещь действительно принадлежит тебе по праву, потому что она - твоя давно потерянная часть, - юноша снова отметил про себя, что высокопарность снова вернулась в его слова, ему это очень не понравилось, поэтому Брат решил продолжить без лирических отступлений. - Я забрал стальные листы... к себе домой, - Луни не стал уточнять, куда конкретно, - и заснул на них. Странно, но тогда металл показался мне тёплым и каким-то родным, а на утро... сам видишь, - Луни слабо махнул крыльями и снова сложил их за спиной. Сейчас они мне будут только мешать.
- Разве я похож на шутника? - Луни покачал головой. Его намерения были вполне себе серьёзными, и насмешка Рипера покоробила юного Брата. - В камеры соваться не стану. Оставаться в тесном помещении наедине с отчаявшимся Братом - я же не самоубийца. Да и глазеть зачем? На них преступления их не написаны... Я хочу... я должен, - Луни сделал чёткое ударение на последнем слове, - увидеть это место своими глазами, поэтому и прошу тебя, Брат.

0

44

Он хочет. Он должен. Наверняка он ещё и избранный, которому суждено привести наш край в благоденствие и открыть нам всем глаза. Конечно, как я могу быть так слеп?
В такие моменты Жнец понимал, почему именно Эра является его Сестрой. То ли эта черта у них была общей, то ли он перенял её от девушки, но они оба считали, что все души обладают колоссальным самомнением, и только изредка они достойны уважения. Поэтому высокопарность выражений, двусмысленные фразы и душевные скитания они воспринимали, не сговариваясь, одинаково снисходительно.
Что взять с них? Пусть играются, пока находят себе игрушки. Надо принять их как данность. Впрочем, очень возможно, что и мы сами - просто высокомерные глупцы... Но отчего-то друг друга таковыми не считаем. Чудеса!
Решив не мудрствовать лукаво, Жнец просто опустил руку на решётку и отодвинул её в сторону, ровно настолько, чтобы Луни смог войти.
-Добро пожаловать, коли так хочешь,- в глазах Рипера едва уловимо блеснуло что-то недоброе, озлобленное, по-детски мстительное, но быстро улетучилось,- Иди. Только не жалуйся, если не выйдешь.

0

45

Луни не заметил мрачного взгляда Жнеца, но в голосе собеседника промелькнуло нечто... странное? На миг Луни показалось, что это ненависть. Но Брат отогнал от себя дурные мысли. Глупость. С чего ему меня ненавидеть? А если б и ненавидел, так с чего не убил сразу же? Или хотя бы не прогнал. Как это всё запутанно.
Но юноша всё же обернулся, разглядывая тюремщика, тот сжал своё копьё так сильно, что костяшки пальцев стали совсем белыми. Хотя куда уж белее... Да что с ним такое? Ничего с тюрьмой не случиться, если я поброжу... и кое-что поищу между делом.
Луни, прижав свои крылья как можно ближе к спине, нырнул в черноту шахты. Тюрьма, похоже, выдолблена в породе... Или это изначально природное образование? Скорее, второе. Стены не тронуты никакими инструментами. Крылатый дотронулся ладонью до камня - тот был совершенно гладким. И влажным. Здесь есть эта отравленная вода? Не хотелось бы окунуться в такую лужу, стоит ступать очень осторожно. Но на поверхности её не должно быть много. А вот на нижних уровнях, верно, всё затоплено. Крылатый почти не сомневался в том, что пещера вела вглубь на много, много километров. Впрочем, я скоро проверю.
- Ну, если я не выйду, то и жаловаться будет некому, - Крылатый, не отрываясь, смотрел вперёд. - Прощай, Жнец. Но, надеюсь, до скорого.
Луни вытащил перо и сжал его в руке. Конечно, он был уверен, что подопечные Рипера сидят по клеткам, но осторожность ведь никогда не бывала лишней?

0

46

-До скорого... Карту, извини, не могу дать: предыдущий скиталец забрал. Найдёшь его - следай милость, приведи назад... Если будет, что приводить...
Рипер шутливо отсалютовал Крылатому и закрыл за ним решётку. Неположено было держать двери открытыми, как ни крути...
Конечно, соблазн запереть Луни в тюрьме навсегда и получить свежее мясо в виде нового пленника был велик, но Жнец был не совсем безумцем и совсем не идиотом. В конце концов любознательные и вправду к нему захаживали временами, некоторые даже возвращались. Но экскурсоводом Рипер не нанимался, да и что показать он мог в тюрьме? Сотню прямых коридоров, расположенные один под другим? Расположенные по обе стороны от галерей камеры, подавляющее большинство из которых пустует? Нескольких окончательно потерянных для общества заключённых? Парочку буйных? Ну, подземное озеро разве что, выходившее источником наружу в нескольких милях отсюда. И всё. Это ведь не галерея какая-нибудь, а просто наполовину заброшенный дом престарелых неблагонадёжных инвалидов, время от времени сыреющий и выедаемый изнутри утюгами, с проваленными лестницами и вечной угрозой обвала.
Мальчик придаёт этому походу слишком большое значение... Хотя если посредством своего спуска в бездну его нагонит катарсис - тем лучше.
Мысленно всё же пожелав Луни скорейшего возвращения, Жнец продолжил выцарапывать на земле кончиком копья шедевр сюрреализма...

0

47

Честно говоря, Крылатый и сам бы не мог толком сказать, зачем он хотел спуститься в пещеры. Нет, конечно, Луни любил лазать по всяким… кхм, неизвестным местам, но чтобы добровольно войти в тюрьму – это даже для него было слишком. И из-за чего? Только ради бессмысленных блужданий по коридорам со стекающей по стенам мёртвой водой? Смысла особого не было… на первый взгляд.
Может, это было очень странно для Брата, но Луни всегда старался прислушиваться к своим чувствам и ощущениям. А те, заглушая инстинкты и страх замкнутого пространства, твердили, что Крылатый должен спуститься вниз. Может быть, в этом случае их и не стоило слушать, но слова Риппера о связи изменений с телами Братьев и тюрьмы не шли у юноши из головы.
Здесь должно быть что-то... что-то в высшей степени необычное и важное. И я должен понять - что…
Зачем ему такое знание и что он будет с ним делать, Луни как-то не задумывался. Изменяться сейчас? К чему? Добровольное преображение было для Крылатого радикальным поступком, то бишь сподвигнуть на него могли немногие вещи. Любопытство и азарт, время от времени толкающие Брата на авантюры, в их число не входили. Это должно быть нечто более сильное – долг, отчаянье… ненависть, жажда мести, страх. Что же заставило других Братьев так изуродовать себя?
Луни перепрыгнул на другую сторону глубокой  лужи. Подобные «заливы» попадались всё чаще, что не могло не раздражать – вымокнуть в мёртвой воде Крылатый не хотел, но обходить особо большие лужи и скакать, изображая горного сайгака, Луни порядком надоело. Она течёт со стен, но не может уйти в породу – камень всё же, копиться в коридорах. Не удивительно, что здесь так холодно. 
Крылатый, покачнувшись, схватился за выступ у прохода в соседнюю галерею и выругался в полголоса – рука попала прямо в импровизированную каменную чашу с ледяной водой и сразу же онемела. На пару минут, не больше… здесь всё-таки концентрация яда намного меньше, чем на поверхности… Может, это оттого, что вода отчищается, проходя сквозь землю?
Вытащив здоровой рукой нож, Крылатый с силой провёл им о камень у выхода, потом ещё раз… в результате на правой стене арки появился чёткий большой крест, после этого Брат убрал перо в пазы. Насмешливое, но, в общем-то, верное, замечание тюремщика о карте и заблудившимся искателе приключений подсказало Луни, что неплохо бы оставлять ориентировочные знаки, по которым можно будет вернуться к выходу, не заблудившись раз тридцать по дороге. Крылатый, конечно, не верил, что он может потеряться в лабиринте галерей, ведь это предположение было совершенно абсурдным... и страшно правдивым. Поэтому юноша и отмечал выбранный путь знаками креста – одну линию можно и не заметить в темноте, но две такие не припишешь к их естественному происхождению или случайной царапине.
Впереди возник неожиданно огромный зал. Прежние были относительно небольшими и не особо интересными – гладкие круглые стены да парочка сталактитов не смогли надолго занять Луни, но здесь…
Сначала Крылатый подумал, что лимфа всё же может существовать в Кошмаре и обрадовался, но вместе с тем немного огорчился – ему не хотелось, чтобы именно этот Цвет появился в родном доме. Пурпурная пещера… интересно, а как её называет Жнец?
Потому что среди свисающих сверху сталактитов и сталагмитов, больше напоминающие алые горящие свечи в покое Авы, чем мёртвый камень, среди всего этого великолепия… стояли клетки. Большие, высокие и с толстыми железными прутьями, а некоторые с сеткой и колючей проволокой - выглядело это всё цинично и как-то слишком прозаично, что тот час же отрезвило Луни. Нет, это не Цвет. Это свет... преломляется, да ещё сами образования отблеск дают. Просто игра света и никаких чудес, - Луни с силой потёр глаза, стараясь избавиться от наваждения, и осторожно шагнул вперёд. Похоже, отсюда и начиналась сама тюрьма.
Я бы здесь сошёл с ума. Клетка, замкнутое пространство… да один ужасный красно-чёрный свет чего стоит! Похоже на дурную пародию на ад, - Крылатый невольно поёжился и подумал, не свернуть ли в соседний проход? Место, безусловно, было очень красивым, но слишком уж жутким. Тем более звуки, раздававшиеся из-за железных сооружений, не давали надежды на степенный разговор с заключенными.
- Эй, - Крылатый осторожно подался вперёд, пригибаясь к земле и высматривая дорогу средь скал и подальше от клеток, готовый в любой момент среагировать на атаку. – Братья… - постарался, чтобы его голос звучал серьёзно – Луни не думал, что обитатели тюрьмы так уж любят Фратрию. – Здесь есть кто-нибудь?
Не будь… не будь… не будь… - ответило эхо, отражённое в узких галереях пещеры. И Луни, откровенно говоря, вполне устроил бы такой ответ…
- Новый тюремщ-щ-щик? – речь давалась существу из дальней клетки с большим трудом, как будто оно даже не подбирало, а вспоминало слова, интонация его была рваной – то падала до сиплого шёпота, то становилась почти обычной, плавной, то в голосе звучали грубые мужские нотки. – Пришёл пооооговорить о погоде? О урожае Цццвета, который принесли эти ленивые Сёстры… Или просто позабавиттттьссся?
- Ну, я… - Крылатый не нашёл слов – он ждал чего угодно, но не осмысленной издевательской речи. – Тут просто…
- Агх… - существо выдохнуло и царапнуло прутья клетки. – Гуляяяешь, Брат мой? И как это Жжжжнец тебя впустил в святая святых? - пленённый Брат громко рассмеялся, но его хриплый смех почти сразу затих. Пугать новоявленного тюремщика было ещё рано. – Подойди ближе, Брат мой, мне так хочется с кем-нибудь поговорить, а стены – отвррратительный собеседник.
Луни выполнил просьбу незнакомца и перелез через внушительный валун, отделявший юношу от клетки. Наверно, ужасно сидеть здесь в вечном молчании, окруженным этим жутким красно-чёрным сиянием. Постойте, а если этот Брат так же плохо переносит Пурпур, как и я? Тогда понятно, почему Жнец запер его здесь? Вот только за что? Ага, он ведь и сам не знает, просто исполняет приговор Фратрии… Неужели ему совсем не важно, почему…
Крылатый уже и вовсе на пустом месте был готов объявить незнакомца невинной жертвой скорого и беспощадного суда несправедливых Братьев и отпереть клетку, да только боязнь Фратрии и вечные сомнения замедлили дело. Как оказалось, к счастью.
- Ближе… Брат мой… блиииижжже… - чудище то ли действительно сошло с ума, то было недогадливым от рождения, но оно и не думало взывать к совести и состраданию юного Брата и попросить того отпереть клетку. А может, заключенному было и вправду уже всё равно. Потому что оно решило просто убить ненавистного тюремщика, а не попытаться выбраться на свободу.
Сгусток кислоты пролетел в нескольких сантиметрах от плеча Луни и врезался в булыжник. Потрясённый юноша с неуместным «ой» вместо того, чтобы укрыться за камнем, вжался в стену, раскинув крылья, став при этом ещё более удобной мишенью.
Вот…, - Луни всё же успел закрыться крыльями и только почувствовал, как кислота разбилась о металл и брызнула на всё вокруг. Заключенный взревел от боли – собственная атака навредила и ему, видимо, кислотные капли попали в клетку даже сквозь прутья решётки – и отвлёкся. Тем временем к Крылатому вернулась способность соображать, и Брат в одном прыжке приземлился по другую сторону камня, на всякий случай, закрывая спину щитом, и бросился наутёк из залы к ближайшему выходу. Вслед ему летели вопли и проклятия.
Чёртов псих… Да и я не лучше – Красная Шапочка, тоже мне… - Крылатый тяжело дышал, отходя от шока и бега. Брат решил немного отдохнуть и соскользнул по стене на землю, не обращая внимания на холодные капли. Тогда понятно, откуда отметины, - Луни ещё вначале увидел у камня царапины, как будто тот специально волокли на нужное место, но не сделал вовремя нужных выводов, увлечённый перспективной беседой. – Неужели Жнец перетащил камень, чтобы тот ненормальный не смог того задеть? Похоже на правду. Да, кстати, где я? – страшный вопрос не повис в воздухе. Луни ответило эхо.

Кажется, у меня начинается клаустрофобия… или как её там, чёрт.
Крылатый битый час бродил по подземельям. Без толку. Я только сильнее потеряюсь. Луни привычно взмахнул крылом, отмечая очередную галерею – вынимать-убирать перья ему давно уже надоело, и юному Брату казалось, что Жнец не будет сердиться за исчёрканные стены, по той простой причине, что он их не увидит. Как и меня… Надеюсь, он будет рад… - Крылатый, не смотря на одолевавшие уныние и страх, хмыкнул, припоминая свои полупровокационные разговоры с Рипером.
Так, нужно подумать… Я безнадёжно заблудился, это раз, - юноша присел на валун – дальше идти всё равно не имело смысла, это только бы усугубило и так незавидное положение Крылатого. Луни шумно втянул влажный холодный воздух и с тоской посмотрел в потолок. Я спускаюсь всё ниже – это два. Воздуха становиться меньше, и луж на полу, как ни странно, тоже мало, и они мелкие и маленькие. Значит, коридоры не только сужаются, но и идут под наклоном, там собирается вся вода… подземное озеро?
Зачем ему подземное озеро Луни решить не смог. Но нужно, нужно было что-то делать, поставить себе какую-то цель, чтобы не рехнуться от отчаянья и страха. Озеро так озеро… чем оно лучше хоть вот того булыжника? Да ничем… пусть будет озеро.
Крылатый встал, выгибая спину и разминая затёкшие мышцы.
В конце концов, если до того дойдёт, лучше искупаться в отравленной воде, чем бродить тут призраком вечность.

Здесь намного красивее, чем в Пурпурной зале… Стоило искать это место. Крылатый с детским восхищением рассматривал струящийся поток мёртвой воды, который падал прямо на мелкие камни и тонким ручейком впадал в прекраснейшее озеро. Лучше, чем в Гроте Уты. Вот так и говорят…увидеть и умереть. И можно ли после этого называть это место Кошмаром? Если так, то ад и вправду с раем не сравнить. Но не в том смысле, что вкладывают в эти слова остальные…
Десятки подобных ручейков текли по берегу, изгибаясь, как будто боялись пораниться об острые скалы, которые в большом количестве были разбросаны как на берегу, так и в самых глубинах озера. Впрочем, их было трудно не заметить сквозь идеально прозрачное стекло глади воды. Мягкий синий свет лился не только сверху, но и с глубины озера, Крылатый никогда не поверил бы в это, а сейчас видел собственными глазами. Если бы не холод, то Луни, верно так и остался бы у истока, любуясь этой потрясающе гармоничной картиной.
Нужно двигаться, а то я так и замру здесь ледяной скульптурой, - Луни склонился над потоком воды, выбирая уже ничего не чувствующими пальцами средь простого камня настоящий пещерные «жемчужины» - белые камни, которые из-за постоянного воздействия воды приняли форму драгоценности – и сжал их в кулаке.
Зеркальная гладь брызнула под брошенными Братом камешками каплями белой воды, словно разбитым стеклом… и пошла сильными волнами. Луни показалось, что он потревожил не только воду… словно он, чужак, нарушил сам покой этого древнего и мудрого места.
Что будет, если потревожить?.. Теперь цепенело не только тело, сами мысли Крылатого приглушались и утихали под напором тысячелетней мерзлоты, паром, что надвигался со стороны озера и окутывал фигуру Луни.
Повинуясь приказу чего-то намного более древнего, чем он сам, Крылатый склонился над прозрачным озером, на дне которого извивалось что-то чёрное, похожее на водоросли, и протянул руку, касаясь воды.

Он ничего не чувствовал, просто брёл навстречу выходу. Он не смотрел рваные на метки, оставленные крыльями, ни на более аккуратные кресты, вычерченные лезвием пера. Тело уже не повиновалось чужаку, но холод ещё не рассеялся, не отпустил мысли, и восприятие было каким-то притупленным, рационализм ушёл на второй план. Балом правило подсознание, поэтому он всё видел… и в то же время не замечал. Иногда проскальзывала мысль, что он никогда не выберется отсюда, но ноги не давали отдыха телу, наплевав на домыслы разума. И это было правильно.
Дышать становилось намного легче, но вот нижней части тела пришлось совсем не сладко – перепрыгивать лужи ранее заставлял совсем не инстинкт, а сознательный страх перед отравой, ноги и концы крыльев совсем вымокли и тянули вниз. Тем паче, спустя какое-то время, вернулась чувствительность, но Брат много раз пожалел об этом – холод бил по мокрому телу гораздо больнее.
Но окончательно способность осознавать, где он и что он, вернулась, когда руки наткнулись на прутья ржавой решётки. Он очнулся и поднял голову, крылья взметнулись вверх - капли мёртвой воды брызнули во все стороны, переливаясь в сумраке Кошмара – ударяя последние препятствие меж долгожданной свободой и ним.
- Жнец, открой решётку! – изо всех сил крикнул Луни, надеясь, что тот не ушёл слишком далеко и поймёт его слова. Впрочем, если не крик, то уж звон металла, что вторил голосу Крылатого, Рипер точно услышит. Луни устало опустил крылья. Приключение вышло незабываемым.

Отредактировано Луни (Крылатый) (19.03.2011 23:32:06)

0

48

С того момента, как тело младшего Братца скрылось во тьме коридора за захлопнувшейся решёткой, прошло уже достаточно много времени. Кажется, вот-вот должен был подойти к концу очередной цикл. Жнец не имел никаких часов и ориентировался на колебания Цвета наверху, изменения в поведении живности и удары молота, оповещающие о начале нового дня.
Разумеется, остаться до следующего пришествия какого-нибудь странника или визита Брата в полном одиночестве Риперу не грозило: надо было быть полным идиотом, чтобы не выбраться живым из тюрьмы. Она ведь была не так уж опасна. Какой там катарсис, какие приключения? Разве что недосмотреть и провалиться сквозь обветшалый пол пещеры, упасть в озеро или протиснуться сквозь прутья клеток к какому-нибудь психопату. Луни скорее всего занимался изучением: согласно наблюдениям Жнеца, парень отличался любознательностью. Наверное, он просто решил остаться у воды - чарующей, но смертоносной, - или любовался каменными сводами, в которых вполне мог находить Крылатый необъяснимую прелесть.
Скучно не было. Ему скучно вообще не бывало. Жнец убирал с глаз долой безжизненные туши шатунов, неожиданно взволновавшихся и метнувшихся в сторону тюрьмы - они чувствовали Цвет на подошвах её обитателей. Недородки сразу же были методично нанизаны на копьё и выброшены в поле неподалёку. Тюремщик привык к набегам мелких зверюшек, и их истребление было уже скорее рутинной работой. Сюда не заглядывали разве что скорпионы: им здесь искать было нечего, а вот остальные иногда появлялись на свою беду.
Упокоив без почестей последнюю партию жирных непонятно отчего существ, Рипер услышал, когда возвращался к дверям, звуки шагов. Медленные, размеренные, затем - резко ускорившиеся на несколько мгновений. Глухие удары ладоней о заржавевшие прутья. Полный измождения, но не надломленный голос:
-Жнец, открой решётку!
Вернулся парень... Долго же он странствовал.
-Да не кричи ты,- тюремщик показался перед дверью, зайдя к ней сбоку,- Я рядом большую часть времени.
Рипер взялся рукой за один из прутьев и потянул дверь на себя. Удивительно, но ни замков, ни засовов видно не было - они попросту отсутствовали. Но открыть дверь не под силу было ни одной живой душе. Про себя все называли странную особенность тюрьмы магией, заговором, по которому доступ к клеткам мог иметь только тюремщик. Жнец легко, даже с некоторым промедлением отворил решётку и отступил в сторону, позволяя Брату выйти наружу.
Интересно, что же расскажет?..

0

49

Преграда, в которую изо всех сил упирался руками Луни, исчезла, и Брат чуть было не потерял равновесие и слегка покачнулся, опьянённый свежим воздухом. Голова немного кружилась, хотя этого быть не должно. Это же была простая прогулка, так? С чего я себя чувствую так, будто наглотался Пурпура? Что за чертовщина? Крылатый мотнул головой, стараясь привести мысли в порядок и понять, почему он, собственно, до сих пор стоит в пещере, хотя Жнец уже открыл решётку?
Щурясь от непривычного света, Луни хотел было прыгнуть в сторону выхода, но передумал - ноги были ватными, и в ближайшие часы об акробатических номерах можно было забыть. Вместо этого он медленно, не в своей обычной манере, вышел из тюрьмы.
- Я рядом большую часть времени... - звоном отдалось в ушах, Луни слегка поморщился и перевёл взгляд на Рипера. Тот, похоже, был чем-то очень доволен и даже с некоторым любопытством смотрел на вернувшегося искателя приключений.
Наверно, надо поблагодарить, за то, что он позволил мне исследовать тюрьму. Да... надо... - мысли давались тяжело, как и шаги по направлению к ближайшему плоскому и достаточно низкому камню, на который можно просто сесть и ни о чём не думать, по крайней мере, в ближайшее время.
- Спасибо, Жнец, - вяло поблагодарил Луни тюремщика. Тянуло в сон. - Было... интересно.
Проблема заключалась в том, что Крылатый не очень помнил, что случилось в подземелье. Он, вроде, потерялся, а дальше всё словно покрыто туманом. И самое странное заключалось в том, что вечно любопытному Брату не хотелось думать и попытаться хоть что-то вспомнить.
Крылатый поднял голову, выражение его лица было пугающе спокойным и отрешённым. Брат сейчас явственно напоминал свою Сестру.

Отредактировано Луни (Крылатый) (22.03.2011 21:38:34)

0

50

Луни выглядел несколько дезориентированным в пространстве.
Такое случается, если сильно ударяешься головой...
Жнец закрыл решётку и по привычке проверил, надёжно ли она затворилась, затем снова с интересом взглянул на Крылатого. Брат то ли изголодался и хотел упасть спать прямо здесь, то ли испытал шок, то ли дёшево понтовался.
-Тебя как, не подташнивает? Присядешь, может?- заботливо осведомился Рипер, заглядывая в глаза юноше. Наверняка он уже делал в мыслях какие-то свои выводы, и Жнецу может и хотелось бы знать некоторые из них... Так, исключительно ради того, чтобы пересказать Эре потом и после вместе раскритиковать нынешнюю молодёжь.
Ладно, не стану над ним потешаться. Может, он и вправду испугался... Или стукнулся лбом обо что-то? Хотя зрачки не расширены, кровь носом не идёт, сам с собой не говорит... Жить то бишь будет.
Жнеца в любом случае интересовала одно вещь: что собирается Брат делать дальше?

0

51

Луни безразлично смотрел в землю, когда прежде заледеневшие мысли, эмоции и чувства, "оттаяли" и хлынули бурным потоком, наполняя душу Брата. Крылатый завороженно слушал Кошмар: снова подбирающихся к тюрьме с севера недородков, капли воды, стекающие по стенам пещеры... и даже чей-то отдалённый, очень слабый голос, доносившийся из Промежутка. Впервые, пусть ненадолго, но Луни удалось услышать и почувствовать то, что раньше он знал лишь по рассказам старших Братьев. У меня получилось уловить колебания Спящего? Не думал, что так скоро... Спасибо тебе, Отец.
- Тебя как, не подташнивает? Присядешь, может? - с непривычной заботливостью предложил Жнец. Пришедший в себя Крылатый с подозрением посмотрел на тюремщика. Нетипично. Зачем он спрашивает? Смеётся, что ли?
- Да нет, всё нормально. Сколько примерно меня не было? - стоило собрать факты в кучу, прежде чем пытаться выяснить, как же он от... озера... да, там было озеро. Или это глюки? из нижних уровней выбрался на поверхность. Можно было, конечно, снова спуститься и исследовать путь по отметкам, но на Луни только при одной мысли об этом, накатывал панический, ничем не мотивированный, страх, идущий не от головы, а от сердца. Да что это такое? Я же никогда так не боялся... И, самое главное, отчего он возник? Для Крылатого недоговорённостей и тайн было уже слишком много, и Луни, чтобы найти опорную точку для логической цепочки, решил прояснить хоть что-то у Рипера.
- Жнец, в тюрьме есть подземное озеро? - нервно и неуверенно, Луни очень боялся, что старший Брат ответит отрицательно. Тогда я точно сошёл с ума из-за этой воды.

0

52

-В общем-то достаточно долго. Сейчас наверху уже заканчивается цикл. Если выйдёшь в рай - сможешь увидеть рождение Цвета в самое ближайшее время, полагаю.
Жнец, удостоверившись, что парню ничего не грозит (извне по крайней мере) устроился на своём излюбленном месте, с некоторых пор ставшем ещё и поверхностью для вырезания рельефов, подобрав под себя лапы и опершись по обыкновению на копьё.
-Строго говоря, это не совсем озеро. Это что-то вроде одного из источников огромного подземного океана. Позволь тебе кое-о чём рассказать, Брат мой...
Если, разумеется, ты настроен это выслушать.
-Ниже нас есть ещё и ад, подобно тому, как наш рай находится пределом выше. Это ледяное место - сплошная мёртвая вода, чем ниже - тем губительней. Туда нас и сбрасывают, когда хотят наверняка убить. Но она не так опасна возле Кошмара и иногда выходит наружу. Ты мог видеть кое-какие её источники в своих... прогулках. В тюрьме действительно имеется один из выходов мёртвой воды.
Давненько я его не навещал... Надо бы проверить уровень воды. Не слишком-то приятно будет чувствовать вонь, которую станут источать пленники, если их затопит...
Жнец кивнул на крылья Луни, с которых ещё стекали отдельные капли.
-Вижу, ты успел искупаться. Мало приятного, верно? Но не смертельно. Ко всему привыкаешь. Заключённые же как-то привыкли её пить. Не умирать же им с голоду, вот и кормлю их дохлыми недородками, а запивают ею. Ничего, живые.

0

53

Не сошёл... - выцепил, по своему мнению, самое важное из лекции Рипера Луни. Озеро действительно существует... И я, наверно, в него упал... хотя я к подобной неосторожности не склонен. Добровольно влез в воду? Совсем бред. Что же случилось на самом деле?
- Кошмар для нас... Интересно, кто там живёт? - мысль о спуске вниз не могли выбить из бедовой головы Брата никакие предостережения. Интересно - и всё тут! Вот только как там выжить, чтобы вернуться назад? Дышать под водой я не умею, - огорчился Луни. - А они способны возноситься? Как они выглядят? Отец ли их породил, как создал Рай? - закидывал Жнеца вопросами юноша. Нет, конечно, Брат не мог знать ответов, но свои предположения вполне был в состоянии высказать.
- Да, а в этом озере... ничего не водиться? Может, какие-нибудь особо живучие недородки поселились? - Крылатый не оставлял надежды разъяснить случай со своим "купанием".
- Братья способны её пить... И часто они с ума сходят? Всё не могу понять, зачем держать их в тюрьме, особенно, если срок пожизненный, а не казнить сразу же? Им мучений меньше, а Фратрии - мороки, - пожал плечами Крылатый.
Конец (или начало - это с какой стороны посмотреть) цикла действительно приближался, и Луни не хотел пропустить появление своего Цвета. Если он ещё появиться... Лазури, например, не было с момента моего вознесения. Грустно. Ни с Ищейкой не подраться, ни Эне покормить. Тем более, рождение лимфы всегда было явлением радостным и занимательным. В этом мнении сходились все обитатели Спящего, что было событием ещё более редким, чем появление Серебра.

Отредактировано Луни (Крылатый) (23.03.2011 21:45:23)

0

54

-Вот чего не скажу, того не скажу. Оттуда не возвращался никто. Оттуда попросту нечему возвращаться.
Сейчас он подумает сходить на разведку ещё и туда, твёрдо уверенный, что уж он-то вернётся.
-Может быть, там и есть что-то похожее на форму жизни, да только это несчастные амёбы, не более того. Что может жить относительно полноценно там, где умирают даже такие чудовища, как мы?
Жнец чуть опустил глаза, погружаясь в свои размышления.
-Знаешь, иногда мне кажется, что Кошмар - это самый низ. Что мы потому и умираем, покидая его, что ниже него ничего нет. Что ниже него мёртвая вода становится хаосом и поглощает всё остальное. Но мы этого не выясним, разве что оттуда и вправду кто-то когда-то поднимется.
Такое было маловероятно, и Жнец прекрасно об этом знал. Даром бы он хотел узнать, что там взаправду, так он страшился своего любопытства. И это даже несколько его успокаивало, не давая сомневаться в себе.
-Умом трогаются часто. Сумасшествие рано или поздно неизбежно, у них оно просто...- Жнец на секунду замолк, выбирая слова,- более заметно. Но не убивать ведь их за него? Убийство - крайняя мера.

0

55

Крайняя мера... в клетку запирать - это крайняя мера. Медленно сходить с ума от отравленной воды, спёртого воздуха, вечной темноты, одиночества и знания, что всё это - навсегда. Последнее, думаю, и убивает в конце концов всего быстрее.
- Жнец, заключение это - пожизненное? - Луни отвёл глаза. Любая жестокость, пусть даже обоснованная, была противна Брату. Он не был согласен с Фратрией, заточивший Сестёр в оковы и морящих их ради пользы дела голодом, не с девушками, что в кровавом потлаче хотели разнести по камешкам всего Спящего в благом намерении создать новую жизнь, как они утверждали.
- Безумие страшнее смерти. Смерть - это всё, конец. Нет ни радости, ни удивления, ни боли, ни счастья. А в безумии теряешь себя, остаётся лишь физическая оболочка, а суть безвозвратно коверкается и отмирает. Может ли что-нибудь быть хуже этого медленного умирания? Если позволит Отец, я просил бы Его только об одном - даровать мне смерть раньше... - Крылатого всегда страшила потеря контроля. Не важно над чем: над собой или над ситуацией. А безумцы всегда его пугали его именно своей нелогичностью - на пустом, казалось бы, месте вырастали непонятно чем порождённые желания и страхи. Вот Надзиратель, например... Или Ищейка...
Луни встрепенулся, почувствовав слабые колебания Промежутка, и поднялся с камня. Пора. Остаётся всё меньше времени. Да и идти буду дольше... с такой-то заторможенностью после этой мёртвой воды.

Отредактировано Луни (Крылатый) (24.03.2011 14:55:53)

0

56

Жнец вздохнул, качая головой. Ему не были удивительны мысли Крылатого, но вместе с тем он понимал всю их святую наивность.
-В большинстве случаев - да. Заключение, Брат мой, объявляется до тех пор, пока узник не станет обратно полезным и преданным служителем Спящего. Почти все заключённые не проходят этого испытания и остаются за решёткой навечно. Но случаются и счастливые исключения... И моё заточение могло стать пожизненным, но сейчас я не в темнице, а говорю с тобой. Ещё несколько Братьев уже сидели в тюрьме, но образумились и вышли оттуда - они сами расскажут тебе об этом, когда настанет время.
Если, конечно, ты не станешь спрашивать в лоб и докажешь, что тебе можно доверять... И ересь всякую не нести, вот как мне сейчас...
-Если ты спросишь, отчего бы не убивать тех, кто уже никогда не исправится... Я тебе отвечу. Знаешь, что отличает Брата от мёртвой породы и безмозглого недородка? Это милосердие и... надежда. Даже когда уходит вера, в природе любой живой души не терять её, эту надежду. На что-то хоть немного лучшее.
Жнец не заметил, как волосы снова упали ему на лицо. Стоило бы попросить у какой-нибудь девушки пару заколок, что ли...
-Сёстры надеются, что перестанут голодать, Братья - на то, что прекратится это время упадка... Все надеются на что-то своё.
Чувствуя, что утомляет собеседника своей речью, Рипер замолчал. он и так сказал уже достаточно.

0

57

Крылатый уже собирался уходить и прикидывал было расстояние до гор, но обернулся к тюремщику, удивлённый его длинной и довольно эмоциональной речью. Не ожидал, думал, опять ограничиться несколькими сухими словами. Луни остановился и по птичьи наклонил голову, раздумывая над ответом - надежда не входила в список вещей, близких Крылатому.
Что я не так говорю? - Рипер несогласно качал головой. Снова ересь? Снова что-то не так? Пожалуй, и правда, стоит молчать больше, осуждений и подозрений вызову меньше. Как ни тяжело это признать, Ищейка был прав на счёт моего длинного языка, приносящего на удивление много неприятностей, - устало думал Луни. Встречу, скажу спасибо Гончей за предупреждение... Впрочем, нет, лучше применю совет на практике и... промолчу, - хмыкнул про себя юный Брат.
Надежда... всего лишь инстинкт выживания, стремление организма существовать в любых условиях, вот и выдумали сущности красивое слово... На самом деле это просто вполне естественное нежелание умирать. Если исчезает смысл и суть жизни, то что ещё остаётся? Надежда. Если полон разочарования и отчаянья, то что всегда есть? Правильно, надежда. Чувство глупое и эфемерное, но позволяющее оправдывать... всё. А вот на что надеюсь я? На этот вопрос Крылатый ответить не смог. Может, потому что я пока не нашёл свой смысл жизни? Интересно, каким он будет? Важным только для меня, или для остальных тоже? Он совершит переворот лишь в моей душе или заденет материальный мир? Я жду его, и дай Отец обрести смысл моей жизни поскорее... И прошу Тебя, пусть он будет милосерден и не причинит никому вреда, - Луни опустил плечи и смотрел на вершины гор, подёрнутых мглой. Жнец тоже умолк и размышлял о чём-то своём, личном. Пора бы уже заканчивать.
- Спасибо за беседу и за всё остальное, Жнец, но мне пора... Хочу успеть добраться до Рая к началу цикла. Ну, и пока остальные Братья не очень обращают внимание на моё отсутствие.
Брат сложил за спиной крылья как можно компактнее. В долгом пешем пути до Спящего эти металлические конструкции больше мешали. Жаль, что я не умею летать, - отогнал от себя Луни болезненное и в общем-то  уже давно похороненное желание.
>>>>> Сад Эры, "Разлом"

Отредактировано Луни (Крылатый) (20.06.2011 21:12:57)

0

58

Конечно, слушает и слышит только то, что слышать хочет... И зачем тогда спрашивает? Я ведь мыслей не читаю, и знать не могу, на что стоит отвечать, на что - нет... Конечно, парень. Иди куда хочешь. Уходи, я здесь совсем не скучаю, и только и жду, когда б ты побыстрее покинул меня. Или же я слишком резко с ним говорил? Отец мой, что возьмёшь со старого преступника...
Но Жнец ничего не сказал вслух. Маленькие слабости он позволял себе разве что в мыслях. И потом, Крылатый был хотя и не последним, кого хотел бы видеть рядом с собой Рипер, но и далеко не первым. А потому следовало нести службу и не жаловаться.
-Удачи, Брат мой. Прощай, и передавай от меня поклон всем, кого встретишь,- пробубнил Жнец, не слишком надеясь на то, что будет услышанным.
Луни уже стремительно удалялся. Тюремщик поклясться был готов, что у того уже блестели глаза в ожидании нового дня.

0

59

Ещё один оборот. Колесо с лёгким щелчком повернулось, ознаменовав начало нового цикла.
Жнец поднял глаза, глядя в свод Кошмара. Будь он наверху, ему бы стало легче дышать, грудь бы перестало саднить от тяжёлого воздуха, конечности налились бы новой жизнью...
Однако здесь Цвет и не думал плескаться и переливаться, маня к себе. Здесь даже его отголосков не было слышно.
Так хочется есть...
Жнец мыслил как типичный Брат: Цвет для него был деликатесом, но от этого не переставал быть едой. Он вполне мог обойтись без него ещё сотню циклов, однако мучительное желание ещё хоть раз ощутить себя живым не оставляло его с самого своего последнего спуска в Кошмар.
К тому же, где-то там, наверху (прямо над ним, возможно) плакала Эра, изнывая от истощения. Рипер плохо помнил, когда он давал ей Цвет в последний раз. Вероятно, это было уже очень давно. Наверняка она была уже слишком голодна, чтобы безропотно ждать его.
Пожалуй, действительно стоит проведать её.
За смерть Сестры ему бы спасибо не сказали, хотя и оставлять пост тюремщика не поощрялось.
Что ж, заключённые либо спали, либо тихо бесновались в своих клетках. Фратрия не присылала новых пленников и не сообщала о таком намерении, значит, пока его непосредственное присутствие возле Тюрьмы не было острой необходимостью.
Жнец поднялся на ноги, быстро размял все восемь, затёкшие от долгого пребывания на одном месте и проверил замки на решётке, хотя в этом и не было необходимости. Скорее всего, он сделал это по глупой привычке.
Пора домой.
>>>Кокон Жнеца

+1


Вы здесь » Тургор: Начало » Кошмар » Тюрьма