Тургор: Начало

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тургор: Начало » Покои Сестёр » Лаборатория Ани


Лаборатория Ани

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Лаборатория язвительной Ани. Это центр Завязи, протянувшей свои нити-дороги к Кузнице фанатичной Юны и Котлу хаотичной Яры.
Этот Покой, имеющий круглую форму, словно и сам пропитался многолетней историей своей хозяйки, впитал в себя её мудрость и состарился вместе с ней, но не лишился своего величия. Красное дерево, из которого сделана вся мебель, потёрлось, лишилось того лоска, что был прежде. Холодный мрамор пола (основной его цвет белый, но на весь круг внутри стола растянулась восьмиконечная звезда из мрамора красного) пошёл сетью мелких трещинок. В воздухе застыл запах пыли, книг и веществ в колбах. По всему помещению летают различные модели планет, звёзд и спутников, сделанных руками самой Сестры.
В стеклянном потолке-куполе, накрывающем комнату, открыты две «двери», выпускающие наружу конец старинного телескопа, основание которого установлено точно в центре звезды, а, следовательно – и всего Покоя. А за стеклом – космос, будто нарисованный кистью умелого художника. Звёзды, планеты, Млечный путь – всё как на ладони. Но, расположившийся под вершиной купола странный туман из Изумруда и Пурпура (в прямом смысле; кстати, с него можно было бы собрать приличное количество Цвета, но до него и Братья-то достать не могут) немного искажает их цвет.
Высокие, битком заставленные книгами книжные шкафы, стоящие в специальном углублении в стене, точно повторяют изгибы последней и надёжно закрывают собой её. Но в них вырезана одна часть, верно повторяющая контуры двери. В нескольких сантиметрах от шкафов пущен этакий рельс, по которому можно передвигать лестницу на колёсиках, чтобы достать до многих полок.
В полуметре от всех шкафов стоит стол, имеющий форму окружности, и, так же как и шкафы, берущий в своё кольцо центр комнаты. Он прерывается лишь однажды, перед дверью, из-за чего, само собой, его кольцо не замыкается. На нём стоят различные, порой поражающие воображение своими формами и размерами алхимические инструменты: колбы, пробирки и прочее оборудование. Некоторые из них связаны в единую цепь, перегоняющую разноцветные жидкости. Так же на него навалены различные механизмы и отдельные детали, чертежи, изображения, разнообразные карты, старинные свитки, исписанные листки бумаги и многое другое. В ящиках стола хранятся очки, монокли, песне, какие-то принадлежности для письма, инструменты, которые могут понадобиться в различных опытах.
Возле окуляра огромного телескопа стоит странное кресло Ани, обращённое «задом» к двери. Почему оно странное? Ну да, верхняя его часть вполне обычная, будто перенесшаяся сюда из прошлого Верхнего Предела, – потёртая мягкая алая обивка с изумрудным витиеватым узором, резные подлокотники, высокая спинка, превышающая в высоте голову девушки и поэтому поначалу скрывающая её от посетителей. А вот низ таки и странен. Он как будто взят от инвалидной коляски и приделан к обычному сидению руками странного, если не сказать иначе, учёного. И, что удивительно, оно было таким изначально, а не стало уже потом, когда появилась необходимость в «колёсах».
Вход в этот Покой один – и им является тяжёлая высокая двустворчатая дверь, с рельефной резьбой на её поверхности.

+1

2

== Начало игры ==

- Престранный вышел Оборот, однако... – случайно озвучила свою мысль вслух Сестра, сидя в своем кресле и смотря сквозь стекло купола на молчаливые звезды. Они, как и Луна, были из третьего измерения, до которого никогда не дотянуться. Они просто были сторонними наблюдателями, вряд ли проявлявшими интерес к происходящим событиям. Они-то были равнодушны ко всему, что творилось в Спящем. Им было все равно на то, что это был первый в истории Промежутка Оборот, когда в него не пришел Цвет; на то, что здесь появились загадочные Души, слухи о которых распространялись с удивительной скоростью. Но это ведь и вправду может оказаться всего лишь слухами, не так ли? Может, девочкам просто нечем заняться, заскучали бедные, вот и стали придумывать небылицы, чтобы как-то развлечься. И про Гостей, и про Братьев, которые как обезумевшие носятся по Нему, пытаясь отыскать первых. И поди разберись правда это, или вымысел. А Ани сейчас не была настроена бегать по Промежутку и самостоятельно выяснять так ли это. Хотя хотелось бы встретить и тех странных пришельцев и впервые захотелось увидеть лица Пожирателей, наверняка сейчас искаженных ужасом и смятением.
И не спросишь же ни у кого… Сестры верят в это и сами распространяют эту весть. Братья – и чтобы рассказали своим пленницам о том, что может подтолкнуть их к Ереси? Да никогда в жизни они ничего не скажут. Самих этих Душ искать накладно, тем более – сейчас. Цвета затратишь уйму, а в итоге можешь ни на что не наткнуться и в придачу лишиться всего запаса Лимфы. А что если… поговорить с Покровителями?
Алхимик неосознанно протягивает руку к Цветному туману, сгущающемуся под сводом купола, но, осознав, что делает, вздыхает и, отдернув конечность, словно обжегшись, касается пальцами висков, пытаясь вернуть мысли в нужное русло.
Она понимает – задумка не из лучших. Да, Цвета честны, но они уже давно не разговаривали со своей подопечной, оставаясь в роли наблюдателей, как и те молчаливые звезды, манящие своим холодным светом. Так кто или что даст гарантию, что сейчас Родители явятся, решат поговорить с Исследовательницей? Никто и ничего.
Она тянется к высокой стопке книг, возвышающейся рядом с “троном”, и резко выдергивает ту, что посередине. Остальная же колонна громко рушится. Ученая цыкнула, с презрением посмотрев на павших “бойцов”, распластавшихся на полу.
- Тц, ладно, потом все равно придется убирать все это, - и она обводит взглядом еще множество таких же шатких конструкций, разместившихся по всей Лаборатории. Это Сестра недавно опустошила несколько высоченных шкафов, намереваясь найти в их содержимом хотя бы намеки на то, что могло бы послужить разгадкой головоломки, которой последнее время были заняты все мысли Исследовательницы.
Звездочет молча открывает книгу, размещая ее на коленях, и терпеливо читает, изредка перелистывая страницы. Эти неторопливые движения, это содержание книги, в котором пока не обнаруживается ни одной разгадки, порою заставляют раз-другой клюнуть носом. А Ани отмахивается ото сна, будто от назойливой мухи, не желая поддаваться его влиянию. Но женщина устала, а чары Морфея сильны. И вот она уже сидит в своем мягком кресле, опрокинув голову на плечо и тихо посапывая. Впервые за всю свою жизнь она проиграла повелителю царства снов.

===> Сон.

+3

3

=> Сон

Ани сидела в своём кресле и держала книгу. Мотая головой, она пыталась прийти в себя, однако что-то мешало. Какой-то ненавязчивый гул, звучащий будто бы в голове. Книжка выпала из обессилевших рук, которые тут же устремились к вискам. Болела голова. Шум и не думал умолкать. Однако уже можно было различить отдельные голоса и звуки. Сестра принимала информацию как плохо настроенный телевизор: были помехи, но сквозь них прорывались голоса.
- Казнить! Немедленно! – надрываясь, кричал чей-то мужской голос. Он явно кому-то доказывал всю необходимость подобной меры.
- Может они одумаются?.. - восклицал другой. И опять всё тонуло в звуках.
Ани помотала головой из стороны в сторону. От подобных шумов лучше не становится. Сестра встала со своего места и направилась к книжным полкам. Вероятно надеясь, что книги расставятся сами по себе...
- Но она же ни в чём не виновата! - неожиданно вскрикнул чей-то женский, практически детский голосок.
Сестра задумчиво прикусила губу. Просто так голоса в голове не появляются. Должна быть причина. Голоса - всего лишь следствие какой-то причины. Но вот что могло повлечь их - загадка. Ведь, Ани помнила все свои действия. Причём до мельчайших подробностей.

С потолка оторвалась звёздочка. Сначала одна, совершенно маленькая и неприметная. Так, пылинка. Но за ней последовала другая. А за ней ещё и ещё. Словно искусственное небо вдруг вздумало устроить звездопад и при этом самый настоящий! Прошедшая со свистом звёздочка обожгла руку Ани. То, что казалось нелепой выдумкой фантазии, могло запросто погубить. Словно вдруг, по чьему-то велению, пространство сошло с ума.
И тут погас свет во всём Покое. Звёзды остыли, туманности перестали нести свет. Лаборатория погрузилась в темноту.
- Так ты будешь нас слушать? Или нет? Что ты скажешь в своё оправдание? - опять этот голос! Всё тот же мужской! В нём звучали обвинительные нотки. Нотки приказа и презрения. Нотки стали, готовой разорвать любого непокорного.
- А помнишь, как мы с тобой встретились? – и снова женский. Явно говорила Сестра, но какая именно?
- Я буду говорить от имени Фратрии... - произнёс кто-то голосом Богомола.
Ани развернулась. Голова нещадно болела и продолжала накапливать боль, продолжала транслировать бессмысленную чепуху. От приговоров Братьев, до лепета Сестёр. От шелеста ушана, до скрипа деревьев и руд.

Обернись, дитя, - обратился к Сестре опять чей-то голос. И голос этот доносился не из головы, а из кресла Ани, что не прибавляло уверенности в себе.
Там сидело нечто, отдалённо напоминающее человека. Черты лица было трудно разобрать. Руки терялись где-то внизу. Слабо светящееся в темноте создание вздрагивало и всхлипывало. Нет, это скорее панцирь какого-то насекомого, в которое, по глупому стечению обстоятельств, вдохнули жизнь. Брат ли это был? Нет. Скорее недородок. Но что забыла эта тварь здесь?

+2

4

Лаборатория словно сходила с ума, пытаясь утянуть и Сестру за собой в бездны безумия. Что здесь вообще происходило? Что за странные шутки?! Неужели, это сам Спящий решил так подшутить над своей Дочерью? Нет, с чего бы ему? Тогда… тогда что за чепуха творилась вокруг?
Ани искала всякие доводы, которые могли помочь ей удостовериться в том, что это просто бред. Верить же в то, что это обычный сон – уж очень не хотелось. Тогда это означало бы проигрыш. Проигрыш битвы, длившейся не один Оборот. Сестра же отказывалась признавать свое поражение. По крайней мере пока, не получив фактов.
“Может у меня уже галлюцинации от недосыпания начались? А боль в голове – просто очередной приступ мигрени, так удачно сочетающейся с этим сумасшествием?” – спросила себя саму Ани, накрывая рукой вздувающийся на руке небольшой ожог.
Алхимик стиснула зубы, скривившись. Она терпела эту боль в голове, пыталась разгрести ту кашу, что заварилась там. Посторонние звуки мешали сосредоточиться. Голоса были знакомы, но женщина не могла разобрать, кому именно они принадлежали – настолько спуталось все в сознании, настолько все отвлекало. И обожженная рука до сих пор болела. Оказывается, что даже если у звезд холодный свет, на самом деле – они невероятно горячие. Наверно, они в этом были схожи: Ани ведь тоже снаружи была холодна, хотя при прикосновении нередко обжигала.
И свет погас. Резко, без предупреждения или каких-то явлений, предшествующих этому. Покой погрузился не только во мрак, но и в тишину. Перестали булькать перегоняемые вещества, застыли в пространстве модели планет. Было такое чувство, что до этого их питал только свет. Исследовательница же от неожиданности отшатнулась, навалилась на стол, отчего с его края упали несколько колб. И вот первый внешний звук: звук разбивающегося стекла и растекающихся по мрамору жидкостей, резкий запах которых тут же ударил в нос. А Сестра же в этот момент узнала один голос (но, скорее не сам голос, а фразу, которую он постоянно повторял только что вознесшимся или родившимся). Голос Богомола.
“Да что здесь творится?” – рыкнула женщина, развернувшись. Она пыталась в темноте нашарить взглядом хотя бы что-нибудь, что могло бы говорить о таком помешательстве. Ведь такой бред сам собой не приходит. Тогда, может, это проделки безумного Серебра? Вполне вероятно…
- Обернись, дитя, – это стало вторым звуком, раздавшимся извне. Правда, уверенности это ничуть не прибавило, но это уже разговор отдельный.
Ани же, конечно обернулась. И то, что она увидела в своём кресле, поначалу даже удивило ее. Но это удивление длилось недолго. Звездочет усмехнулась и, опираясь на стол (ибо про трость, оставленную возле кресла, она похоже забыла с самого начала сна), вновь вернулась в “центральную” часть Покоя.
Перенеся бо́льшую часть своего веса на здоровую ногу, Сестра скрестила руки на груди и упёрлась стальным взглядом в неведомое существо. Боль, что сковывала тело, мешала мыслить трезво, а потому Ученому ничего не оставалось, как довериться своим эмоциям. Хотя, раз разум парализован, то на что ещё остается полагаться?
Ну и кто ты? – спокойно внешне, но с нарастающей озлобленностью внутри, спрашивает женщина у странного булькающего недородка, который, ко всему прочему, еще и светился. Звездочет думала, что это либо очередная галлюцинация, либо это действительно решило над ней Чудо подшутить. Но, так как Сестра не привыкла не проверять свои догадки, пришлось все же для начала спросить, а не сразу истерично вопить: “Галлюцинация!!!” или “Ах ты Серебро подлое!!!”. Но, так или иначе, она бы всё равно так не истерила бы…
Что здесь вообще происходит? – она обводит взглядом пространство, говоря тем самым, где именно “здесь”. – Ты тому виной?
“И только попробуй ответить загадками!” – едва не добавила Исследовательница, зная привычку двух странных Цветов (Сирени и Серебра) обычно отвечать уклончиво или как-нибудь загадочно. В таком состоянии (да и в любом другом, в принципе) Сестра не была настроена ломать голову над таинственными репликами, если, конечно, они вообще будут…

+1

5

- Кто я? - безразлично спросило создание в кресле, даже не шелохнувшись, - А кто ты сама, знаешь? И знаешь, зачем ты здесь?
Создание не двигалось. Оно вообще никак не реагировало на действия Ани, кроме как поддержания беседы. Но всё это было так... механически, словно уже давно кем-то отрепетировано перед зеркалом, но сам запал выступления угас, и публика вряд ли разразится рукоплесканиями. Похожее на недородка существо дёрнулось. Будто повинуясь невиданной силе, оно стало вытягиваться, уплотняться и терять свечение. Единственный источник, пусть слабого, но света, грозил погаснуть в ближайшее время.
Сестра напряглась. Ей решительно не нравилось это создание. Оно не вызывало отвращения, но было крайне неприятным.
– Что здесь вообще происходит? – требовательно спросила Ани, – Ты тому виной?
- Нет. Виной тому ты, - опять безразличие в немного изменившемся голосе. Он теперь был немного другим, словно пытался кого-то скопировать. - Или ты не видишь?
Яркая вспышка света. Пространство Покоя буквально вспыхнуло как тысяча прожекторов, строго направленных на Ани. Сестра невольно зажмурилась, а когда открыла глаза, у неё стали крепнуть подозрения, что её посетило Серебро или Сирень.
Но что-то было не так. У каждого Сна есть оттенки. Они незаметны глазу, но ощущаются будто бы в воздухе. Впрочем, некоторые Сёстры видят периферийным зрением какие-то всполохи цвета. Ани показалось, словно она увидела зеленоватую вспышку.
- Оглянись, дитя, - раздался старческий голос из недр кресла, - Неужели ты не узнаёшь это место?
И Сестра оглянулась. И огляделась. От Лаборатории остались, разве что, кусочки воспоминаний. Кругом была труха из камня, обрывки книг, кусочки древесины. То там, то здесь сквозь руины стен Лаборатории пробивались молодые побеги травы. Где-то был мох, где-то плющ. И казалось, будто площадка со столом, креслом и Ани, была где-то в горах. А самое главное, вверху, было Небо. Настоящее звёздное небо, которое переливалось своими звёздами, как бриллиантами, сверкало своими созвездиями, как изысканными нарядами. Если сравнить небо Покоя и это небо, то первое явно проигрывало второму.
Где-то затрещал кузнечик. Повинуясь сухим рукам тела из кресла, раздалась целая симфония стрёкота маленьких созданий, о которых не знала ни одна Сестра. И Изумруд о них не знал, поэтому ни одно из насекомых не показалось. Только стрёкот.
- Она вырвалась!.. - в голове у Ани прозвучал восхищённый женский голос.
- Но не всё так просто, дочь моя, - отозвалась фигура из кресла. Теперь она приобрела вид законченных черт. Это была Ани. Но она чем-то отличалась от настоящей. Безмерным спокойствием? Или отстранённым выражением лица?
- Надеюсь, тебе не нужны подсказки, чтобы узнать кто я, - снова безразличие. Казалось Изумруда, в облике Ани, волновала больше трава и мох, чем собственная подопечная.
Разумеется, Ани узнала своего Покровителя, но её смущал факт его появления. Этот шум, свистопляска Покоя и создание в кресле... Что-то слабо это походило на Изумруда.
- Зачем нужен был тот шум? - спокойно спросила Ани, хотя внутренне она никак не могла связать подобное со спокойным Покровителем.
- Ты пропустила много событий. Смерть. Рождение. Становление. Но, они сейчас не столь важны. Скажи лучше, что ты видишь вокруг себя? Или вернее, что ты хочешь видеть вокруг себя?

+2

6

Нет, подсказки ей более не были нужны. Ани чуть было не начала раскаиваться и корить себя за то, что не узнала любимого родителя, Мудрого Правителя, да только она до сих пор не могла поверить в то, что это был он. Ну не могла она увязать данное представление с ним, не могла!
Зачем нужен был тот шум? – спросила она у него. Ани уже успокаивалась, и это заразительное спокойствие Изумруда начинало преобладать в ней, не смотря на то, что в Сердце был Правитель Справедливый.
Ты пропустила много событий. Смерть. Рождение. Становление. Но, они сейчас не столь важны. Скажи лучше, что ты видишь вокруг себя? Или вернее, что ты хочешь видеть вокруг себя?
“Смерть? Но чья? Чье Рождение? Чье становление? И почему это все не важно?” – внутренне недоумевала Сестра, самой себе задавая вопросы и намереваясь их выяснить.
Женщина закрыла глаза, пальцами касаясь ноющих висков. Голова обещала болеть еще долго. Может, даже начнется очередная мигрень, чего бы очень не хотелось.
“Зачем эти странные вопросы?” – нахмурилась Исследовательница, – “И опять все так туманно… Или это у меня в голове кавардак?”
Отвечу даже на оба вопроса. Правда не знаю, правильно ли я их поняла, – Ани скривилась, как от зубной боли. Ей отнюдь не хотелось признавать того, что она, будто маленькая девочка, чего-то не поняла. – Вокруг себя я вижу полную разруху и крах моих трудов, – Алхимик пнула круглым носком сапога обрывок плотного переплета книги. – Но, кажется, тут есть возможность узнать что-то новое… Вот например: что это за растения такие? Они, похоже, живые? Право слово, в Промежутке я таких не видела. Только сухую серость. А небо?.. – Ученый посмотрела вверх, туда, где переливались бриллианты звезд. – Такого у нас тоже не увидишь. Неужто оно… все это… – она обвела взглядом площадку, возможно, даже пытаясь найти источник стрекота, – … с Поверхности?
Потом же, прикрыв глаза и переведя дух, она стала отвечать на второй вопрос:
Вокруг себя я хочу видеть лишь бескрайний простор для изучения – только и всего. Кому как не тебе, моему Покровителю знать это? – и Сестра подняла свой затуманенный, но все же трезвый взор пронзительно-зеленых глаз на свою копию.

Отредактировано Ани (16.04.2012 15:43:39)

+2

7

Ответ найдет здесь тот,
Кто крепко ухватит вещей оборот,
Смерть, рождение, становление, смерть,
Вверх или вниз - разгадку содержит вопрос.

Медленно отделившись от изумрудной фигуры, на пол скользнула яркая безликая форма женского тела. В руинах покоя воплотилась третья сестра. Пурпурная Ани, поднявшись с колен, заговорила с хозяйкой покоя стихами. Её речь была тяжелой, но живой, как и её лицо.

Здесь разрушенья подвластны
Тому, что мертвым делает прекрасное,
И попытавшись ускользнуть,
Мечты оставит все бессказными,
К вопросам новым приведя твой путь.

Пурпурная Ани махнула рукой, словно призывая сестру сомкнуть веки. Обломки стен лаборатории начали чернеть, книги истлели в считанные секунды, оставляя на полу горстки пепла. Все увядало с огромной скоростью, в то время, как снаружи мир лишь набирал свою красу.
Одно из растений, выглядывающих из под обломков разраслось, коснувшись ноги хозяйки разрушенного покоя. Это было прикосновение чего-то живого и теплого, так напоминавшего сестре Цвет. Но это было совершенно новое ощущение.

Воспоминания тянут в сеть тебя -
Обрывки фраз, где чья вина,
Окажется бессильной вся суть сна,
Если не сможешь разглядеть
Ту жизнь, что здесь взойдет со дна.

+4

8

- На все вопросы можно ответить и да, и нет, - задумчиво ответил Изумруд Ани, а затем продолжил, - Грань правды тонка и порою незаметна. Но правда - не истина. Они похожи, но разница между ними фатальна.
- Поверхность? - рассеянно переспросил Цвет и в задумчивости уставился на свои руки. Вернее на руки Ани, которые он успешно изображал. - Конечно.
Когда же от Изумруда отделилась тень красноватых оттенков и появилась третья Ани, у Вялого мелькнула только одна мысль: ".. ну наконец..."
На протяжении всего стиха Цвет не вмешивался. Он просто не имел права. Даже когда Пурпур стал продолжать изменять сон. Нет, от этого можно было только выиграть. Наконец-то сумбурное видение стало выравниваться и наполняться смыслом. Очень вредным, если смотреть со стороны Братьев.
- Видишь? Твой путь стал ровнее. Но стал ли он правильнее? - спросил без эмоциональный голос зелёной Ани у настоящей, - Всё ли так верно как кажется? Не буду юлить.
Изумруд небрежно взмахнул рукой. И мир вокруг стал будто бы двумя зеркалами, между которыми находилась Сестра. Одна половинка была в зелёных тонах. С неприятным ядовитым оттенком. Так может выглядеть кислота, разъедающая плоть. Другая - в красных тонах. Можно даже сказать кровавых.
- Но для начала - ответь. Какой из путей ты выберешь? К какому Покровителю прислушаешься? - снова безразличным тоном были заданы все эти неприятные вопросы, но к сожалению – нужные. Изумруд явно испытывал Ани на прочность. Выбрав один из предложенных путей, она неизбежно предаст другого. Правда был ещё и третий вариант... Но Цвет хранил молчание. Сестра должна была выбрать сама. Зелёная Ани с ноткой интереса смотрела на оригинал. Играй Цвета в покер - Изумруд был непобедим, ну или был бы крупье, что  принципе одно и то же.

+1

9

Ани вновь услышала ответы из уст Изумруда. Правда, ответы эти были туманны и не вносили ясности в разболевшуюся голову.
На все вопросы можно ответить и да, и нет.
Я бы пожалуй послушала эти ответы, – тихо огрызнулась «старушка». – Если они четче сформулированы…
Ей, как ученому, часто (а вернее – почти всегда) приходится сталкиваться с загадками, которые, если честно, уже встали поперек ее пересохшего горла. От Покровителей хотелось услышать что-то более конкретное. В принципе, в этом была вся Ани – не злили ее загадки от других, но от дорогих ее сердцу Цветов...
Грань правды тонка и порою незаметна. Но правда – не истина. Они похожи, но разница между ними фатальна.
– Без правды не придешь к истине, – ответила на это Исследовательница, выпрямив спину и сцепив руки в замок.
Поверхность? – Женщина увидела, как ее зеленая копия уставилась на свои руки. – Конечно.
Она хмыкнула.
Чего и следовало ожидать. Каждый Предел разительно различается и, похоже, что та ступень, что над нами, более жива, чем наша. Хотя ведь и наш мирок был когда-то живописнее, – ударилась в размышления Сестрица, – пока его не разорили наши любименькие Пожиратели, чтоб они сами себя драли, – рыкнула Звездочет, резко дернув головой и тут же пожалев о столь неосмотрительном движении – стальной обруч сжался сильнее на ее черепе.
Беседа Зелени и Ани затихла, и тишину разразил тяжелый голос, вещавший стихами. И пусть с поэзией женщина была не в ладах (вообще удивительно, как Сирень не стала ей Ядом), но она хотя бы немного, да могла уловить смысл стихотворений. Правда, еще неизвестно – верно ли.
Ответ найдет здесь тот,
Кто крепко ухватит вещей оборот,
Смерть, рождение, становление, смерть,
Вверх или вниз - разгадку содержит вопрос.

Первое четверостишье закончилось, и отделилась от Изумруда еще одна фигура, копирующая Ани. На этот раз Алхимик увидела себя в Пурпурном воплощении.
«О чем же ты решил мне сказать, Правитель Справедливый? – в задумчивости Исследовательница немного прикрыла глаза. – О том, что я и здесь, в Промежутке, могу найти ответы, если смогу разобраться в обороте свойственных нашему миру вещей? А что же тогда значит последнее… – пальцы сцепились сильнее. – Прорыв или падение? Что  же ты этим хочешь сказать? – Ани прищурилась. – То, что если я найду ответы, я могу либо Прорваться, либо взять себе билет на эшафот?»
Здесь разрушенья подвластны
Тому, что мертвым делает прекрасное,
И попытавшись ускользнуть,
Мечты оставит все бессказными,
К вопросам новым приведя твой путь.

И с тем, как Цвет читал свое стихотворное послание, Звездочет пыталась расшифровать его: «Чему тому? – удивилась Сестра. – Этим… Гостям, которые явились к нам? Они же как раз могут раскрасить Полотно… Или тут не то? Что еще может разрушить?» – Алхимик напряглась, и это было отчетливо видно.
К сожалению, додумать ей не дали – Пурпурная Ани сделала взмах рукой, и пространство, повинуясь этому жесту, будто сгорело без огня. Исследовательница, заслонив лицо руками, даже отшатнулась, едва устояв на ногах, которых только что коснулось… растение? Такое теплое, такое живое. Прямо как… Цвет? Но нет, они с ним невообразимо разнились.
Женщина убрала руки от лица и увидела, что мир вокруг стал лишь красивее, в то время, когда островок Промежутка истлел. А Пурпур продолжал вещать, как ни в чем не бывало:
Воспоминания тянут в сеть тебя -
Обрывки фраз, где чья вина,
Окажется бессильной вся суть сна,
Если не сможешь разглядеть
Ту жизнь, что здесь взойдет со дна.

«Да, воспоминания без сомнения порою мне жить мешают, но без них… Без них никак, увы. Без них и жизни моей не будет,  – Ани сделала несколько шагов вперед, вновь возвращаясь на ту дистанцию, что была между ними до этого. – Неужели вы так хотите, чтобы я Прорвалась?» – недоуменно распахнула глаза Сестра. О, как же ей это не нравилось. Она не будет Прорываться – она для себя это решила давно. Только если не узнает все, что можно, но это не возможно, а потому и она не станет возноситься, чтобы раскрасить собой Верхний Мир. А вот узнать, как туда попасть и на ком-нибудь проверить открытый метод – это всегда пожалуйста.
Видишь? – размышления были прерваны без эмоциональным голосом Зелени. – Твой путь стал ровнее. Но стал ли он правильнее?  Всё ли так верно как кажется? Не буду юлить.
И вновь пространство преображается по взмаху – нет, не волшебной палочки – руки ее копии. Мир раскололся надвое. Будто два соседствующих царства, в которых правили известные всем Правители.
Но для начала – ответь. Какой из путей ты выберешь? К какому Покровителю прислушаешься? – о, прекрасно, похоже, Правители еще и враждовать собрались.
Ученый широко распахнула глаза и от шока издала лишь короткое: Че?
Как только же спала волна удивления, и Звездочет хорошенько проморгалась, женщина окинула Покровителей оценивающим взглядом, затем сжала губы в тонкую линию и нахмурилась.
«Я, конечно, понимаю, что время нелегкое, все с ума сходят… Но я не думала, что это и Цветов коснется!»
И пусть Покровители похоже повредились своим цветным рассудком (или они просто подшутить решили?), но все-таки отвечать надо было. Сделав как можно более невозмутимое лицо.
Я? Выбирать? Вы… – Ученый еле сдержалась, чтобы не покрутить пальцем у ноющего виска, – вы думаете, что я стану выбирать между вами? Не знаю, разочарую я вас или наоборот – обрадую, но я скажу коротко и ясно: выбирать не буду и точка! – Ани негодующе тряхнула косой, как бы этим и подтверждая свои слова. И вновь лишь пожалела о лишнем движении. – Я постараюсь найти компромисс, если предложенные вами пути так разнятся. И если этим я вас обоих предам, то уж лучше так, нежели выбирать между кем-то одним! – женщина притопнула ногой, вероятно, для пущей убедительности.

+3

10

Привеллегией выбор трудно назвать,
Когда твои Я не дают промолчать,
Но алым видениям воля дана
Не призывать, а лишь показать.

Пурпурная Ани сделала шаг из развалин лаборатории, навстречу буйному новому миру, оставив еще одну свою копию стоять на прежнем месте. Новая Ани смотрела вслед уходящей девушке.
Небольшое деревце снаружи стало медленно выгибаться от прикосновения Сестры, укрывая её ветвями. Листья наливались жизнью, и деревце стало разрастаться, набирать силу, полностью закрыв собою девушку. Казалось, оно олицетворяет всю красоту этого странного непривычного мира. В глазах Сестры, наблюдавшей за действия пурпурной половины своего сна наполнялись радостью и восхищением против её воли. Но когда дерево раскрылось, потянувшись к солнцу, копия Ани сидела у его корней, уставшими глазами смотря куда-то вдаль. Она больше не была Пурпурной, весь цвет покинул её, и там, куда смотрели теперь застывшие глаза, цвета было уже не найти.
Вторая копия Ани отвернулась от застывшей картины. Она подошла к лежащей на полу куче пепла - всему, что осталось от её покоя. Казалось, что прежднего не вернуть - ничего уже не вернуть - всё гаснет перед мощью, раскрывшейся за пределами этих стен. Хозяйка сна напряженно вглядывалась в пурпурное зеркало.
В руке у второй Ани появился маленький ножик, которым сестра провела по вытянутой руке. Алые капли падали, исчезая в пепле, затем подул ветер и смёл золу. На полу оказался крохотный росток, ярко пульсирующий пурпуром. Маленький, он содрагался под порывом ветра. Тогда Сестра села рядом и накрыла его обеими ладонями, словно куполом. Лишь слабый алый свет пробивался сквозь пальцы. Девушка сидела неподвижно, закрыв глаза.
Вторая картина застыла, и настоящая Ани почувствовала, как шевелятся её губы:

Жизнью и смертью рисуют здесь ход,
Увидь же, чем стал очередной оборот,
Подвластен тому, что норовит ускользнуть,
Если не сделать ход наперёд.

Вверх или вниз, таков был вопрос..
Не пустит ли он этот мир под откос?
В конце пути не восстать из праха,
А мы не белое и черное - лишь зеленое и красное.

+3

11

– Хотя ведь и наш мирок был когда-то живописнее... пока его не разорили наши любименькие Пожиратели, чтоб они сами себя драли..!
- А действительно ли это так? - осторожно спросил Изумруд, становясь на хлипкий мостик логики обитателей Спящего. Одно неверное движение и вы падаете вниз, оказываясь у ног победителя.
– Я? Выбирать? Вы…
- Право выбора есть у каждого, - эхом отозвался Цвет.
– Вы думаете, что я стану выбирать между вами? Не знаю, разочарую я вас или наоборот – обрадую, но я скажу коротко и ясно: выбирать не буду и точка! Я постараюсь найти компромисс, если предложенные вами пути так разнятся. И если этим я вас обоих предам, то уж лучше так, нежели выбирать между кем-то одним!
- Браво, - шепнул Цвет изумлённой Сестре и уголки его губ (на самом деле губ псевдо Ани) дрогнули в отеческой улыбке, - Достойный ответ, достойной ученицы. С этим заданием вряд ли бы справился кто-то столь же искусно, как и ты. Ты сделала правильный выбор.
- И между тем опасный, - чуть помедлив, заметил Вязкий, - Необходимо всё время скользить, склоняясь то в одну сторону, то в другую. Но нельзя полностью оказываться на одной стороне. Нельзя останавливаться. Иначе ты предашь свой выбор. Себя, в конце концов. Нужно балансировать по этому лезвию бритвы. Не скатываясь в ересь и идя за своей правдой. Поэтому, я и спросил о твоём выборе. Необходимо, чтобы... нет, не мы, а ты его знала и полностью осознавала.
- Я доверяю тебе. Рано или поздно тебе придётся свершить то, чего ты так отчаянно пытаешься избежать. Но и здесь есть выбор. Фактически ты прорвёшься... Но не совсем. Ты должна это понять. Сама. Уверяю, потом тебе это покажется настолько простым и логичным, что ты, хлопнув себя по лбу, воскликнешь о простоте данного суждения. Разгадка у тебя уже на руках. Тебе осталось только перевернуть карты.
Мы не принуждаем тебя это сделать. Ты сама выберешь. Обдумаешь, возможно, предоставишь кому-то своё право выбора… Но в любом случае, избежать этой темы тебе не удастся, Ани. Как бы этого не хотела.

+2

12

Верхний Предел… Мир туманный и неизвестный. Мир, в который так стремятся многие Сестры, и которого так боятся все Братья. Все, без исключения.
Верхний Предел… Знания о нем были столь желанны и столь недоступны. Пока. Возможно, пока.
Верхний Предел… Его показывали ей Покровители. Его, его силу и красу, в данный момент демонстрировал ей Пурпур.
Красным видениям воля дана, не призывать… Лишь показать. Так?
И вправду. Красный не призывал ни к чему. Он лишь показывал. И читал свои прекрасные стихи, которые, если того пожелает сам Цвет, с легкостью смогут поднять армии на их последнюю битву, пленниц на восстание.
В данном видении более всего говорил Зеленый. Видимо, ему о многом хотелось поведать своей подопечной, особенно учитывая тот факт, что они давно не говорили.
В Сердцах Сестры что-то кольнуло. Это было осознание того, что столь желанный разговор подходил к концу. А так не хотелось этого! А вдруг… вдруг и знание о Верхнем Пределе окажется таким же? Ожидать его Сестра будет долго, да вот время, которым она им будет пользоваться – недолгим? Это было бы прискорбно.
Девушка обводит взглядом пространство, пытаясь запомнить все детали этого мира. Внимательно слушает, глубоко впечатывая в память слова Покровителей. Она подумает над ними. Обязательно подумает. Но не сейчас. Сейчас она совершенно не могла думать. Сейчас она была подвержена каким-то странным чувствам, которые ранее никогда не испытывала. Именно поэтому Янтарь был ей Ядом – Ученая не могла думать, покуда в голове ее были эмоции, мешающие мерно течь древней реке по привычному для нее руслу. Не могла Алхимик думать и тогда, когда болела ее голова. И в этом проявлялось то, что Лазурь была Ядом для нее. Страдания мешали мыслить, а время… Время было страшным Роком всего Промежутка, оно убивало его и всех его обитателей.
Звездочет посмотрела на небо, что было усыпано бриллиантами звезд. Да… небо ее Покоя в реальности явно отдыхало по сравнению с этим.
Взгляд метнулся с одной псевдо Ани на другую. Настоящая же прикрыла глаза, вздохнула и… немного улыбнулась. Совсем чуть-чуть, но и то было редким явлением. Наверно, в Промежутке сейчас что-то сдохло.
- Осталось ли еще что-то, что вы хотели бы мне сказать? – тихо спрашивает девушка у своих Родителей, внутренне молясь о том, чтобы что-то, да осталось. Так ведь хотелось послушать их голоса еще! И стихи Пурпура, и спокойные речи Изумруда…
Но что-то подсказывало Ани, что все ее мольбы будут тщетны. Как бывает со многими молитвами, возносящимися в Нем. Они все разбивались вдребезги о Его непроницаемый свод, не достигая Сестринского Рая.

+1

13

Изумруд медленно приближался к Ани. Всё вокруг, даже Пурпурная Ани, как-то посерело, поблекло и, влекомое таинственным ветром, стало постепенно превращаться в пыль. Так исчезают воспоминания, так растворяются сны, когда приходит пора просыпаться.
- Ани... Конечно, осталось, - мягко сказал Цвет и подошёл ещё ближе. Всё окружение плавно рассыпалось и исчезало в пустоте. - Не забывай Верхний Предел.
Изумрудная Ани мягко обхватила голову настоящей Ани своими руками и, прикрыв глаза, коснулась её лба своим лбом. Весь сон вереницей событий повторился в голове у Сестры, но в обратном порядке. Вот видение Верхнего Предела, вот возвращается Лаборатория и буквально восстаёт из пепла, вот непонятная катавасия с пространством и голоса.
Как ни хотела бы сказать,
Как ни хотела бы остаться,
Пора Сестра тебе вставать,
Пора родная просыпаться...

Это были самые ужасные стихи, которые можно было только представить. Но Вязкий не был Цветом Творчества, поэтому можно было закрыть глаза на столь детское сочинение. У Сестры появилась на губах улыбка.
- Просыпайся, - тихо шепнула истаявшая фигурка Изумруда.

Ани проморгалась. Свет вернулся во всю ту же Лабораторию. Покой был таким же, каким и был. Сестра с удивление обнаружила себя в кресле и нахмурилась. Голова у неё не болела, но было странное послевкусие где-то в лобных долях мозгах. Словно всё самое интересное безжалостно вырезали, но этой вырезкой помахали прямо перед носом. Сон закончился, а Покровители сказав нужное, успешно улетучились. Хотя это не так. Всё-таки Покровители, они же в самом сердце...

+2

14

Сон ==>

Проморгавшись и придя в себя после Сна, который ее таки сморил, не смотря на многооборотное сопротивление, Ани, нашарив рукой возле своего «трона» трость и оперевшись на нее и один из подлокотников, решительно поднялась с кресла, в котором прежде с удивлением себя обнаружила, и после поправила тяжелую ткань платья, алым водопадом спадающую на пол. Сестра так и не заметила той книги, что выскользнула из ее рук и упала на мрамор, когда она заснула.
«А запылилась-то как! Будто я в этом кресле не один Оборот провела, не шевелясь и не дергаясь!» - недовольно думала «старушка», отряхивая успевшую насесть на пурпурную материю пыль.
Сестра, справившись с нехитрым делом, оглядела помещение ее обители, хмуря черные брови. Что-то ей не нравилось, что-то ее смущало, будто в ее родном доме должно было быть все по-другому, а сейчас – все резко изменилось. Но что? В чем причина этого чудно́го чувства?
Сон… Да, Сон. Она помнит, что ей снился Сон. Кажется, он был чудесным. Хотя нет, не кажется. Отнюдь не кажется.  Ани помнит, что в своем сновидении она говорила с Покровителями, а это уже было прекрасно. Прекрасно, ведь она так давно с ними не разговаривала и уже так давно хотела услышать от них хоть что-нибудь… А, кстати, что она услышала от них во Сне-то?
Звездочет зажмурила глаза, прижав пальцы к виску и пытаясь сосредоточиться на том, что, собственно, она запомнила и помнила ли вообще? Да, да, она помнила, но все было так смутно, будто обволоченное густым туманом Промежутка. Возможно, чуть попозже он развеется, открывая хотя бы отдельные фрагменты, из которых в дальнейшем она, возможно, сможет составить цельную картину... Все возможно. Только для начала надо привести мысли в порядок, а что с этим справится лучше обычной прогулки по собственному Соцветию? Конечно же, ничего.
Резко развернувшись, при этом чуть взмахнув тяжелой юбкой, Ученый, громко стуча по полу тростью, решительно покинула Лабораторию, уже зажимая между пальцами капли Пурпура, которым уже сейчас суждено постелиться красной дорожкой, ведущей к одному из рудников…

==> Тейг (рудник Ани).

Отредактировано Ани (26.06.2012 13:40:03)

+1


Вы здесь » Тургор: Начало » Покои Сестёр » Лаборатория Ани