Тургор: Начало

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тургор: Начало » Рудники » Небоскрёб (рудник Эни)


Небоскрёб (рудник Эни)

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

Небоскрёб (Skyscraper).
Бывшее десятиэтажное здание, которое, в буквальном смысле слова, рассекло разрушительной волной наискосок. От крыши и десятого этажа почти ничего не осталось, кроме голой стены с пустыми окнами. 9-ый, 8-ой и 7-ой  теперь представляют из себя торчащие из стены выступы. Они связаны узенькой лестницей, так же "разрезанной" напополам. На седьмом этаже она резко обрывается. Если встать возле нее и посмотреть вниз, то можно будет увидеть остатки шестого этажа, и темные верхушки развалин, окутанные плотным туманом. Рудник приносит приличное колличество Сирени, Золота. Иногда попадаются Серебро, Изумруд и Пурпура. Каждый Оборот в небоскребе появляются Прыгуны и Стрервятники. Но их мало, так что при умении быстро бегать, вполне можно обойтись без ран и лишних жертв.

http://s010.radikal.ru/i313/1105/96/9fde1c43e39c.jpg

Отредактировано Эни (07.05.2012 19:28:51)

0

2

Чердак Эни.>>>>>>Небоскрёб (рудник).

[-3 капли Сирени]
Вот уже почти час маленькая Эни расхаживала взад-вперед по руднику. Она давно не обращала внимания ни на мрачные стены здания, ни на падающий с неба пепел, ни на хлопанье крыльев ушанов. Ее мысли полностью были обращены к встрече с Нагом. В голове Сестры блуждали сомнения, насчет совершенного ею поступка. Многочсленные вопросы окружали Художницу со всех сторон, один сложнее другого. Лучик просто не знала с какого из них начать.
Зачем она затеяла игру с Инквизитором? Потому что он затеял игру с ней.
Эни вовсе не хотелось быть чьей-то безделушкой. Тогда она была бы похожа на Яни. Бедная, бедная Яни... Она каждый раз дрожит, как осенний лист при упоминании о своем Брате!
Но почему эта игра именно такая? Опасная?
Лучик не знала. Те слова, которые она написала на бумажке. Те минимальные качества, которые ей хотелось видеть в будущем Хранителе. Крошка надеялась, что хотя бы три из них совпадут с тем, чего она ждала. Иначе... она может смело объявить себя одной из несчастных Сестер Спящего.
Почему? Если Сестра проиграет, то Брат ей достанется никакой, если не ужасный. А потом еще и Инквизитор потребует выигрыша. Белокурая понурила голову. Почему она решилась играть честно? У этого Змея много чего могло быть на уме. Недоброго...
С другой стороны, а если она выиграет? Каким будет ее желание? Почему-то этот вопрос казался труднее всех. Наверное, потому что сам шанс победить стремительно сводился к минимуму. А еще было действительно тяжело выбрать что-то важное для себя.
Цвет? Это бессмысленное потребительство. Сердце? Хороший вариант. Брат будет защищать одно из них до последнего. Больше шанс выжить. Возможность свободно гулять по Спящему? Противозаконно. Информация? Это прекрасно. Но девочка может неправильно подобрать вопрос, а Инквизитор - построить ответ так, что Ящер поймет, где в нем золотая середина.
На мгновение кроха замерла. Ей пришел в голову самый последний вариант. Самый лучший. Не вредящий никому, не перечащий Табу, но очень действенный...
Лучик не успела додумать предложение: неподалеку дрогнуло Око Спящего. Художница поспешно спряталась за выступ в стене и затаила дыхание.

Отредактировано Эни (21.02.2012 22:21:51)

+1

3

Завиток (сад Эли) ===>
[- 9 капель Золота]

Она мчалась так быстро, что могло показаться, будто за ней гонятся собаки, если, конечно, не считать того, что этих животных в Промежутке не наблюдается.
Она успела заскочить и на Чердак, но поняв, что искомой там нет, Нами начала лихорадочно соображать, куда могла пойти Луч.
«В Парк пойдёт вряд ли. Как мне показалось, он ей не особо понравился. В чужую Завязь? Но тогда мои поиски сразу становятся напрасными. Получается, что…»
И Намида решительно направила ведущую руку вправо и чуть вниз, к другому Покою.
«Если её там не будет, то я не знаю куда тогда бежать…»
Око Спящего радушно приняло в свои леденящие объятья Душу, которая, кстати, только сейчас осознала, что её одежда до сих пор мокрая.
Её выбросило на довольно широком выступе. Мёртвые разрушенные стены, падающий с неба пепел… Обстановка  под стать Парку.
«Эни... Ты тут?» - оглядываясь, спросила скорее у себя самой, чем у кого-то, Нами. – «В любом случае нельзя ей показываться в таком виде»
Пригладив волосы, которые только сильней наэлектризовались и, натянув на лицо капюшон, поправив плащ, чтобы те скрывали новые повреждения, Ни двинулась вдоль стены. Вскоре показалась лестница, ведущая вверх. Подойдя к ней, Немая посмотрела сначала вниз, туда, на обломки шестого этажа и туман, плотно скрывающий что-то, а потом и наверх.
«А вот туда я, пожалуй, и смогу забраться…»
Аккуратно ступая по узенькой лестнице, которая казалось вот-вот выкинет какую-нибудь пакость, например, развалится прямо под ногами, Гостья как можно быстрее забралась на следующий этаж. Выступы тут были заметно уже, нежели на нижнем уровне.
Исследование этого этажа не принесло никаких плодов.
«Лучик, да где же ты?» - уже с мольбой спрашивала у кого-то незримого она. – «Неужели ещё выше забралась?»
Что ж, Пустоглазой ничего не оставалось, кроме того, как подниматься на следующий этаж, который был ещё уже.
Намида неуверенно позвала:
«Эни! Ты тут, да? Или нет?..»

Отредактировано Ни (23.02.2012 16:33:54)

+2

4

Услышав знакомый голос, крошка выглянула из своего убежища. То, что она увидела, заставило ее глаза широко распахнуться.
-Нами?.. Нами, это ты?!
Крик девочки разнесся по Покою и разбудил, дремлющего за соседним выступом прыгуна. Проголодавшийся недородок наклонился вперед и повел в воздухе острым носом. Почуяв запах Цвета, он медленно начал продвигаться на его зов. Тем временем, ничего не подозревающая Сестра уже полностью вылезла из-за выступа и сделала несколько шагов в сторону Ни.
Живая... Живая, Спящий, какое счастье!
-Милая, ты меня услышала тогда?! Я так за тебя волновалась.-произнесла Луч, не заметив, как за ее спиной выросла тень хищника.

+2

5

Вздрогнув от неожиданности (а то, что Эни отозвалась на её зов – действительно было неожиданно), Нами повернулась на крик девочки.
«Ага, это я. Удивительно, правда?»
Улыбаясь и смотря на целую и невредимую Сестрёнку, Ни слушала, как эхо, подхватившее голос Лучика, теряется в самых дальних углах. Только вот было что-то странное в нём, что-то, что выбивалось из ряда вон… Прислушавшись, Намида поняла, что именно. Знакомый прыгающий звук.
«Этот недородок…» - вспомнила она то нечто на ножке, которое пришлось убить в Пещерах.
«Да, услышала. Так и ты меня сейчас услышь и… отпрыгни в сторону!!! Быстро!!!»
Рука быстро скользнула под мокрую ткань  плаща, послышались два щелчка. Один означал то, что оружие благополучно отстегнулось, а второй – то, что оно открылось и закрепилось в нужном положении. В следующую секунду Гостья отбежала чуть в сторону, чтобы открыть обзор на Недородка и не задеть Луча, и швырнула в прыгуна веер. Жаль, но из-за того, что последний стал скользким от воды, удар немного скосился, и оружие угодило в бок прыгуна. Этого было не достаточно, чтобы его убить. А потому Душа применила таким же образом и второй «нож», добивая хищника. Мёртвая тушка озарилась кровавым цветом, что означало лишь одно…
Едва не взвыв (хотя Немой это не удалось бы в любом случае), Душа отскочила, увернувшись от капли Ярого, что вылетела из Недородка. Видимо, она осталась в нём с предыдущего Оборота, в котором царствовали Пурпур и Изумруд.
«После смерти отомстить решил?»
Подлетев к Эни и стиснув её в объятьях, Ни, обеспокоенно оглядывая Сестру, не могла не завалить ту вопросами:
«Как ты? Всё в порядке? Не пострадала?» 
А потом, чуть погодя, улыбнулась и поинтересовалась:
«Лучик, дорогая, тебе Ярый не вредит, нет? Будет жаль, если Цвет испарится зря»

+2

6

Вначале крошка толком даже не разобрала, от чего кричит Нами. Но свист над головой заставил Сестру обернуться и с визгом отпрыгнуть в сторону. Холодное оружие со звоном рассекло воздух и возилось в недородка, тот отчаяно завопил. Дальше все произошло слишком быстро. Девочка только и смогла, что открыть рот. Ее только что могли убить... Буквально сейчас. Ноги подкосились, телу пробежали мурашки. Лучик почувствовала, как что-то холодное и мокрое обвило ее вокруг плеч. Это были руки той, которая только что...
-...спасла жизнь...-монотонно произнесла Луч.-Ты спасла мне жизнь...
Нами, обрадовавшись, что Эни хоть как-то отреагировала, начала что-то говорить ей, но малышка, похоже, не слышала. Все еще находясь в объятиях подруги, Сестрица опустилась на пол. Ладошка коснулась чего-то теплого. Это был Цвет, вытекший из недородка. Крошка сама не поняла, как выполнила нерасслышенное наставление Странницы, и впитала Пурпур в себя. Но, признаться, от этого ей стало намного легче.
[+11 капель Пурпура]
-Кошмар меня забери, Ни, это было жутко... Но... Как ловко ты грохнула этого... иглоноса. Или как его?.. -Художница скромно высунулась из-за плеча Нами.

+1

7

>>>>>>>>> Пещеры. Сад Авы >>>>>>>>>

Из дрогнувшего Ока Спящего вывалилось нечто непонятное. Цвет золотыми разводами покрывал смуглую кожу и еще не успев впитаться вспыхивал огненными искрами. Существо рухнуло в пыль и попыталось подняться, но ноги его подкосились и издав протяжный стон оно подтянуло конечности к груди, скорчившись в позе эмбриона.
Мысли Авы путались, единственное, что сохранила её память – ослепительную вспышку Цвета и яростный крик Ищущего, а потом их вместе с Айей выбросило в Промежуток.
«Сестра… Золото – смертельный яд для нас обеих, а этот удар предназначался тебе.. Жива ли ты, Озорница?»
Сфинкс тщетно пыталась успокоить себя мыслями о том, что Айя попадала и не в такие переделки и может постоять за себя. Но тревога не отпускала её. Договоренность с Сестрой оставалась в силе, через несколько оборотов они должны были снова встретиться в Пещерах, чтобы обсудить полученную информацию о том, что творится на Путях и чем сейчас занята Фратрия.
- Храни тебя Спящий, да укрой Сирень, Сестрица! - прошептала Ава сквозь зубы. Через силу она открыла глаза и стала осматриваться. Потом с шипением и проклятиями поднялась и шатаясь побрела в сторону огромного разрушенного здания, нависающего над ней слепой, мрачной громадой. Тело невыносимо жгло, пыль и пепел покрыли ожоги и теперь Ава была похожа на какого-то вычурного недородка, лишь глаза, полыхавшие Янтарным огнем выдавали в ней Хозяйку Алькова.
- Чей же это Покой? - спрашивала она сама себя. А потом голову внезапно пронзила мысль:
«Эни звала меня. Может быть в беспамятстве я рванулась к её Покоям и оказалась в этом месте… Чтож, далеко не самый плохой вариант, а на Чердаке Маленькой Сестры наверняка можно найти какое-нибудь подобие одежды…».
Борясь со слабостью, Сфинкс осторожно осматривалась по сторонам – точки следов в дорожной пыли указывали на присутствие Прыгунов, а она не была уверена, что сможет сейчас дать достойный отпор даже Трутню, вздумай такому напасть на неё. Вспыхнула и погасла впереди Пурпурная искра. Ава пригнулась к самой земле и вдруг услышала знакомый голосок.   
-Кошмар меня забери...
Облегченно вздохнув, она шагнула вперед слегка выставив перед собой руки - веера Намиды думать не станут, а Душа может её сейчас попросту не узнать.
- Доброго Цвета... голос оказался непривычно хриплым и скрипучим... и удачной охоты!

+4

8

Ни замахала руками, услышав слова Эни.
"Сплюнь, родная, а то и вправду заберёт!"
"Вдруг Кошмар такая же противная штука, как и Братья? Только вспомнишь - и он тут как тут!"
Подобрав тот из вееров, который свободно лежал на полу, Гостья продолжила:
"Ты не сильно испугалась этого... как ты сказала? Иглоноса? Как по мне, это - неведома зверушка, прыгающая на ножке и орущая не своим голосом. Но, должно быть, это слишком длинно, да? Вот так будешь кричать: "Берегись! Сзади тебя неведома зверушка, прыгающая на одной ножке и орущая не своим голосом!", - так тот, кому ты кричал, умрёт быстрее", - хохотнула Душа, пытаясь хоть как-то развеять обстановку. И, как раз после её слов, она услышала шаги. Чуть присев и держа веер наготове, Нами пристально уставилась в ту сторону, откуда издавался звук, и уж было хотела метнуть своё оружие, но... вовремя остановилась, поняв, что смуглые руки недородку принадлежать ну никак не могут.
Глаз её округлился, рот приоткрылся от немалого удивления. Так и стояла она, хлопая ресницами, пока не отрезвил Гостью голос. Хриплый, отнюдь не тот, который ранее слышала Намида... Мысленно ахнув, девушка подлетела к Царице, предварительно выронив из руки оружие.
"О, Создатель! Что с тобой, Сфинкс?! В какие неприятности тебя угораздило влипнуть?" - Странница окинула взглядом покрытое пеплом тело Сестрицы. - "Стой и не шевелись, я знаю одно чудо-лекарство, которое тебе должно помочь..."
И, зачерпнув Янтаря из Палитры, Немая начертила на груди Авы знак Донор, отдавая ей все тридцать капель Буйного. Внутри всё сжалось от боли, которая, однако, уже стала привычной. Способность Отдавать была довольно мучительной. Пальцы снова заискрили Цветом, но уже Сиренью. Запретный знак вновь был начерчен.
"Главное не привлечь этим Братьев, иначе не сносить нам головы..."
Пустоглазая вздохнула.
"Вот теперь, думаю, Цвет действительно будет добрым" - шмыгнула носом синевласка. - "А вот охота..." - она закрыла глаз и прислушалась к хлопанью крыльев. - "Надеюсь, она действительно будет удачной"
Ни, вначале подобрав выроненный предмет, подошла к недородку и, наступив на него ногой, выдернула из него и второй веер.
"Ну, что, Сестрицы? Как насчёт маленького ужина?" – подмигнула Чужая созданиям Райским.

[- З0 капель Янтаря]
[- 6 капель Сирени]

+3

9

< Кокон Патриарха

Извивающаяся тварь ворвалась в тишину рудника так, что в окрестностях не осталось ни единой живой души, не уведомленной об этом грохотом. Ощущение Пурпура, его ярость, так похожая на жажду, делала движения Червя неосторожными и размашистыми; впечатавшись хвостом в гулко отозвавшуюся стену Небоскреба, он остановился среди бетонного крошева и поднятой пыли, чтобы сориентироваться. Звуки под броню проникали плохо и потому прислушивался он, лежа в полнейшей неподвижности, как будто его зашвырнула в покой чья-то совершенно чужая сила.
Запах Янтаря кружился в воздухе, он был подобен ритмичным ударам, колотящим в виски, беспокойный, беспокойный Цвет, но запах этот сейчас взывал к справедливости, к наказанию той легкомысленной руки, что начертала запретный Знак. У Душителя были причины недолюбливать Янтарь и дело было даже не в личных предпочтениях, а в том, что он ослеплял того, кто видит не глазами. Был эпицентр, тревожное средоточие колебаний, откуда разошлись настигшие его у жилища Патриарха концентрические круги, и имя ему было Ава, оказавшаяся так близко, что он слышал ток лимфы в ее сердцах. Некстати вспомнилось то, что Китобоя он не встречал уже очень давно, никак, эта проныра без него совсем отбилась от рук. Издалека доносилось хлопанье крыльев недородков, но с ними ему явно было не по пути. Силясь услышать или почуять хоть что-то, что говорило бы о чужом присутствии, он пролежал еще секунд десять, только, по-видимому, кто-то испугался наказания слишком сильно, чтобы поверить в его нокаут. Брат шевельнулся, поднимаясь из развалин, в которые угодил, нарочито-медленные волнообразные сокращения его словно обрубленного безголового тела разбавил глуховатый, едва слышный из-под слоев металла голос:
- Кто здесь еще?
Не переставая шевелиться, он хвостом толкнул Сестру, прижимая к себе, пока еще чисто символически, все еще силясь разобрать, есть ли в покое кто-то еще. В том, что есть, он почти не сомневался. Интересно, доводилось ли им играть в жмурки с двадцатифутовыми стальными змеями?

Отредактировано Душитель (02.03.2012 20:10:10)

+2

10

Сумасшествие какое-то. Сначала тебе снится дурной сон, потом тебя чуть не разрывает Цвет, собранный с дерева. Затем тебя пугает Слепая Сестра, лезет со своими играми Брат. Теперь тебя чуть не убил недородок, а минутой позже ты увидел перед собой перепачканную в пепле женщину. Обнаженную женщину.
Казалось, глаза у Эни вот-вот могли вывалиться из орбит. Взволнованно забегали в них золотые огоньки, к щекам подступила сиреневая краска.
-Ава... Что с тобой? Ты... Почему ты в таком виде?
У Сестренки промелькнула абсолютно бесполезная детская мысль. Ава без одежды, Нами - мокрая (Эни-таки заметила это за Гостьей). Обе запыхавшиеся. Может, им обеим жарко?  Интересно из какого Покоя они пришли, что обе в таком состоянии?.. И где это Соцветие расположено вообще, что там так тепло? Наверное, южнее... Так, Луч, хватит думать о всяких бредовых вещах, ты уже не ребенок! По какой бы причине девушки не выглядели столь странно, оставлять их здесь на морозе нельзя.
-И тебе доброго.-Крошка снова обратилась к Царице, оценивающе разглядывая ее с ног до головы.
Думаю, не стоит интересоваться, что произошло с ней, да и со Странницей - тоже. Лучше уж позже... Дитя отвело смущенный взгляд и, переминаясь с ноги на ногу, сказало:
-Прости, я смогла бы продолжить разговор спокойно, но мне кажется, тебе нужна помощь... не так ли?
Эни не знала, почему сакцентировала внимание на вопросе. По одному виду Кошки было ясно, что да, ей срочно нужна одежда, еда, поддержка, etc. Именно поэтому Дитя поманила Нами, взяла Старшую за руку и собралась направиться домой. Но вдруг ею овладело странное чувство: в груди запела Сирень, дальше шелест, шепот, смех... Это был сигнал Адриана, только недобрый, пердвещающий опасность. Кто-то тихо-тихо едва заметно подбирался к Небоскребу. К счастью этих троих, кукла не издавала лишних звуков и прекрасно слышала приближение гостей. Возможно, это вернулся Инквизитор? Нет... Он бы остановился на Чердаке. А этот шел прямо сюда. К разрушенному зданию.
Нужно было что-то предпринять. В первую очередь - спрятать Нами. Об этом говорил повторяющийся тревожный звонок. Спрятать... Крошка молча повернулась к подруге. Та недоумевающе посмотрела на Художницу. Девочка сделала шаг вперед, затем другой, все еще продолжая сверлить Гостью остекляневшими глазами. Ни, кажется, попятилась назад, но Лучик не остановилась. Звон в голове усиливался, а только что испитый Пурпур твердил: "Так надо". Остановившись на краю стены где-то в нескольких сантиметрах от Потерянной, Эни в последний раз взглянула на Нами.
Извини... Я не хотела тебя пугать.
Стальной блеск заволокло Сиреневым туманом. Девочка вытянула руки вперед и толкнула Странницу в пропасть. Беззвучно крича, Немая полетела в Промежуток. Подождав, пока синий плащ скроется за непроглядной пеленой, Сестра отошла от края. Все правильно, Отец выпустил Гостью на свои просторы. Она, быть может, ушиблась, но точно не разбилась и не покалечилась. По крайней мере, звука ломающихся костей не было.
Девочка поймала на себе испуганный взгляд Авы, но не позволила ей вставить и слова. Она лишь приложила палец к губам, дав условный знак: мол, все возмущения, пожалуйста, потом.
Сигнал был подан вовремя. Воздух дрогнул вместе с Оком Спящего, в Покой вошел еще кто-то. Он приближался к Сестрам все ближе и ближе, а через несколько мгновений его огромное тело нависло над Авой. Перед ними был Брат. Но фигуру его крошка пока не могла разглядеть. Напрягшись с головы до кончиков пальцев, Эни задрала голову наверх. Извиваясь всем телом и прижимая к себе пойманную Сфинкс, странное существо пробасило:
-Кто здесь еще?
-Только я, сэр.-звонко отозвалась Художница.
"Сэр"... Какое нелепое обращение к Праведнику. Вообще Лучик в последнее время часто использовала много непонятных ей слов. Но к ситуации они подходили как никогда кстати. Ей так казалось.
-Что вы себе позволяете? Отпустите мою подругу! Как вы не видите: она же вся в синяках и голая! Ей нужна моя помощь!

Отредактировано Эни (03.03.2012 00:52:38)

+3

11

Сфинкс не свойственно было злиться, но сейчас ей овладела ярость.
"Из одних Братских объятий и сразу в другие. Из огня да в полымя..."
А еще она внутренне восхитилась поступком Эни, Маленькой Сестры, которая невероятно рискуя смогла-таки скрыть от внезапно появившегося в Покое Брата присутствие Намиды. Душа стала более уверенной в собственных силах, но тягаться с Праведником было бы просто неразумно. Тем более с таким, о котором Ава даже никогда не слышала...
Ощущая обнаженной кожей холод металлического брюха Душителя она мысленно поблагодарила Нами за её щедрый дар.
"Если ты слышишь меня, Синеглазка, благодарю тебя! Ты как-то сказала что вернешь мне Сирень? Твой долг выплачен! Надеюсь это не станет нашей последней встречей, но что бы не произошло - береги себя!
А потом, услышав голосок Лучика, она гневно сверкнула Янтарем очей и прошипела сквозь зубы прямо в покров, скрывающий лицо Брата:
- Сначала Ищейка, а теперь ты, Червь? С каких это пор Фратрия позволяет себе так обращаться с чужими Сестрами? Вместо заботы и покровительства я терплю жестокость и страх... Немедленно отпусти меня! 
Подергавшись для пущего эффекта она поняла, что кроме очердных ссадин и синяков она вряд ли добъется успеха. Гордо вскинув голову она хлопнула ладонью по металлическому сочленению - не сильно, но достаточно громко для того, чтобы привлечь к себе внимание Душителя. Сердца Сфинкс замерли.
"Не мог Ищущий так быстро донести весть о том, что упустил двух сговорившихся Сестёр! А если и мог, то ты, Кольчатый, всего лишь мой конвой на Совет Фратрии. Жаль, что все это видит Эни, слишком рано для нее... Да и Брата у нее пока еще нет, так что защитить малышку перед Судом будет некому..."

+3

12

Видимо, поняв мысли Эни о том, что Аве уж точно нельзя оставаться тут, в руднике, Нами кивнула и подошла к Лучику, что секундой ранее поманила её рукой. Но, похоже, планам на тихие мирные разговоры на Чердаке сбыться не было дано. Ни замерла, кожей, покрывшейся мурашками, ощущая приближение Праведника. Душа чуть не взвыла.
"Чёрт! Опять! Да что же их всех так манит Цвет?"
И, видимо, это ощутила не только она. Маленькая Сестрёнка, что решительно развернулась к ней, а потом начала не менее решительно наступать. И всё это молча, что ещё больше напугало Чужую. Она бросила недоумевающий, испуганный взгляд на Художницу, чьи глаза остекленели.
"Эни, не пугай меня так..." - отступая назад, взмолилась Странница. Но её мольба услышана не была.
Отступать было уже некуда. Это Немая поняла, когда её нога чуть не сорвалась в пропасть. Кинув быстрый взгляд через плечо и удостоверившись в своей догадке, Пустоглазая вновь посмотрела на Сестрицу, втайне надеясь, что та объяснит свои воистину пугающие действия. Видимо, страх плотно запеленал сознание синевласки, раз она не смогла понять очевидной вещи - Луч её спасала. Её и их, Сестёр, самих.
Толчок! Его с лихвой хватило, чтобы Намида, что до этого и так еле-еле держалась на краю пропасти, полетела вниз, беззвучно крича.
Она ожидала удара, болезненного падения, как и тогда, в Светлячках, но этого не последовало. Махнув на прощание плащом, что обнажил на несколько секунд всё ранения, Ни упала в объятья Спящего.

===> Завиток (сад Эли).

Отредактировано Ни (12.03.2012 15:23:11)

+1

13

Чьи-то крылья бьются в пустоте над головой, обломки камня и бетона утопают в пыли и жирном пепле под весом навалившегося на них тела, некто слабый бьет ладонью по металлу, мешает, возится, заглушая все прочие звуки, пытается вырваться. Зря: хотя бы ты кулаками колотила по стали, жизни твоей, если бы он пожелал, оставалось только на одно движение, играючи смять хрупкие ломкие кости и осушить весь Цвет, весь, и тот обжигающий громкий Янтарь, что лился тут минутами ранее – вместе с ним. Но Душитель этого не сделает, это только мимолетный образ, это не более, чем отражение желания с ярким пряным вкусом Пурпура. Это отражение отражения, и зеркала упрятаны так глубоко, что даже ему самому не найти начала, истока неприязни к ним ко всем. Но… что она говорит?
-Только я, сэр. Что вы себе позволяете? Отпустите мою подругу! Как вы не видите: она же вся в синяках и голая! Ей нужна моя помощь!
Голос, похожий на звон колокольчика, похожий на крик металла, раздраженного ударом, взлетел вверх, забился эхом. Незнакомый голос. Душитель медленно выбрался из-под брони, и раздражение его отчаянно пыталось побороться со снисходительной усмешкой. Потянувшись, долго, до щелчка в доращенном металлом огрызке позвоночника, он повернулся к той, что заговорила с ним, нарочито медленно, еще не определившись, как понимать эти странные слова. Разумеется, отпускать бушующую Аву он и не думал, куда больше его занимали мысли о том, кем оказалась его собеседница.
- Кто ты? – Выделив второе слово, мрачно поинтересовался Брат, поднимаясь над обломками, - Я желаю знать, что здесь произошло.

Отредактировано Душитель (06.03.2012 09:40:42)

+3

14

Внимательно Эни наблюдала за действиями Брата, лишь изредка отвлекаясь на возмущенные крики Авы. На самом деле девочке не было безразлично то, что сейчас происходит со Старшей. Одно неверное движение, и Праведник мог раздавить ее, словно букашку. Художнице лишь оставалось молиться, чтобы Сфинкс не разозлила Хранителя и не покалечилась, и самой вести себя мирно. Главное не паниковать, главное успокоиться. Пусть даже Пурпур гнал страх, как трудно было сохранить ровное дыхание, когда внутри все постепенно сжималось. Но лишь только это стало получаться, знакомое имя "Ищущий", потрясло сознание ребенка. Правда, отреагировать кроха не успела.
Все пять Сердец разом рухнули в пятки. Длинное кольчатое тело дрогнуло, со скрежетом раздвинулись металлические пластины. Праведник вылез из своего импровизированного "доспеха" и начал рассматривать девочку. Хотя "рассматривать" было здесь понятием относительным. Лицо Брата закрывал рваный кусок ткани, так что было трудно понять, были ли у него вообще глаза. В целом, Хранитель был странным... в плане конструкции, которая являлась "продолжением" его человеческой части тела. Лучик поразилась, как можно при таком нагромождении из металла быть столь компактным (нашла чем восхищаться в такой момент). Да еще и с легкостью превращаться из червя в нага... Последнее слово вернуло девочку к воспоминанию об Инквизиторе. Они были очень сильно похожи и оба внушали величие и страх. Оставалось надеяться, что их Цвета сочетались иначе.
-Я Эни. Хозяйка Соцветия.-вынырнув из собственных мыслей, честно ответила Луч.-Я спокойно здесь гуляла, пока не пришла Ава и я не решила помочь ей с ранами. А потом вы... -на секунду Сестрица оборвала свою речь. Ей показалось, что шипастые кольца сжались вокруг Сфинкс чуть плотнее. Подавив в себе желание взвизгнуть, Эни беспокойно устремила глаза на Праведника.-Да отпустите вы уже ее, что она сделала?! Всего-навсего зашла поесть! -дитя кивнуло на труп недородка.-Послушайте, ко мне скоро возвратится Брат с вестями о моем будущем Защитнике. Я не хочу, чтобы в этот Оборот в моем Покое царил хаос, разведенный в результате вашего внезапного визита сюда... эмм...
"Эмм..." подразумевало  то, что Художница не знала имени собеседника, а называть незнакомцев придуманными именами не было показателем хорошего тона.

Отредактировано Эни (11.03.2012 23:04:17)

+2

15

Тяжело вздохнув Ава перестала дергаться и встретилась взглядами с Эни.
"Для недавно рожденной у тебя просто стальное самообладание, Лучик... Но полно, сейчас не наш выход. Сейчас будет говорить и решать Кольчатый..."
Ава давным давно решила для себя - она дает имена Братьям независимо от того, как их зовут на самом деле. Это было её выкристаллизованным отношением к Пожирателям и часто прозвища были достаточто обидными, но Сфинкс это не беспокоило.
"Кто они такие, что приходят сюда и устанавливают свои порядки, которые сами же потом считают Истиной? Они не родились от слияния Мыслей Отца, от столкновения двух Цветов, так кто дал им право указывать нам, Дочерям Спящего? Не приму! Никогда не приму я этого! Пусть Врата Кошмара и дальше извергаются своими порождениями, плодя ложных Праведников, но их воля никогда не станет для меня указом, и я сама выберу как и кого из них называть!" - так однажды думала Ава сидя в своем Алькове. Тогда к ней второй раз приходил её Брат - Китобой, но Сфинкс упорно звала его Меченосцем, так повелось с момента их первой встречи, когда Сестра познакомилась с иссушающим холодом его клинка...
Усмехнувшись этому воспоминанию, она коснулась пыльными пальцами плеча, и погладив полоску шрама процедила:
- Не тот Брат нынче пошел... Раньше первым что раздавалось в Покоях было Имя, а не вопрос. А сейчас Праведники оставляют несчастных Сестёр мучиться в догадках и извращенных упражнениях на сообразительность.   
Она снова взглянула в глаза Лучика. Стоило при случае познакомиться поближе с этой Дочерью Сирени. Её внешнее спокойствие было именно даром Сиреневой Вуали, которая тщательно скрывала под собой сжимающиеся сердца и пульсацию страха в груди. Что-что, а уж голос Покровителя Сфинкс слушать умела...

Отредактировано Ава (12.03.2012 12:20:38)

+3

16

Тонкая-тонкая струна, это струна, совершенно точно. Он представления не имел о звуке, который можно извлечь из нее, но прекрасно ощущал, как она натянута и как лопнет, рождая что-то другое, рождая вспышку, и это будет уже не струна, это будет похоже на раскрытые ладони, на лепестки и на опаленный цветок развороченного металла, это гнев. Это предчувствие ярости завито столь плотно, что им можно порезаться, но неосторожные пальцы, дерзкие слова не остановить, не предостеречь, да и ни к чему. Ему не нравилось это место, гулкое, оно ломало звуки, много пустоты и мало опоры для ползающей на брюхе твари вроде него, но кроме того, стены рудника превращали звонкий голос в просто звон, в ворохи, полные горсти звенящих слов, готовых стучать по его телу как мелкие камни. Обидные окатыши, запущенные слабой рукой, оскорбительно, раздражающе, оттого и дрогнуло стальное тело, оттого и рвется струна, разворачиваясь в невесть откуда взявшуюся злость: неужели его здесь настолько держат за дурака?!
- Ты начертала Донор? – Полуутверждение, полувопрос; голос Брата стал холоднее окружающего их камня и громче, - Неужели ты столь мала, что тебе еще никто не успел рассказать о запретах, хозяйка Соцветия Эни?
Песчинка, крупинка, пылинка, ничего не значащая чешуйка на спине безного исчадия, что пожирает собственный хвост, опоясывая все сущее, она, ничтожество с мягким беспомощным телом. Только это слово до поры упрятано далеко под слои металла, наружу просочилась лишь едкая ирония с тошнотворным запахом окалины. Маленькая хозяйка песка и камней, и обломков бетона, и этого звонкого голоска, который ему сделать испуганным – всего ничего. Душитель так и не научился, он просто катастрофически не умел говорить с Сестрами, не понимал их и, по правде сказать, и понимать-то не хотел. Это голодные чудовища с красивыми голосами, со странными поступками, с неистребимым желанием разрушить все вокруг себя ради мечты бесплодной и глупой. Неотделимая часть Рая, капризные сирены или вызревающие в жирной влажной почве драконьи зубы… щемяще-красивые обрывки чуждых этому месту легенд, но им не оспорить власть Братьев и существующий порядок вещей. С последним, с порядком этим, смиряются обе стороны. Покорно, безропотно, неотвратимо, ибо только безумец сунет руку в запущенные шестеренки титанических часов, считающих их циклы. И кто-то хочет разбить эти неумолимые часы, разметать осколками по углам, а кто-то думает, что пытается сберечь, но и те, и другие стоят рядом в бездействии и только глядят на стрелки.
- Не тот Брат нынче пошел... Раньше первым, что раздавалось в Покоях, было Имя, а не вопрос. А сейчас Праведники оставляют несчастных Сестёр мучиться в догадках и извращенных упражнениях на сообразительность.
Еще один камень, простучал по броне. Следующий, очередной, заслуженный-незаслуженный; в другое время и в другом месте яду в голосе Авы он мог бы только удивиться, спросить, наконец, за что же она так ненавидит их, сейчас же он только подавил очередную волну подкатившего к горлу раздражения, качнулся, взгромождая изгибы тела друг на друга, не удержался и прижал пленницу к себе чуть крепче. Он не всегда так жаждал Цвета, как сейчас желал ее страха, ее бьющегося ужаса с неизменным привкусом Пурпура. Крохотная месть, ядовитый светлячок, зацепившийся лапками за кожу, это скомканное желание: чтобы она поняла, наконец, что чувствует он, чтобы тоже попробовала на вкус свое бессилие. В какой-то момент осознав, что сумасбродная подопечная Китобоя все же сумела его пронять, Душитель почти с отвращением убрал хвост, давая ей свободу. Проскрежетал металл. Затих. Он по-прежнему обращался к Эни.
- Что есть имя? Для меня – не более, чем знакомый голос, вырастающий на крестоцветьи звуков. Что значит – имя? – Опустив голову, Брат скрестил на груди руки, пряча усмешку, снова ответил сам себе: - Да ни черта оно не значит. Меня называют Душителем, маленькая Сестра, только едва ли ты найдешь это знание особо ценным для себя.
А Червем меня зовут только те, кто не боятся моего гнева – мог бы добавить, но промолчал. Ава, этот бездарный сфинкс, не умеющий загадывать загадки, была щедра на слова, и неужели только потому, что она испугана, взволнована, обижена? Принадлежи царица ему, едва ли она позволила себе такие вольности – мелькнула гнилая мерзкая мыслишка. Наказывать ее было бы, как минимум, приятно: долгая тропа битого стекла, от дерзкой ярости до смиренного страха, она бы прошла ее босиком, но что не свершилось, тому и не быть. Всей его мести сейчас – саднящие объятья стали, да бесцветный спокойный голос. Якобы-все-равно. Не достала, не дотянулась, не прокусила. Тварь.
- Ава, если ты виновна перед Фратрией и Отцом, ты будешь наказана. Если Ищущий напал на тебя, будет наказан он.
Душитель замолчал, предоставляя Сестре додумать самой его недосказанное требование объяснений.

+4

17

Увы, Таинственная не могла охладить или заживить ожоги, причинённые Аве другим Цветом. Сделать боль сладостной, а обнажённую уязвимость - чарующе изящной, это всегда пожалуйста, но в то же время и всё, чем она способна была помочь. Исцелять не умел ни один Цвет, разве что загладить своими дарами. Жаль, гости и обитатели Промежутка иногда забывали, что каждое действие необратимо меняет ткань мироздания и не может быть бесследно исправлено.
- Я с вами, дочери мои, Сестра Ава и Сестра Эни. - шёпотом убедила Сирень. - Хранители могут думать, что они здесь хозяева, но как такое может быть, если они глухи к воле и голосам Цветов? Не бойтесь ничего. Сыграем привычную роль - наденем маску праведности... Обман оправдан, когда спасает от кары райское создание.
Наверное, Золото лучше сумело бы успокоить взволнованную девочку, а Янтарь больше приободрил бы дух смелой Авы. Но Загадочной тоже хотелось помочь обеим любимым подопечным, чем возможно. Попробовав ради эксперимента укрепить нечто вроде невидимой объединяющей связи между ними, Сирень приятно и неторопливо зациркулировала в Сердцах.

+4

18

Дрожащий голосок Сестры Эни оборвался на полуслове. Золотые огоньки взволнованно устремились на Брата, ища подсказок в жестах, мимике, движениях стального хвоста. Увы, почти полностью сокрытое под тканью, лицо слепца не выражало никаких эмоций. Единственное, что делал Праведник - прижимал к себе обессилевшую Аву, но это вряд ли могло разъяснить суть незнакомых слов. Ими было выражение "начертать донор". Внезапно заданный вопрос помешал ребенку провести аналогию между этим словосочетанием и рисованием "альфы". Хотя, какой там, дитя абсолютно не знало таких "терминов".
А Брат будто ждал, когда Лучик ответит, явно ощущал, как она волнуется и мнется. Под его пристальным вниманием Эни чувствовала себя новенькой ученицей, впервые вызванной на уроке к доске и не знающей материал. Чего хочет от нее пытливый "преподаватель"? Знания? Да, все это ей уже рассказывали. Но не сами правила, а лишь в основную их суть. Просто так, безо всяких заумных слов. Верно, решили, что она слишком мала для них...  Да, безголовый Змей, ты оказался прав. Но так ли плоха эта правда? Быть молодой и в незнании. Золото пока молчит - это не к нему вопрос. А Сирень с улыбкой утешает свое Дитя. Конечно, плохо, но сейчас такое положение вещей даже спасает Эни. Представьте, понимала бы Художница речи Праведника... Вопрос в том, смогла бы она выкрутиться? А Братья существа подозрительные. Раз оступился - больше доверия от них не жди. Если среди Фратрии вообще существует такое понятие...
Не находя себе места, Лучик обратилась к Аве. И в тот момент, когда глаза Сестер встретились, раздался Ее голос. Легкая напомине, Тайна откликнулась на молитвы своих Дочерей. Теперь все встало на свои места. По едва заметному знаку Старшей, Эни поняла, что сейчас ей стоит помолчать. Очередь Сфинкс расставлять фигуры. Помоги же ей сделать верный ход, Мать-Загадка.
За это время молчание юного создания успело надоесть Змею. Нехотя он развернул кольцо, и Ава повалилась в объятия подоспевшей Художницы. Пребывание в стальной ловушке Праведника вымотало ее. Душитель... Зря Брат назвал это прозвище "пустым звуком". Именно в имени, зачастую, заключается суть человека. А оно Хранителю подходило.
Из вышесказанного можно было бы сделать еще много выводов. Но Эни решила не медлить и оттащить Сфинкс подальше от Удава, дабы им обеим не оказаться в его смертельных тисках. Пытаясь привести, что-то говорящую Ясноглазую в порядок, Сестра то и дело поглядывала в сторону Слепца. Каждое его слово камнем валилось на Сердце. На щеках едва ли выступали слезы.
-Наказание... Душитель, Брат, я что, невнятно попросила? Неужели нельзя подождать? Неужели обязательно нужно вершить Суд здесь и сейчас? Да и зачем вообще наказывать?.. Почему все вокруг грызут друг другу глотки? Даже воздух в каждом Покое пропитан ненавистью... Им невозможно дышать, а приходится всем. И Отцу - тоже. Отец сильнее всех переживает. Ему плохо. Он от этого вянет...

Отредактировано Эни (20.03.2012 00:02:33)

+2

19

Между Младшей Сестрой и Праведником, между теплым Золотом и холодной сталью, Сфинкс вдруг услышала голос. Легкий и порождающий звонкое эхо в голове - это был голос Сирени. Опираясь на плечо Эни, Ава опустила глаза и улыбнулась. Потом присела, будто бы от слабости, охватившей её и заглянув в глаза девочки приложила палец к своим губам. В глазах Сестры мелькнули яркие Сиреневые искорки.
"Я знаю, Брат, ты слеп, но прозорлив. И прозорливость твоя проистекает не из мудрости, а из страха. Так значит не следует бояться меня, не следует подозревать. Просто послушай, ведь Сфинкс умеет не только загадывать загадки... Сирень, Покровитель мой, вдохнови и проведи меня тропою слов, вдохновения и тайных знаков прошу у тебя, скрой правду и не показывай ложь, сотки из секретов вуаль и священную тайну умножь..."
Прочитав краткую молитву Ава выпрямилась, все еще держась за плечо Лучика.
- Я готова понести справедливое наказание, чуждый мне Брат. И готова отвечать перед старшим из вас, перед мудрым Патриархом, но твоя просьба, на этом слове Сфинкс сделала ударение, - также имеет право быть удовлетворенной. Ищущий не нападал на меня. Он просто был немного ... резок. Совсем чуть чуть. И помешав нашей беседе с другой Сестрой, видимо пустил свои мысли по неверному пути, уличив в деяниях нами не совершенных.
Ава знала, Червь не увидит выражения её лица, но игра стоила свеч, она закатила глаза и вздохнув наклонила голову на бок.
- Его перья оказались жестки как и объятия, и не желая более пребывать в его компании я вырвалась и убежала, оставив на память Пернатому свою тунику.
Она встретилась взглядом с Младшей.
"Ни единого слова лжи для тебя, маленькая Сестрёнка. Но правда иногда приносит больше страданий, чем внезапно раскрывшаяся ложь..."
- Оборот пуст и в поисках Цвета я забрела к Эни, чтобы предложить ей поохотиться на недородков и добыть немного пропитания. Это моя Сестра-во-Цвете и наш общий Покровитель призывает заботиться о ней.   
Ава разжала пальцы, выпустив плечо Лучика. На губах её появилась легкая улыбка.
- Не ревнуй, Праведник, это совсем другая забота, в отличие от навязанной вами. Сестры это Сестры. Мы не опекаем друг друга, а просто держимся вместе. Так же как вы...
"А вот теперь, Червь, слушай внимательно... Ибо другого ты от меня и не услышишь"   
- Мы приготовили ловушку - падающий кусок стекла, который должен был убить неосторожного недородка. Я - была приманкой, и когда Прыгун приблизился ко мне, вопя и вожделея моего Цвета, Эни разрядила наш капкан. Стекло убило недородка, но Цвет устемился не ко мне, а к Младшей.   
Трагическая пауза. Вздох. Немного сожаления и сочувствия в голос.
- Она еще слишком молода, чтобы знать про действие Яда. Янтарь наполнил её сердце и скрутил в ужасном приступе судорог и конвульсий. Там было достаточно, чтобы убить её. И тогда я показала, что нужно делать - она отдала мне Цвет начертив запретного Донора. И выжила благодаря этому.       
Теперь храбрость и капельку раскаяния.
Подойдя ближе к Червю, Ава подняла на него Янтарные очи.
- Цвет не потерян. Младшая Сестра жива, а Табу не нарушено. Я и Лучик чисты перед лицом Спящего и Фратрии, так за что ты грозишь мне наказанием, чуждый мне Брат? Я признаю любое обвинение... после того как приведу себя в порядок и буду уверена, что Эни окажется в своем родном Покое в ожидании СВОЕГО Брата.   
Осторожно повернув голову в сторону Сестрёнки, Ава подмигнула ей и строго свела брови, призывая к осторожности.

Отредактировано Ава (20.03.2012 13:20:58)

+5

20

Так бывает: детская ладошка, зачерпнув песка, ради шалости, недомыслия или злого любопытства высыпает его в движущиеся шестерни часов и песок кричит. Ворчит металл, перемалывая крупинки, весь механизм замедляется, делит свою работу на рывки, шаги и вздохи, а потом и вовсе замирает. Чуткое ухо услышит жалобу уже той, первой песчинки, но глупец будет только трясти часы, не понимая причины остановки. Душителю не льстило причислять себя к последним, он уже сейчас был уверен, что сумел уловить тот изначальный предупреждающий шорох. Маленькие трещины несоответствия, пролегшие по ровной глади рассказа. Но он слишком долго вслушивался в оглушительную многолетнюю тишину, чтобы сейчас с ходу понять хоть что-то. Он долго молчал, не позволяя себе лишний раз шевельнуться, чтобы не выдать ни замешательства, ни догадок.
Громоздящиеся друг на друга изгибы тела, поделенного на сегменты, как у насекомого. Противоестественная неподвижность. Сестры так не умеют. Тишина снаружи, в гулкой пустоте внутри что-то возится, не дает покоя. Раскалывается криком песка. Скрежет сотрясает тело: прекрати, умолкни! Слишком громко.
- …Отпустите мою подругу! Как вы не видите: она же вся в синяках и голая! Ей нужна моя помощь!
И детский голосок звенит, бьется, есть в нем что-то такое…
- Оборот пуст и в поисках Цвета я забрела к Эни, чтобы предложить ей поохотиться на недородков и добыть немного пропитания.
…что-то такое, что не может состыковаться со спокойным объяснением Сфинкса.
Голая, значит. Забрела, значит. Ощущение, сравнимое с неудобством, когда между пластинами брони попадает крупный камень: и не вытряхнуть, и не раздробить, и вертишься, как щенок за собственным хвостом, и все не ухватить раздражающе-близкую истину. Ну или что-то вроде нее. У них теперь у каждого своя правда, но истина, она одна на всех. И она все равно прорвется сквозь все слои песка, прорастет, выпадет легкими каплями, выступит между камней и когда-нибудь настигнет остановившимися стрелками, которым от начала времен полагалось отсчитывать циклы. Каждого настигнет. Превратит в оседающий на землю Цвет и ворохи опадающей ржавчины, но будет уже все равно. Если они не удержатся и не удержат Спящего, они все будут равны – и Братья, и Сестры, и эти странные гости, потому что мертвые не претендуют ни на что. С тех слов, когда Сестры что-то начинают скрывать от «чуждого» им Брата, где-то в невообразимой глубине начинают прорастать эти гибельные семена. Семена, которые расцветут знаком Прорыва, зерна, напоенные ядом, который убьет все до песка. Песок не будет роптать.
Они что-то скрывали. Они видели что-то такое, чего не мог увидеть он. Но, право же, задавать вопросы можно было с таким же успехом окружающим его камням. Ему не нравились переливы голоса Авы, незрячий, он чуял на вкус ложь в произнесенных словах, и сейчас тон казался фальшивым. Недоверие, подозрение: концентрические круги на гладкой поверхности.
- Вы обе играете в опасные игры. – Туманно заметил Душитель, наконец, прерывая свое молчание.
Разумеется, речь не об охоте, хотя и это тоже: Сестры не должны искать себе пропитание, блуждая вдалеке от своих покоев. Разумеется, речь о том, что они обе от него так ловко скрыли, а вот зачем – уже другой вопрос.
- О Цвете для вас должны заботиться ваши Братья. Подобная охота может весьма неприятно закончиться. Ты, старшая, как могла допустить такое безрассудство? – Брат прочел нотацию суховато, как что-то, надоевшее до оскомины, этакий заезженный до безобразия ритуал слов, а под ним безобразная кривая ухмылка: посмотри, Ава, я поверил тебе. Он говорил, незряче уставясь куда-то перед собой, поверх голов собеседниц, но потом шевельнулся, старательно огибая стоящую перед ним Сестру и обратился к месту, где, как он слышал, стояла Эни: - Возможно, когда-нибудь твой Брат расскажет, почему нужно опасаться не только хищных недородков, но и тех, подобен тебе.
Сомнение сродни яду. Если это сомнение станет болезненной язвой, есть надежда, что младшая когда-нибудь потребует объяснений этим словам именно от него, а не от своего Брата. У Душителя даже была надежда, что это когда-нибудь наступит не слишком поздно. Сомнение подобно яду, а юная наивность похожа на перезрелый сладкий плод. И так же беспомощна.
- Рудник кишит непугаными тварями. – Намекая, что разговоры окончены, Брат выпрямился, приподнимаясь на хвосте, обратился в пустоту, едва ли не демонстративно снова показывая свой недостаток, - Вам следует вернуться в свои покои.

+3

21

Брат сказал свое слово. Сестренка, не долго думая, поднялась вслед за Авой и вложила свою руку в бархатную ладонь Сфинкс. Им пора было уходить.
-Пойдем. Думаю, у меня для тебя кое-что найдется...-прошептала малышка к женщине и смущенно отвела взгляд от ее бесстыдной наготы. Как странно... Говорит о помощи Сестре-во-Цвете, а мысли заняты другим.
Они были обращены к Душителю. Проходя мимо Праведника, Лучик решила, что она еще долго не забудет его слова. Было в них что-то такое цепляющее. Жаль, не совсем понятное, лишь обрывками доносящееся до детского сознания. Все новые и новые чувства зарождались в душе Художницы. И чтобы понять их природу, распутать клубок, нужно было задать кучу вопросов и непременно ему. Слепому Брату, нависшему над двумя дочерьми Сирени.
-Молчи. Не надо...-твердила Эни, ловя себя на мысли, что не сможет воздержаться от лишних слов просто так. Первая же бытва была проиграна. Пройдя несколько шагов, Луч остановилась и обернулась к Праведнику:
-А как же тогда жить, если никому нельзя доверять?.. Какая же мы все тогда... семья?..-произнесла она. Ей не обязательно нужен был ответ, но если бы Праведник объяснил, чтож, тем лучше. Крошка понимала, что все равно не была права. Старшие лучше знают... В их словах заложен опыт. Они предостерегают нас об ошибках, которые когда-то совершили они. Жаль, это не всегда спасает.
[-3 капли Сирени]
Небоскреб (рудник)>>>>>>>>>>>>>>>Чердак Эни.

Отредактировано Эни (26.03.2012 20:37:25)

+1

22

Взяв Эни за руку Ава отвернулась от Душителя.
Бывает так, что победа не приносит триумфа, что чувство восторга отравлено щемящей болью или клубящимся страхом, вот и сейчас Сфинкс испытывала одно лишь желание - убраться подальше отсюда, уводя с собой маленькую Сестрёнку.
- Пойдем... нам с тобой нужно добраться до Покоев...
До чьих конкретно Покоев она уточнять не стала - Игра требует достойного завершения, рано еще скидывать маску "послушной Сестры", стремящейся исполнить волю Брата.
"Пусть думает что мы разошлись... Знаю, Братец, с тебя станется проверить, ну так это не проблема, я конечно же буду в Алькове через несколько оборотов!"
Слова... Это Золото говорило устами Эни. Теплое, требующее, нет, жаждущее доверия и понимания. Что она могла ответить ей, даже если вопрос просто повис в воздухе? Что Ава могла бы ответить своему яду?
Ничего. Лишь легонько сжала хрупкую ладошку, прикрыла глаза и посмотрев на Эни сверху вниз прошептала:
- Пойдем... 
Зачерпнув Сирени она прочертила путь и шагнула в прохладные объятия Ока.

(- 3 капли Сирени)

>>>>>>>>>>> Чердак Эни  >>>>>>>>>>>

Отредактировано Ава (26.03.2012 11:06:40)

+1


Вы здесь » Тургор: Начало » Рудники » Небоскрёб (рудник Эни)