Тургор: Начало

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тургор: Начало » Флэшбэки » Туманность Андромеды


Туманность Андромеды

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

1. Название: Туманность Андромеды;
2. Участники: Ани, Яра, Душитель, Крылатый;
3. Время действия: спустя несколько Оборотов с момента рождения Сестры-Хаоса;
4. Описание: итак, как-то раз, в неназванный Оборот, в названный Котлом Покой, привел Он пути нескольких созданий, что ранее не сталкивались друг с другом лицом к лицу. Так что сейчас им предстоит познакомиться друг с другом лично и создать собственное мнение о каждом участнике сего действа, без слухов и домыслов остальных существ, которые, наверняка, доходили хотя бы кому-то, хотя бы о ком-то.
Как и чем обернется эта встреча? Быть может, дочери Спящего и сыны Кошмара вынесут для себя какие-то уроки или, хотя бы, выводы? Быть может. Но кто возьмется судить о чем-то, что настолько зыбко, как сама туманность?..

_________________________

Как-то Ани услышала, будто родилась недалече от нее какая-то особенная, занимательная Сестра, способная… «колдовать»? Или как там выражались девочки? Ученая уже и не вспомнит, ибо тогда пропускала их слова мимо ушей, так как занималась другим делом.
Поговаривали Сестры о том, что и Покой у Яры – а именно так звали новорожденную – необычен, странен, непостоянен. Это заинтересовало Ани и, наверное, именно из-за «непостоянного Покоя» запомнила слушок о Младшей на всякий случай. Кто знает, может так оно и есть? Может, та Сестра действительно необыкновенна в своем даре и Покое? Может на нее действительно стоит поглядеть?

Так и не забыла Звездочет тех слов, вспомнив о своей цели спустя несколько Оборотов, тогда, когда все иные запланированные дела были сделаны. И пробирки протерты, и порядок в записях наведен, и Водоворот навещен, и много чего еще.
«Что ж… Теперь можно и к соседке за солью сходить», - усмехнулась женщина, ставя на полку последнюю книгу и опираясь на трость больше, нежели обычно, отворила дубовую дверь…

«Если ее нет там – то бегать за ней не буду», - так порешила она, хромая на больную ногу, но, не обращая внимания на боль, направляла свой путь к соседнему Покою, чертя путь Зеленой Краской. Одна черта, всего лишь одна черта, однако, этот малый путь все равно доставил трудностей (хотя Звездочет думала по-другому, честно говоря), ибо нога, которую Ани старалась даже не сгибать, почему-то решила внезапно заболеть в этот Оборот. Ну что за невезение?
Хотя нет. Не просто невезение, а даже двойное.
Разило от Котла Янтарем, враждебным Пленнице, но, почему-то, не почувствованным ранее.
«Наверно верные двери запахи не пропускают», - все та же усмешка взыграла на алых губах.
Ну не отступать же из-за того, что в Покровителях у соседки был Янтарь, верно? Вот и Алхимик так думала, ведь тогда, давно, не отступила же, почувствовав в Юне Лазурь.
Театрально сплюнув, шагнула она в Око, довольно холодно поприветствовавшую ту, что носила в груди Яд для хозяйки этого места…

+2

2

Необозримо высоко над кольцом скал, где-то под самым сводом, мерцал серебристо-янтарный сгусток тумана, обрамленный круговертью тысяч и тысяч ярких разноцветных точек:  пурпурные, сиреневые, золотые – их было так много, что всего Цвета Промежутка не хватило бы, чтобы расписать им небо. Яра, обнаженная и с растрепанными волосами, словно дикарка, сидела на последней ступеньке лестницы, свесив ноги вниз, и завороженно смотрела на звезды. А вот вечно мрачный глаз Луны, казалось, звезды не интересовали вовсе  – он в свою очередь  глядел куда-то сквозь Сестру, между делом освещая дно Котла.  Густые клубы тумана в этом бледном свете стали еще непрогляднее, чем обычно, ясно можно было различить лишь то, что располагалось выше середины лестницы.

Присутствие гостя Сестра заметила сразу – по Покою разнесся едва уловимый аромат и тихий шепот чужих Цветов. Фокусница сразу оживилась, вскочила на ноги и принялась искать взглядом незнакомку.

- Знаешь, а мне их даже жалко! – заявила Яра, указав пальцем звезды, стоило ей встретиться глазами с пришелицей.  – Когда они сюда прилетят, никого из нас тут уже не будет – то-то они расстроятся! Впрочем, чего это я, я же гостей принимаю, гостеприимная хозяйка я!

Волосы Фокусницы мгновенно заплелись сами собой в высокую прическу, а тело Сестры окутало пышное платье, сотканное Янтарем и Серебром. Яра соскользнула со ступеньки и комично спланировала вниз на юбке, словно это был парашют, мягко приземлившись в шаге от гостьи. Фокусница не представилась и даже не кивнула в знак приветствия, но резко присела на корточки и бесцеремонно вцепилась в алый подол незнакомки.

- Пурпурное. Пурпурная ты! – Яра вскинула голову и одарила гостю лучезарной, немного по-детски наивной улыбкой. – Только есть в тебе что-то гадкое. Ой! Не в обиду, не в обиду! – спохватилась Сестра, порывистым движением поднялась на ноги и принялась нарезать круги вокруг пришелицы. – Я очень тебе рада! Сама видишь, собеседники у меня интересные, но молчаливые, - Фокусница вновь подняла указательный палец вверх.

- Яра! – наконец, остановившись, Сестра-Хаос протянула новообретенной собеседнице руку.

Будто откликнувшись на настроение хозяйки Предела, звезды начали дождем падать вниз, и в том месте, где они соприкасались с землей, прорастала разноцветная трава, превращая Предел в яркое полотно.

Отредактировано Яра (15.07.2012 19:31:25)

+2

3

То ли бесценная монета, то ли крест, которым одарил или проклял Кошмар, у врожденного уродства Душителя две стороны, слепота выворачивается наизнанку невозможной чуткостью, он слышит, как прорастает Цвет, он слышит, как течет драгоценная лимфа под чужой кожей, и, конечно, он слышит, когда кто-то проходит через врата Рая – в ту или в другую сторону. Явление Яры, как и многих до нее, не прошло стороной, хотя могло бы неслышно кануть в череду оборотов. Вместо этого Янтарь и Серебро сплелись, точно в агонии, во всяком случае, ему показалось, что всего уместнее именно это слово. Единственно верное – агония, пляска воспаленно-теплого безумия и холодной враждебности, волей-неволей родился интерес, желание узнать, что же за создание породил Отец, почему такой громкой оказалась новорожденная Сестра.
Ее покой, прозванный Котлом, хранил отголоски ее покровителей, их эхо, навечно впечатавшееся в каменные стены; опустившись ниже, дотронувшись ладонями до земли, Душитель читал их, точно одному ему видимые письмена. А его окружал живой и дышащий туман, образы и лица, они, это варево, переполняющее Котел, умели плясать не хуже Цвета; изогнувшееся тело Брата почти полностью скрытое от глаз, выдавал только порождаемый им шум, однако сам он, не знающий зрения, представления не имел о тех иллюзиях, что окружали его.
Неприятное свойство, можно даже сказать, отвратительное: движущийся металл, сокращающиеся, наползающие друг на друга пластины постоянно издавали пронзительный и громкий скрежет и скрип, отчего каждое движение оглушало его, всей жизни оказалось мало, чтобы приноровиться к звукам, порождаемым собственным телом. Именно поэтому, когда он полностью выполз из Ока и прислушался, поймав обрывок фразы, присутствие второй Сестры, совсем непохожей на дитя Янтаря и Серебра оказалось неожиданностью. Все так же упираясь ладонями в землю, Брат повернулся к этой второй гостье, поднял голову в безмолвном требовании то ли назваться, то ли оправдываться за какую-то вину, то ли убраться прочь.
- Яра!
И эхо подхватывает слово и, отразив его от стен Котла, бьет по ушам громким рыком-возгласом, давая знать, где стоит та, с которой он и хотел повстречаться. Захрустел в сочленениях хребта песок, изогнулись стальные бока, давая опору и Душитель, отряхнув руки, поднялся во весь рост, возвысившись на добрых семь футов над землей.
- Ну, здравствуй, Сестра Яра.

+3

4

Промежуток содрогнулся. Он обычно не был спокоен и тих, как Отец, в Спящем всё время что-то происходило: приходил цикл, влекущий за собой появление крови Родителя – очередная рана, жертва для неблагодарных детей. Но нет, для рождения лимфы слишком рано. Ссора Братьев? Причин для них не было, впрочем, Крылатый давно не встречал представителей Фратрии и желанием видеть их не горел. Но, судя по тому, что Промежуток худо-бедно, но оставался жить, Братья еще не перегрызли друг другу глотки.
Новая сестричка? – в груди кольнуло. – Сколько же можно плодить их, Отец? – вопрос, разумеется, остался без ответа.   

Со стороны Котла тянуло безумием и холодом. Последний Крылатый узнал сразу – сталось знакомство с собственной Сестричкой: ледяная улыбка и вечная отрешенность во взгляде. Серебро. Еще один гвоздь в гроб Кошмара. А вот с первым ощущением пришлось сложнее. Каждому из Братьев было знакомо безумие – иначе монстром не станешь, но не такое – отчаянно-веселое, ярко-желтое, развязное, жадное. Этот зверь был опаснее привычного безразличия Серебра.
Кто-то совсем рядом с ним бездумно тратил Изумруд. Хранитель бы на такое не осмелился, - где бы ни был страж нарушившей Табу Сестры, Крылатый мысленно пожелал ему оставаться там. Беспечность погубит это место. Туда и дорога.

Более забавного покоя Крылатый не видел - словно пародия адскую бездну, куда скидывают всех не раскаявшихся грешников. Звезды, раскаленными докрасна углями, по приказу новорожденной посыпались на дно. Брат ждал, что они, недолговечные, раз вспыхнут и погаснут, но магия Сестры оказалась сильнее. – Сколько Цвета уходит на её фокусы? – Крылатый разрывался между вполне закономерной злостью от того, что кровь отца тратили впустую, и желчной радостью. Больше! Тратьте больше! Быстрее ухнет в никуда Спящий, и все вернется на круги своя. Я вернусь…
- Ну, здравствуй, Сестра Яра, - Луни не уделял внимания болтовне девушке. В восторженном щебетании новорожденной смысла было немного. Но сейчас говорил другой.
Вот что, помешал встрече Пары, - Крылатый пожалел, что влез не в свое дело, и стал невольным свидетелем… впрочем, обряд встречи новеньких, что Сестер, что Братьев, был нуден и затаскан донельзя и гарантированно не поразил бы его воображения. Скука. Пустая трата времени, - вот найди он Яру несколько раньше… дело могло бы повернуться совсем иначе.
Но жалеть о произошедшем все равно, что толочь воду в ступе: кроме расстроенных нервов не получишь ничего. Проще было бы незаметно покинуть покой, да вот незадача, Хранитель мог уже заприметить его.
- Цвета, Хранитель, - коротко кивнул Луни устраиваясь на одной из скал, как какая-нибудь птица.

+2

5

Как уже было сказано ранее – Сестра шагнула в Око, оказавшись в Покое новой Сестры, который прозвали Котлом. И – о Отец! – каково было удивление Старшей, когда увидела она воочию его. Да, такого серый свет Промежутка еще не видывал. Но, быть может, это еще не все? Не зря же Сестры шептали о его удивительности и непостоянстве? А Ани лицезрела пока что только одну картину, которую нельзя было назвать непостоянной, даже не смотря на обилие цветов и звезд, любимых звезд, на своде Существа.
Молодая Сестренка была найдена быстро – в конце концов, лестницу (вернее, лишь ее часть, ибо из-за тумана и не самого лучшего зрения Ученой что-то, что было расположено ниже, различить было вовсе невозможно) и сидящую наверху обнаженную и растрепанную деву можно было легко заметить. Да только та уже не сидела – вскочила она на ноги, почувствовав навестившую ее гостью, и, как только встретились взгляды Сестер, - Звездочет сжала зубы – настолько разило от девушки Янтарем, - Хозяйка Котла сделала по-своему интересное («Да, с Оле бы они нашли общий язык») и детское заявление на счет звезд.
«И то правда. Когда они явятся в наш мирок – весь Цвет будет выжран, Сестры мертвы, а Праведники, разорив Его, сразу же уйдут под землю! Еще говорят, будто мы его разоряем…», - ученая жена сжала сильнее руку на набалдашнике, вспоминая о своей самой не любимейшей теме – о Тюремщиках. Но долго думать она о них не смогла, ведь воочию узрела пример того «колдовства». Нахмурившись, Ани поглядела на спустившуюся довольно необычным способом дочерью Янтаря и… Серебра? Да, оно. Именно оно.
«И действительно – необычная Сестра! Не каждую Цвета наградят такими способностями!»
- Да, я Пурпурная, - утвердительно кивнула в ответ Алхимик. – А противен тебе во мне, пожалуй, Изумруд. – Это прозвучало даже не как вопрос, а явное утверждение. Ведь как может быть иначе? Пурпур Сестра распознала сразу – он ей не противен.
«Значит, Зелень не любим? Ну, оно по характеру и видно», - подумала женщина, наблюдая за нарезавшей круги вокруг нее «соседкой».
- И вижу, и знаю… - тихо, спокойно, с тихим вздохом ответила она ей. – Светила всегда молчат. А может, это просто мы не можем услышать их шепот… Вон, даже Ута, всегда прислушивающаяся к своей любимой Луне, не может понять, что же шепчет ей эта загадочная дама, смотря своим холодным взором вниз, - тон ее напоминал тон бабушки, устало рассказывающей в своем кресле-качалке истории окружившим ее внукам. Да, отношение женщины к Братьям и Сестрам разительно отличалось. Но – вот проклятье! – явился в Покой и представитель доблестной Фратрии Шакалов, тут же оказавшийся под пристальным, полным ненависти взглядом Пурпурно-Изумрудной дамы.
«И вот вам доказательства того, что Пожиратели – обычные дождевые черви, вылезшие из земли после живительного дождя! Жаль, так же легко их не раздавишь!», - именно так подумала Звездочет, кривясь и глядя на это недоразумение, что находилось практически рядом и упиралось руками в землю. Еще и наглый такой! Его вид сразу же разозлил Ани. Чего-то требовал? А, ну конечно, они же, Пленницы, должны сидеть в своих домах, ставших тюремными камерами, да безропотно пресмыкаться перед «хозяевами». Женщина фыркнула, оставив немой приказ Пожирателя без внимания в виде ответа. Но вот то, что представилась молодая Сестренка («Да еще и Покой заплясал! Действительно удивительно!»), она точно не проигнорировала и обратилась к ней, с безмолвным вызовом во всем своем виде показывая, будто Червь – он и есть червь, ползает где-то по земле и не видно его. А зачем разговаривать с червями и реагировать на них? Простите, но это уже клиника.
- Я Ани, - ни улыбки, что так тяжело дается Умной, ни ухмылки, привычной для нее. Но это не означало, что отнеслась она к Яре с холодом, нет. И это доказывало то, что, не смотря на всю свою неприязнь к Буйному, Ученая, посильнее оперевшись на трость, все же пожала Хаотичной руку, которая тут же была обожжена Ядом и спокойно убрана. И сразу же женщина вскинула голову, реагируя на новый голос.
«Вот Стервятники! Еще бы всей Фратрией в торжественной процессии к Яре пришли!»
- А Сестры Вашего царского приветствия не заслужили, а, царь-птаха? – насмешливо-вежливо, усмехнувшись, обратилась (даже на «Вы»!) она к тому Брату, что сидел на скале. – Почему же Ваше Высочество забралось так высоко? Спуститься боитесь? Али нашли чудесное место для своего гнезда?
Эх, какой шанс высмеять Праведников! И что они смогут в ответ сделать? Экзекуцию устроить? Хах, не испугаете, пуганные уже. Но… ах, как же она посмела забыть об еще одном участнике действа? Не порядок.
- Спускайтесь, царь-птица, для Вас тут даже ужин есть! – она кивнула головой в сторону другого Пожирателя. – Если Вы, конечно, не брезгуете червяками.
Быстро взглянула на Яру, чуть подмигнув ей (конечно, если так можно было назвать то лениво-медленное движение веком, что было сделано).

+4


Вы здесь » Тургор: Начало » Флэшбэки » Туманность Андромеды