Тургор: Начало

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тургор: Начало » Флэшбэки » Тени и сумерки. Надзиратель и Яни.


Тени и сумерки. Надзиратель и Яни.

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Он ждал этого давно. Ещё с того момента, когда ликовала Фратрия, принимая его в свои ряды. Ещё с того момента, когда Патриарх объяснял ему, ещё совсем неразумному, табу. Ещё с того момента, когда увидел первую Сестру.
Он ждал этого давно. Этого камня на шею, этой цепи о двух концах. Ждал, размышляя, слушая, наблюдая. Мимолетно надеялся, что как-нибудь пронесет и как-нибудь обойдется - но на самом-то деле точно знал - нет. Табу одинаковы для всех, все Братья равны в своей вере. И его не минует чаша сия...
Он ждал и дождался.
Слух о новорожденной взбудоражил всех. Сестры наверняка болтали о ней постоянно, Братья переглядывались, и он всё чаще ловил на себе их взгляды. Неуютные. Неприятные. Вызывающие желание огрызаться и крыситься. Конечно, они думали об одном и том же - среди Праведников не было больше никого, кто не имел бы Сестры.
Он сопротивлялся до последнего. Возражал, отступал, аргументировал со всей горячностью молодости. Он не хотел заботиться об очередной большеглазой и злоязыкой неприятности, не хотел добыть Цвет на двоих, даже предполагаемая власть не грела его. Он не любил Сестер, старался избегать их, наслаждался их страхом, если не получалось, и совсем не хотел оказываться прикованным к одной такой.
Но, конечно, Фратрия умела настаивать на своем, и общим решением ему постановили заботиться и владеть. Патриарх мягко проигнорировал - в очередной раз - все его возражения, легонько похлопал по плечу, призывая "Быть по-мягче, постараться понять". Жонглер смотрел безразлично, Триумфатор с легким ироничным сочувствием, на лицах Тирана было написано суровое осознание правильности происходящего. Они все были уверены - так надо. И, конечно, ему пришлось покориться их воле.
Знакомиться со своей - как же его царапало это слово! - Сестрой, он шел неохотно, однако быстро. Направился к ней сразу после того, как разошлась по своим делам Фратрия. В нем потихоньку закипала чистая, звонкая злость, требовавшая выхода, да и лучше было расправиться с неприятной обязанностью сразу, чем выматывать себя же ожиданием. И потому он перебирал мысленно ругательства - но шел, и шел с изрядной скоростью.
Звенела плоть Спящего, когда он скользил по нитям, связующим Покои.
В Дом своей новообретенной подопечной он ворвался чуть ли не ураганом. Замер на пороге, успокаиваясь, выдыхая из себя злость вперемешку с упоением гонки. Ему нужно было хотя бы обменяться с ней парой слов. Хотя бы объяснить свою новую роль в её жизни. А для этого следовало изгнать из глаз безумие и не сорваться ни в одну из сторон - ни в крик, ни в слащавую нежность. Нужно было, чтобы до Сестры дошло хоть что-то, и потому он приводил себя в порядок. Взъерошил ирокез раскрытой ладонью. Глубоко вдохнул. Осмотрелся.
Увиденное ему не понравилось. Обшарпанный потолок так и норовил улечься на плечи. Коридор был отчаянно узким - стены, казалось, сдавливали его. Грязно-коричневые обои висели клочьями. Кое-где их пятнало что-то алое, похожее на неосторожно пролитый Пурпур. Здесь было неприятно. Что-то прошуршало за стеной, и он резко обернулся в ту сторону. Ничего. Те же обои...
"Мерзость, - охарактеризовал он про себя творящееся вокруг, и медленно поплыл над растрескавшимся паркетом, который наверняка немилосердно скрипел, если бы Надзирателю было чем наступить на него.
Первое впечатление было самое отталкивающее.

Отредактировано Надзиратель (10.10.2011 23:44:55)

+2

2

Яни сидела в своём импровизированном красном шалашике, обхватив руками коленки. Её светло-голубые глаза то и дело бегали по сторонам. Повсюду царил страх. Страх неизвестности. Совсем недавно маленькая Сестра не знала ни о чём, окружавшем её, даже о том, кто она на самом деле есть. Только спустя некоторое время, когда с ней заговорили остальные Сёстры, она начала понемногу понимать это место. Она и её собеседницы - Сёстры. Всё вокруг - Промежуток. Смерть. Существование без Жизни. Все остальные - Братья. Слепые Хранители, состоящие наполовину из металла, наполовину из мёртвой плоти. Праведники, вознёсшиеся сюда из Кошмара, мира, где нет даже Цвета. Цвет... Яни отчётливо помнила, кто встречал её в этом Покое, когда она родилась. Живые, переливающиеся, тёплые частицы чего-то высшего. Чего-то, являющегося безумно-умопомрачительным сочетанием музыки, запахов, ощущений... Чего-то, что даёт желание жить, что красит этот мир в яркие краски. Сирень и Лазурь - её проводницы. Составляющие её души. Каждая Сестра рождается с переплетением двух Цветов...
Да, Сестры о многом ей поведали. Однако, в голове девочки всё же оставался ряд вопросов. Молодость и неопытность - всё они. Тем более Яни словно сковывала на месте гнетущая атмосфера этого Покоя, не дающая даже осмотреть его как следует. Эта жуткая комната, эти облезлые стены, прогнившие полы...
Откуда здесь эти звуки? Кто стучит там, наверху?
Больше всего дитя настораживало именно это. Остальные Сёстры поначалу ей даже не поверили... А потом вроде стали вести себя, можно сказать, более настороженно по отношению к Яни. Их что, тоже это напугало?
Яни ждала своего Брата. Хотя она и наслушалась ото всех,  что Хранители беспрекословны и жестоки, многие вопросы она адресует именно ему. Элементарное любопытство словно охватывало её, не давало покоя. Какой он будет по внешности, каким характером будет обладать? А вдруг удастся даже подружиться? Мысль об этом даже несколько ободряла Сестрёнку.
А если у меня его... вообще не будет?
Яни не исключала и этот факт. Она родилась совсем недавно... Может, Братьев меньше? Хотя, вроде бы кто-то говорил, что и Братьев стало больше... Время покажет. Ведь времени прошло ещё совсем немного - Лазурь внутри неё хорошо чувствовала это призрачное течение Будущего, Прошлого и Настоящего. Знакомое, такое родное с самого рождения чувство, лёгкое и прохладное покалывание на кончиках пальцев... Когда Лазурь в Сестре встаёт на "первый план", девочка чувствует именно это покалывание. И вокруг ощущаешь еле заметные дуновения Событий, и где-то рядом, совсем под ухом слышишь мерный пульс Создателя. Его уходящие, забытые мгновения, которые уже никогда не вернуть, ибо Время невозможно обернуть вспять. И все становятся на шаг ближе к концу...
В коридоре кто-то есть... Осознание этого факта заставило Яни вздрогнуть, оторваться от мыслей и прислушаться к тишине. Её сердце ухнуло куда-то вниз, когда она отчётливо услышала чьё-то дыхание. Брат? - пронеслось у неё в голове. Сестра не знала, как ей быть: с одной стороны ей было интересно и волнительно, а с другой аж до жути страшно. Она немного отползла глубже в шатёр и притихла. Вот-вот она повстречается лицом к лицу с незнакомым Хранителем... Главное, держать себя в руках и не заикаться...

+3

3

В первую комнату Надзиратель завернул скорее из брезгливого любопытства, чем почему-либо ещё. Он точно знал - хочешь найти Сестру - ищи в глубине Покоя, а сюда заглянул так, посмотреть, что же творится в комнатах при таком-то коридоре. Здесь было капельку светлее. Невысокий торшер в углу светился Янтарем. С картин капала осязаемая тьма. Клетка тронул одну из них пальцем - круглую, изображающую что-то невнятное - и картина закачалась, едва слышно шурша по выцветшим обоям. На ощупь она была очень сухая и пыльная, и чем дольше Надзиратель смотрел на неё - тем тревожнее ему становилось. Казалось, что абстрактная мазня так и норовит сложится во что-то знакомое. В чье-то лицо? В какой-то пейзаж?.. Хмыкнув, он отвернулся. Здесь было на что посмотреть и кроме этой неприятной штуки.
От груды книг на полу пахло старой кожей и плесневелой бумагой. И пылью, конечно, куда же без неё. На пробу Надзиратель подцепил один томик двумя пальцами - в его ладони он показался карикатурно маленьким и жалким - раскрыл где-то на середине. Вгляделся в переплетение черных пузатых значков. В глазах даже зарябило от них - так их было много на странице. Строчки сливались, бумага была перепачкана чем-то красно-бурого цвета, пятна расцветали по всей странице... Конечно, ничего прочитать Клетка не смог - и с отвращением отбросил книгу. Она прошуршала листами, шмякнулась о стену, и сползла по обоям бесформенной кучей плесневелой бумаги. Надзиратель брезгливо отер руки, и поспешил покинуть комнату. Ему здесь положительно не нравилось. Даже любопытство затаилось, не спеша толкать его на новые подвиги.
Комнату по левую руку он проигнорировал. Заглянул в ванную - обшарпанную просто донельзя, стены залиты Пурпуром, плитка потрескалась, запах тины и загнивающей воды так и норовит ввинтиться в ноздри...
И, наконец, вплыл в последнюю комнату - самую дальнюю от входа, на вид - самую обжитую. К этому моменту он перестал даже от шагов и скрипов дергаться, шарить взглядом по потолку. Кажется, он начинал привыкать к этому месту и его звукам. Или, по крайней мере, осознал бесполезность резких движений. Если оборачиваться на каждый шорох - лучше никому не станет, а нервы издергаешь донельзя...
Здесь было светлее, чем в коридоре. Тяжелая лампа под фэнтезийным абажуром светила довольно ярко. Клетка окинул комнату взглядом - тихонько двинулся к алому пологу. Он мог бы поспорить, что Сестра сидит именно там. Там, кажется, даже что-то зашуршало, когда он только вошел... Или это ему почудилось.
С тихим скрипучим смешком он заглянул под полог - что бы ни случилось, ему было приятно думать о том, как среагирует новорожденная на его усмешку, так пугавшую иногда особенно впечатлительных Сестренок - растянул губы в подобии улыбки. Судьбоносная встреча должна была состояться вот прямо сейчас. Другое дело, что после ознакомления с Покоем он предпочел бы вовсе не встречать рожденное в этом ужасе существо.

+1

4

Сзади, за стенкой, послышалось хмыканье, через некоторое время на пол шлёпнулась книга - незнакомец осматривал Покой. Яни была чуть более чем уверена, что ему здесь не понравится. Отнюдь не понравится. Даже по характеру этого броска, от которого том, шурша, сполз по стене и шлёпнулся на остальную кучу книг, отчётливо чувствовалось, что Брат не столько отбросил, сколько швырнул его. Швырнул с брезгливостью и некоторой злобой, помешанной на страхе. Яни и сама понимала, что её Дом - не самое гостеприимное место. Точней, самое негостеприимное. Даже кишащая недородками Башня Имы меркла и тускнела по сравнению с этими медленно сужающимися стенами, с этим навязчивым, щемящим ощущением чьего-то вечного присутствия.
Яни волновалась. Выйти в коридор и самой посмотреть на пришедшего она бы ни за какие коврижки не решилась, поэтому ей ничего не оставалось, как внимательно вслушиваться и гадать, где он сейчас и что делает. Девочку настораживало то, что поступь у гостя абсолютна беззвучная, даже паркет не скрипит... Это означало, что незнакомец либо невесомый, либо парит над поверхностью земли, не касаясь её. Если он парит, то у него наверняка есть крылья.
Но крылья шумят!..
.. В то время, когда в Покое почти совершенно тихо. Неглубокие познания Яни зашли в тупик. В очередной раз. Девочка просто не понимала, как можно летать вот просто так. У этого Брата что, ног нет? На секунду представив фигуру без ног, она помотала головой, чтобы сбросить эти пугающие мысли и схватила подушку, крепко обняв её. О последнем действии она не пожалела - обхватив руками подушку, она почему-то почувствовала себя несколько защищённей. Хотя прекрасно понимала, что эта подушка - всего лишь подушка и она по своей природе никакую защиту обеспечить не способна. Как бы ни старалась.
Брат приближался. Проплыл мимо комнаты с надгробиями, ненадолго заглянул в ванную, осмотрел и её. Наконец, оказался в комнате, где пряталась Сестра. Яни слышала его мерное, хоть и немного нервное дыхание, поскрипывания костей... Сердце бешено колотилось, девочка боялась лишний раз пошевелиться, издать лишний звук. Лишь крепче сжала пальчиками наволочку. Пыльное зеркало ничего толком не отражало, однако Яни успела уловить в нём какое-то мимолётное движение...
Совсем рядом послышался тихий смешок, и на следующее мгновение Хранитель заглянул в "убежище" Сестры. Девочка, не на шутку перепугавшаяся не то жуткой скрипучей усмешкой, не то самой внешностью Брата, сдавленно ойкнула и отпрянула, если не шарахнулась, как можно дальше, ненароком выронив подушку - её единственного морального защитника - из рук. Хранитель "превзошёл" все её ожидания. Эти жёлтые, иронично-жестокие глаза, впивающиеся в душу, улыбка, обнажающая кривоватые зубы... Неужели мне быть его Сестрой? Большие светло-голубые глаза заблестели, по телу прошлась дрожь - Яни из последних сил старалась держать себя в руках и не терять самообладание.

+3

5

Он улыбнулся ещё шире, видя, как отпрянула от него Сестренка. Лицо её залила меловая бледность, в глазах появился влажный блеск, словно девчонка едва сдерживалась, чтобы не зареветь. У неё вообще были удивительные глаза - светло-синие, огромные и беспомощные, они были словно созданы для того, чтобы говорить, прямо-таки вопиеть - "Я безобидна, я несчастна, я мала, не надо меня трогать", и за ними аккуратное бледное личико просто терялось. Пухлые, едва приоткрытые губки. Светлая кожа без намека на румянец. Точеная шейка, ямка между ключиц, тонкие изящные ручки - кажется, двумя пальцами возьми - переломятся. Светлые волосы, скрученные в затейливую прическу...
Надзиратель обшаривал её взглядом по-хозяйски, без тени радости обладания, без тени сочувствия или приязни. Тонкие пальчики, кости наверняка по-птичьи хрупкие... Воплощенные беспомощность и детскость. У большинства живущих - что Сестер, что Братьев - такая внешность вызвала бы подсознательное желание заботиться или хотя бы умиляться, но Клетка всегда выделялся из них. У него такая очевидная незрелость и беззащитность вызывали только одно желание - добить. Чтобы не мучилась и других не мучила заботой о себе. Чтобы не давила на примитивные кнопки инстинктов самим своим видом.
Забавно, но сейчас, увидев свою Сестру, он был даже разочарован. Ему хотелось чего-то похожего на яростный огонь Эли, которая всегда была пряма и честна, и никогда не отступала даже перед своим Броненосцем. Хотелось чего-то сходного с безбашенным весельем Ани, которая была разной каждую секунду. Чего-то, напоминающего томную хитрость Авы... Ему хотелось противостояния. Бунта. Огня. Хотелось, если уж не избежать этого, хотя бы интересным соперником обзавестись. А это большеглазое и тонкокостное, чуть в слезы не ударившееся от одного его вида, на соперника не походило никаким боком. Какой тут интерес игры. Сплошные хлам, мерзость и неправильность. К тому же выглядела Сестрица так, словно сама боялась своего Покоя, и инфернальности, которую он успел себе нарисовать в воображении, в ней не было ни на грош. Ему-то казалось что здесь должно было родиться что-то, исполненное еретического знания, что-то такое же пыльное и пугающее, как эти наполненные шорохами стены... А тут - всего лишь перепуганная девчонка с полными слез глазами. Было бы смешно, если бы не было так обидно. Он-то уже настроился на что-то выходящее за рамки скучной обыденности.
-Здравствуй, маленькая Сестрица, - протянул Надзиратель задумчиво и даже со странною ласкою. Успокоить девчонку было нужно хотя бы затем, чтобы не иметь счастья видеть её слезы. Был риск, что если она заплачет - он не сдержится и таки дернет её за подбородок, заставляя смотреть в глаза. Или и вовсе отвесит оплеуху. Не смертельно и даже не особенно больно. Но обидно. - Я тебя напугал?
Роль относительно приятного в общении Хранителя налезала на него сегодня особенно трудно.

Отредактировано Надзиратель (12.10.2011 23:27:43)

+2

6

Яни поморгала и поспешно утёрла стекавшую слезу рукой. Она здорово испугалась... Видимо, Брат добивался именно этой реакции от неё, ибо после того как Сестра подалась назад, тот улыбнулся ещё шире. Яни стало обидно: какой смысл распускать нюни? Раз теперь она его Сестра, то этот Брат зла уж ей точно не причинит. Так как выступает не только как покровитель, но и как защитник. Девочка постаралась не бросаться в слёзы, хоть в горле уже застрял неприятный ком, держать себя в руках. По крайней мере, покуда позволяла её воля и характер.
Почему выходцы из Кошмара такие страшные?
Такой весь костлявый, тощий, иссохший... Из рёбер - клетка, обтянутая снизу рваными клочками кожи... Словно живой мертвец...
Вот почему он так тихо передвигается... Ноги ему и не нужны. Огромная, парящая клетка...
Честно говоря, Яни представляла себе Братьев, как наподобие Броненосца: почти полностью механические, лишь с некоторыми живыми элементами. А тут оказалось всё наоборот: в этом Хранителе металлическими оказались лишь кольца, корректирующие форму клетки. Всё же остальное...  Можно сказать, такое изуродованное тело пугало как раз-таки больше всего. Такие увечья вызывали отвращение с примесью жалости. Как же над ним там издевались, в Кошмаре! Да, Яни на мгновение стало даже жалко Хранителя. Испуг в её глазах слегка сменился грустью.
Однако, судя по всему, самому Брату такая внешность была не помехой. Ему вроде бы даже доставил удовольствие испуг Сестры. Яни же не слишком хотела, чтобы тот видел, что она уж слишком испугалась. Даже в такой девчушке как она была своя толика гордости. Сестра тихо вздохнула, слёзы немного отступили.
На лице Брата не улавливалась ни радость, ни огорчение, ни что-либо ещё. Он осматривал Яни как предмет, как ненужный предмет. Как бесполезную куклу. Сестру немного коробил этот бесцеремонный осмотр, она старалась не встречаться с ним взглядом, дабы снова не напороться на эти издевательские жёлтые жуткие глаза.
И всё-таки мысль о том, что её отдали именно такому Брату весьма и весьма удручало девочку.
- Здравствуй, маленькая Сестрица. Я тебя напугал? - Хранитель говорил, растягивая слова. В этом слегка задумчивом тоне голоса не было ничего угрожающего, однако у Яни пробежался мороз по коже. Девочка не хотела показывать то, что она испугалась, нет. Не хотела доставлять ему такого удовольствия.
- З-здравствуй, - Сестра почти уняла дрожь в голосе и старалась говорить как можно твёрже, но язык предательски заплетался. - Да, немного есть. - пролепетала она на одном дыхании, после чего отвела взгляд в сторону. Спросить что-либо ей пока не хватало смелости. Она искренне боялась, что Брат разозлится.

Отредактировано Яни (13.10.2011 22:28:33)

+2

7

Клетка мягко скрестил руки на передних прутьях, заменявших ему грудь. Немного отодвинулся, так, чтобы в убежище Сестры попадало больше света. Он-то неплохо видел и в сумраке, но дышать пылью, плесенью и слабым цветочным запахом, исходившим от подушек и полога, ему совершенно не улыбалось. Странно, но даже испуг девчонки не особенно забавлял его, как бывало обычно. Может быть, Покой так расшатал нервы, а может быть, дело было в разочаровании, но ему даже издеваться не хотелось. Даже играть. Потолок вдруг навалился на плечи особенно тяжело, и Надзиратель выдохнул сквозь зубы. Таким уставшим, разочарованным и вышедшим из равновесия он бывал редко. И, надо сказать, чувство это ему совершенно не нравилось. Ну, не хотелось в этом прибежище шорохов и скрипов играть и наслаждаться чужим бессилием. Так, самую капельку... Самую, самую...
"Похоже, я ей тоже не понравился, - усмехнулся он, несколько приободрившись. В конце концов не у него одного было преотвратнешее настроение. У Сестренки день тоже очевидно не задался - Ждала, верно, кого-нибудь, подобного Монгольфьеру или Жонглеру. Чтобы мир, дружба, всеобщая радость и вопросов до потолка"
А вот это взаимное разочарование его позабавило. Он даже вспомнил о том, что он тут не только на словах знакомиться пришел, и прислушался. Холод глаз Сестрицы - светло-синий. Холод её же кожи. Звон, едва ощутимая ледяная вибрация. И невыносимо сладкая долгая переливчатая нота, которую не услышать и не ухватить. Запах, ускользающий от обоняния. Загадка, которую нужно разгадать.
"Лазурь... - чуть искривил губы Надзиратель. Этот Цвет он просто терпеть не мог. Эта его вечное страдание и надежда через него же, ощущение уходящего времени, скоротечности всего сущего... Неприятно. Неприемлимо. Не для него уж точно.
"И Сирень. - вот ту была ситуация обратная ситуации с Лазурью. Сирень Клетка уважал и ценил. Можно даже сказать, любил, как бы кощунственно это не прозвучало. Притягательность тайны, вечность игры...
"Дал же Спящий сочетаньице, - фыркнул он про себя, и качнулся взад-вперед. Немного, так, чтобы ничего не задеть. Неподвижность его всегда удручала.
-Как твоё имя, Сестрица? - спросил всё с той же безразличной лаской. Никогда ему по-настоящему не нравились те, кто пугался его так. Это было... Приятно, конечно, но совсем не интересно. Вот пугать смелых, насаждать страх в яростных... Это было то, что он по-настоящему любил. А тут... Смешно, конечно. Но скучновато.
"Сейчас узнать имя, кратенько представиться, подкормить на всякий случай..."
От такого плана действий настроение несколько приподнялось. По крайней мере, можно будет поохотиться на Ушанов, напиться Цвета и подремать под потолком Обскуры. И хотя бы на время забыть это мракобесие.

+2

8

В комнате царила весьма напряжённая атмосфера. Яни вполне себе отчётливо чувствовала, что её нынешний и пока практически не знакомый ей Брат тоже не слишком рад этой встрече. А то и вообще не рад. Эти стены давят, не дают дышать даже самой Сестре, не говоря уж о Хранителе, который крупнее её чуть ли не в полтора раза... И она явно не оправдала его ожиданий. Хоть Брат этого не показывал, Яни это поняла сразу. Для него она слишком сильно испугалась.
"Мы оба друг другу не нравимся..." - в мыслях говорила себе Сестра, снова переводя взгляд на живую клетку. - "Взаимная антипатия ни к чему хорошему не приведёт. Может, удастся как-то наладить отношения? Ну хоть чуть-чуть..."
Взгляд робко скользнул по лицу, причёске, массивной клетке, рукам, пальцам... Яни вела себя как можно более сдержанно. Страх немного отступил, позволяя хотя бы трезво оценить обстановку. Как бы непривлекательно не выглядел этот Хранитель, он всё равно является и будет впредь являться её Братом, и от этого никуда не денешься. Нужно лишь попривыкнуть. Девочка как можно тише вздохнула.
Интересно, какие Цвета являются его покровителями?
Мягкие движения, вкрадчивый тон голоса, хитроватый пронизывающий насквозь взгляд... Манеры поведения... Игривые сладко-пряные полупрозрачные нити, которые ловишь словно с перевязанными глазами... Тайна, желание играть. Яни это чувство было очень знакомо.
Сирень.
Да, стоило бы сразу догадаться. Сирень обычно ярко заявляет о своём присутствии, при этом оставаясь вечно скрытой. Такое непостоянство чуть ли не восхищало Яни. Сирень всегда интересна, всегда в ней есть новые грани.
Второй же Цвет был явно более дерзким и порывистым; за томно-интригующей пряной Сиренью скрывалось нечто лёгкое, но острое. Нет, это точно не кричащая Лазурь, напоминавшая ледяную иглу... Да и этот Брат совсем не похож на того, к кому Лазурь проявила бы свою милость. Больше всего это похоже... на Янтарь. Сестра была почти уверена в этом. Ввиду своей неопытности она ещё не могла так легко определять чьих-либо Цветов-покровителей, порой делая лишь догадки. Янтарь Яни знала и понимала плохо, так как этот Цвет её не жаловал. Похожий на ураган, безумный Цвет обжигал её. Слишком весёлый, слишком легкомысленный.
Хоть и частичное, но сходство Цветами весьма обрадовало девочку, хоть и не изгнало страх из её глаз.
- Как твоё имя, Сестрица? - отвлёк Яни от раздумий Хранитель. В его голосе чувствовалось некое безразличие, которое Сестре не слишком понравилось. Хотя ей тоже было как-то всё равно. Скорей бы остаться одной. Как ни крути, за то, что он её так нарочито напугал, она была на него в некоторой обиде. Однако, сейчас не до глупых обид...
- Яни... - тихо ответила девочка. И тут она встала перед дилеммой: спрашивать ли его имя? С одной стороны знакомиться было нужно, с другой - Сестре даже пикнуть лишний раз смелости не хватало. Или любопытство, или страх.
- А тебя как? - неожиданно для самой себя выпалила Яни. Как только девочка осознала, что ляпнула, она немного сжалась. Как отреагирует Брат на её встречный вопрос?
Эта робость бессмысленна... - убеждала она саму себя. Но бесполезно.

+1

9

"Яни, - имя простенькое, мягкое, из трех звуков состоящее, на котором Сестренка умудрилась споткнуться и заикнуться, хотя Надзирателю казалось, что это просто невозможно. Как можно не уметь произнести трех тягучих ладных звуков? Страх её, что ли, совсем сковал? - Яни, значит..."
Ничего особенного имя, конечно, не несло. Ну, обратиться, ну, с другими Братьями поговорить о ней... Но смысла - ни малейшего, как и у всех Сестер. То ли дело имена Хранителей. Умеешь чувствовать и расшифровывать - быстро докопаешься до сути, потому что Праведников просто так не называют. В каждом прозвище - по слою правды... А может быть, Клетке так только казалось. Может быть, его просто подталкивала вдохновенная Сирень, искать загадки там, где их нет и не было.
-Можешь называть меня Надзирателем, - откликнулся на вопрос девчонки. Вот своё имя его расшифровке не поддавалось. Всегда казалось Клетке, что уж он-то точно участник всего, что происходит в этом мире, и надзирать ему точно не за кем, да и незачем. Ни малейшего желания быть тюремщиком он не испытывал... Зацепился за это слово. Качнул его в мыслях туда-сюда... И вдруг внимательнее к Сестренке пригляделся. Взглядом продирающим, приценивающимся окинул. Раньше - не за кем надзирать было. Сейчас появилось это недоразумение.
"Нет, - оборвал он сам себя. Хрустнул позвонками, потягиваясь - Преждевременные выводы никого не красят. Подождем. Приглядимся. А там уже судить можно будет."
И всё равно было неприятно смотреть на девчонку. Словно и правда словили, тюремщиком приставили.
-Сестры приходили к тебе, - начал он размеренно. Качнулся, входя в привычный ритм, подгоняя его к ритму слов - Они должны были объясни тебе, что такое Рай, кто такие Хранители, и кто такие Сестры. Ещё они должны были сообщить, что Фратрия приставит к тебе Праведника, который станет заботиться о тебе.
Остановился. С неприятным хрустом размял пальцы. Спросил так же ровно - расправиться поскорее с неприятной обязанностью:
-Тебе известно это?
Сестрам Клетка не верил. С них сталось бы вовсе позабыть про новорожденную, заняться своими делами. Такое уже случалось пару раз... Хотя ему, конечно, отчаянно не хотелось, чтобы и сейчас девушки проявили такую же халатность. Это значило бы, что краткий экскурс в историю и мироустройство придется проводить ему.
По понятным причинам этого не хотелось.

+2


Вы здесь » Тургор: Начало » Флэшбэки » Тени и сумерки. Надзиратель и Яни.