Вверх страницы
Вниз страницы

Тургор: Начало

Объявление

  •          Новости
  •          События
  •        Навигация
  •          Важное
  •      Администрация
  •             Реклама


Проект закрыт

Спасибо всем, кто был с нами и участвовал в жизни Промежутка!
Без вас игра не была бы такой живой и красочной, но ничто не вечно.
И наши с вами обороты теперь закончили свой бег.
Цикл: 18
Оборот: 22-28

Цвета:

Последние события:
Изи встречается с Ани в Завитке. Будто само провидение столкнуло столь пурпурных Сестёр друг с другом. Но Ани признаёт, что Изи пока ещё не переборола свой юношеский максимализм, когда есть только чёрное и белое. Старшая-то относится к Пожирателям проще – с пренебрежением и отвращением. К чему тратить все свои небезграничные силы на испепеляющую ярость, которая не даёт результатов? Уж лучше что-то сделать, чтоб Праведники вконец передрались между собой.
Ире просыпается от своего долго сна, который на деле оказался самым настоящим кошмаром. Сестрица, истосковавшись по чудесному сладковатому вкусу своих Покровителей, по ошибке принимает один из своих ядов, за что чуть не поплатилась жизнью. А это значит, что ни маленькой души, ни Триумфатора в её Покое не было. Но так же это значит, что Ире приблизилась к опасной черте, за которой – забвение и пустота.
В Покое Ясли рождается Идо. Она смогла смешать Изумруд и Золото, прямо как Безымянная, но всё-таки по-другому. И в то же время умирает Эра – одна из старших Сестёр. Но это было не безумное самоубийство. Нет. Скорее некий намёк, что-то, что способно натолкнуть на верную мысль всех Сестёр, что-то, что нужно расшифровать и выучить наизусть. Но вот что? Словно повинуясь неведомым правилам, со сцены удаляется и её Хранитель – Жнец. Отныне он безвозвратно сгинул в иссушающих пучинах Кошмара. Навсегда.
Юка предлагает Эне навсегда остаться в Покое Куранты, чтобы Потерянная больше не оставалась одна в своём страшном Покое, чтобы больше не испытывала страха и отчаяния. Но что выберет Эне? Поддастся уговорам Колокольчика и испытает укол совести от своего яда – Золота, или всё же решиться остаться наедине со своими кошмарами и ужасами, но только бы не тревожить чистую Сестрёнку? Или может она решится на такой же шаг как и Эра, но не поймёт как нужно и просто уйдёт, напоследок взмахнув рукой? Выбор за ней.
Ищущий наведывается к Аве. Кто как не она осведомлена во всех интригах и интрижках Спящего? Главное, чтобы она рассказала о них. Если не захочет – придётся силой слова вытягивать и тогда правды вовек не видать. А правда – самый ходовой товар в Промежутке. Яма вон растрезвонил по всем закуткам, что, мол, де по Раю всякие чужеземцы ползают и отравляют Его существование. И пожалуйста – Сестры его люто ненавидят, Нами теперь боится и нос за Покой высунуть, а Праведники начали наращивать интересы к поимке загадочных пришельцев. Однако Инквизитору правда сыграла на руку и он мог остаться наедине с Одноглазой и выведать всё, что его заинтересует. А он любопытен, жаден, ненасытен и не позволит Фратрии отобрать такого туза в рукаве. Ну уж нет, Инквизитор прибережёт его к более интересной игре.
Претенденты на отчисление
Янтарь
Луни
Патриарх
Эхо
Правила пользования Цветом
• во время перемещения по Промежутку каждая нить-соединение между Покоями отнимает 3 капли Цвета по вашему выбору. Например, путь из Теплицы в Альков отнимет 3 капли, но путь из Теплицы в Бастион - уже 6 капель. Обозначать трату Цвета следует первой строкой в [квадратных скобках] при переходе из одной локации в другую.

• рисование знаков отнимает соответственное количество необходимого для них Цвета. Исключение - Донор, не имеющий минимума. Обозначается указанием количества потраченной Лимфы с уточнением её цвета в [квадратных скобках].

• каждый оборот отнимает 20 капель Цвета из душ, забирая его как плату за существование. Этот Цвет снимается ГМами.

• Сёстры для хранения Цвета имеют 5 сердец, каждое из которых вмещает по 1000 капель. Следующее сердце можно открыть только после заполнения предыдущего.

• Потерянные души имеют 21 сердце, каждое из которых вмещает по 250 капель Цвета.

• Братья, увы, сердец не имеют и к Прорыву неспособны, однако их запасы Цвета не ограничены.

• свободный росток лимфы Цвета содержит 7 капель.

• лёгкие капли содержат по 10 капель.

• оживлённое дерево в начале следующего оборота приносит 50 капель Цвета. Дерево остаётся живым пять оборотов.

• разработанный рудник приносит в начале следующего оборота 70 капель Цвета. Рудник приносит Цвет десять оборотов.

• в начале игры каждому герою выдаётся 200 капель Цвета-покровителя по его выбору.
По всем вопросам обращаться к:
Модераторы:
Ёни

Главный техник
Изумруд

Главный модератор
Странник

Главный мастер
Спящий

Мастер
Эни

Главный рекламщик
Пиар-вход
Ник: Потерянная душа; Пароль: 1111

Партнёры

Мор. Утопия

Каталоги

Игры
РПГ Горизонт событий Welcome to Rapture Сиэттл
NIMB&AMIK

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тургор: Начало » Флэшбэки » Туманность Андромеды


Туманность Андромеды

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

1. Название: Туманность Андромеды;
2. Участники: Ани, Яра, Душитель, Крылатый;
3. Время действия: спустя несколько Оборотов с момента рождения Сестры-Хаоса;
4. Описание: итак, как-то раз, в неназванный Оборот, в названный Котлом Покой, привел Он пути нескольких созданий, что ранее не сталкивались друг с другом лицом к лицу. Так что сейчас им предстоит познакомиться друг с другом лично и создать собственное мнение о каждом участнике сего действа, без слухов и домыслов остальных существ, которые, наверняка, доходили хотя бы кому-то, хотя бы о ком-то.
Как и чем обернется эта встреча? Быть может, дочери Спящего и сыны Кошмара вынесут для себя какие-то уроки или, хотя бы, выводы? Быть может. Но кто возьмется судить о чем-то, что настолько зыбко, как сама туманность?..

_________________________

Как-то Ани услышала, будто родилась недалече от нее какая-то особенная, занимательная Сестра, способная… «колдовать»? Или как там выражались девочки? Ученая уже и не вспомнит, ибо тогда пропускала их слова мимо ушей, так как занималась другим делом.
Поговаривали Сестры о том, что и Покой у Яры – а именно так звали новорожденную – необычен, странен, непостоянен. Это заинтересовало Ани и, наверное, именно из-за «непостоянного Покоя» запомнила слушок о Младшей на всякий случай. Кто знает, может так оно и есть? Может, та Сестра действительно необыкновенна в своем даре и Покое? Может на нее действительно стоит поглядеть?

Так и не забыла Звездочет тех слов, вспомнив о своей цели спустя несколько Оборотов, тогда, когда все иные запланированные дела были сделаны. И пробирки протерты, и порядок в записях наведен, и Водоворот навещен, и много чего еще.
«Что ж… Теперь можно и к соседке за солью сходить», - усмехнулась женщина, ставя на полку последнюю книгу и опираясь на трость больше, нежели обычно, отворила дубовую дверь…

«Если ее нет там – то бегать за ней не буду», - так порешила она, хромая на больную ногу, но, не обращая внимания на боль, направляла свой путь к соседнему Покою, чертя путь Зеленой Краской. Одна черта, всего лишь одна черта, однако, этот малый путь все равно доставил трудностей (хотя Звездочет думала по-другому, честно говоря), ибо нога, которую Ани старалась даже не сгибать, почему-то решила внезапно заболеть в этот Оборот. Ну что за невезение?
Хотя нет. Не просто невезение, а даже двойное.
Разило от Котла Янтарем, враждебным Пленнице, но, почему-то, не почувствованным ранее.
«Наверно верные двери запахи не пропускают», - все та же усмешка взыграла на алых губах.
Ну не отступать же из-за того, что в Покровителях у соседки был Янтарь, верно? Вот и Алхимик так думала, ведь тогда, давно, не отступила же, почувствовав в Юне Лазурь.
Театрально сплюнув, шагнула она в Око, довольно холодно поприветствовавшую ту, что носила в груди Яд для хозяйки этого места…

+2

2

Необозримо высоко над кольцом скал, где-то под самым сводом, мерцал серебристо-янтарный сгусток тумана, обрамленный круговертью тысяч и тысяч ярких разноцветных точек:  пурпурные, сиреневые, золотые – их было так много, что всего Цвета Промежутка не хватило бы, чтобы расписать им небо. Яра, обнаженная и с растрепанными волосами, словно дикарка, сидела на последней ступеньке лестницы, свесив ноги вниз, и завороженно смотрела на звезды. А вот вечно мрачный глаз Луны, казалось, звезды не интересовали вовсе  – он в свою очередь  глядел куда-то сквозь Сестру, между делом освещая дно Котла.  Густые клубы тумана в этом бледном свете стали еще непрогляднее, чем обычно, ясно можно было различить лишь то, что располагалось выше середины лестницы.

Присутствие гостя Сестра заметила сразу – по Покою разнесся едва уловимый аромат и тихий шепот чужих Цветов. Фокусница сразу оживилась, вскочила на ноги и принялась искать взглядом незнакомку.

- Знаешь, а мне их даже жалко! – заявила Яра, указав пальцем звезды, стоило ей встретиться глазами с пришелицей.  – Когда они сюда прилетят, никого из нас тут уже не будет – то-то они расстроятся! Впрочем, чего это я, я же гостей принимаю, гостеприимная хозяйка я!

Волосы Фокусницы мгновенно заплелись сами собой в высокую прическу, а тело Сестры окутало пышное платье, сотканное Янтарем и Серебром. Яра соскользнула со ступеньки и комично спланировала вниз на юбке, словно это был парашют, мягко приземлившись в шаге от гостьи. Фокусница не представилась и даже не кивнула в знак приветствия, но резко присела на корточки и бесцеремонно вцепилась в алый подол незнакомки.

- Пурпурное. Пурпурная ты! – Яра вскинула голову и одарила гостю лучезарной, немного по-детски наивной улыбкой. – Только есть в тебе что-то гадкое. Ой! Не в обиду, не в обиду! – спохватилась Сестра, порывистым движением поднялась на ноги и принялась нарезать круги вокруг пришелицы. – Я очень тебе рада! Сама видишь, собеседники у меня интересные, но молчаливые, - Фокусница вновь подняла указательный палец вверх.

- Яра! – наконец, остановившись, Сестра-Хаос протянула новообретенной собеседнице руку.

Будто откликнувшись на настроение хозяйки Предела, звезды начали дождем падать вниз, и в том месте, где они соприкасались с землей, прорастала разноцветная трава, превращая Предел в яркое полотно.

Отредактировано Яра (15.07.2012 19:31:25)

+2

3

То ли бесценная монета, то ли крест, которым одарил или проклял Кошмар, у врожденного уродства Душителя две стороны, слепота выворачивается наизнанку невозможной чуткостью, он слышит, как прорастает Цвет, он слышит, как течет драгоценная лимфа под чужой кожей, и, конечно, он слышит, когда кто-то проходит через врата Рая – в ту или в другую сторону. Явление Яры, как и многих до нее, не прошло стороной, хотя могло бы неслышно кануть в череду оборотов. Вместо этого Янтарь и Серебро сплелись, точно в агонии, во всяком случае, ему показалось, что всего уместнее именно это слово. Единственно верное – агония, пляска воспаленно-теплого безумия и холодной враждебности, волей-неволей родился интерес, желание узнать, что же за создание породил Отец, почему такой громкой оказалась новорожденная Сестра.
Ее покой, прозванный Котлом, хранил отголоски ее покровителей, их эхо, навечно впечатавшееся в каменные стены; опустившись ниже, дотронувшись ладонями до земли, Душитель читал их, точно одному ему видимые письмена. А его окружал живой и дышащий туман, образы и лица, они, это варево, переполняющее Котел, умели плясать не хуже Цвета; изогнувшееся тело Брата почти полностью скрытое от глаз, выдавал только порождаемый им шум, однако сам он, не знающий зрения, представления не имел о тех иллюзиях, что окружали его.
Неприятное свойство, можно даже сказать, отвратительное: движущийся металл, сокращающиеся, наползающие друг на друга пластины постоянно издавали пронзительный и громкий скрежет и скрип, отчего каждое движение оглушало его, всей жизни оказалось мало, чтобы приноровиться к звукам, порождаемым собственным телом. Именно поэтому, когда он полностью выполз из Ока и прислушался, поймав обрывок фразы, присутствие второй Сестры, совсем непохожей на дитя Янтаря и Серебра оказалось неожиданностью. Все так же упираясь ладонями в землю, Брат повернулся к этой второй гостье, поднял голову в безмолвном требовании то ли назваться, то ли оправдываться за какую-то вину, то ли убраться прочь.
- Яра!
И эхо подхватывает слово и, отразив его от стен Котла, бьет по ушам громким рыком-возгласом, давая знать, где стоит та, с которой он и хотел повстречаться. Захрустел в сочленениях хребта песок, изогнулись стальные бока, давая опору и Душитель, отряхнув руки, поднялся во весь рост, возвысившись на добрых семь футов над землей.
- Ну, здравствуй, Сестра Яра.

+3

4

Промежуток содрогнулся. Он обычно не был спокоен и тих, как Отец, в Спящем всё время что-то происходило: приходил цикл, влекущий за собой появление крови Родителя – очередная рана, жертва для неблагодарных детей. Но нет, для рождения лимфы слишком рано. Ссора Братьев? Причин для них не было, впрочем, Крылатый давно не встречал представителей Фратрии и желанием видеть их не горел. Но, судя по тому, что Промежуток худо-бедно, но оставался жить, Братья еще не перегрызли друг другу глотки.
Новая сестричка? – в груди кольнуло. – Сколько же можно плодить их, Отец? – вопрос, разумеется, остался без ответа.   

Со стороны Котла тянуло безумием и холодом. Последний Крылатый узнал сразу – сталось знакомство с собственной Сестричкой: ледяная улыбка и вечная отрешенность во взгляде. Серебро. Еще один гвоздь в гроб Кошмара. А вот с первым ощущением пришлось сложнее. Каждому из Братьев было знакомо безумие – иначе монстром не станешь, но не такое – отчаянно-веселое, ярко-желтое, развязное, жадное. Этот зверь был опаснее привычного безразличия Серебра.
Кто-то совсем рядом с ним бездумно тратил Изумруд. Хранитель бы на такое не осмелился, - где бы ни был страж нарушившей Табу Сестры, Крылатый мысленно пожелал ему оставаться там. Беспечность погубит это место. Туда и дорога.

Более забавного покоя Крылатый не видел - словно пародия адскую бездну, куда скидывают всех не раскаявшихся грешников. Звезды, раскаленными докрасна углями, по приказу новорожденной посыпались на дно. Брат ждал, что они, недолговечные, раз вспыхнут и погаснут, но магия Сестры оказалась сильнее. – Сколько Цвета уходит на её фокусы? – Крылатый разрывался между вполне закономерной злостью от того, что кровь отца тратили впустую, и желчной радостью. Больше! Тратьте больше! Быстрее ухнет в никуда Спящий, и все вернется на круги своя. Я вернусь…
- Ну, здравствуй, Сестра Яра, - Луни не уделял внимания болтовне девушке. В восторженном щебетании новорожденной смысла было немного. Но сейчас говорил другой.
Вот что, помешал встрече Пары, - Крылатый пожалел, что влез не в свое дело, и стал невольным свидетелем… впрочем, обряд встречи новеньких, что Сестер, что Братьев, был нуден и затаскан донельзя и гарантированно не поразил бы его воображения. Скука. Пустая трата времени, - вот найди он Яру несколько раньше… дело могло бы повернуться совсем иначе.
Но жалеть о произошедшем все равно, что толочь воду в ступе: кроме расстроенных нервов не получишь ничего. Проще было бы незаметно покинуть покой, да вот незадача, Хранитель мог уже заприметить его.
- Цвета, Хранитель, - коротко кивнул Луни устраиваясь на одной из скал, как какая-нибудь птица.

+2

5

Как уже было сказано ранее – Сестра шагнула в Око, оказавшись в Покое новой Сестры, который прозвали Котлом. И – о Отец! – каково было удивление Старшей, когда увидела она воочию его. Да, такого серый свет Промежутка еще не видывал. Но, быть может, это еще не все? Не зря же Сестры шептали о его удивительности и непостоянстве? А Ани лицезрела пока что только одну картину, которую нельзя было назвать непостоянной, даже не смотря на обилие цветов и звезд, любимых звезд, на своде Существа.
Молодая Сестренка была найдена быстро – в конце концов, лестницу (вернее, лишь ее часть, ибо из-за тумана и не самого лучшего зрения Ученой что-то, что было расположено ниже, различить было вовсе невозможно) и сидящую наверху обнаженную и растрепанную деву можно было легко заметить. Да только та уже не сидела – вскочила она на ноги, почувствовав навестившую ее гостью, и, как только встретились взгляды Сестер, - Звездочет сжала зубы – настолько разило от девушки Янтарем, - Хозяйка Котла сделала по-своему интересное («Да, с Оле бы они нашли общий язык») и детское заявление на счет звезд.
«И то правда. Когда они явятся в наш мирок – весь Цвет будет выжран, Сестры мертвы, а Праведники, разорив Его, сразу же уйдут под землю! Еще говорят, будто мы его разоряем…», - ученая жена сжала сильнее руку на набалдашнике, вспоминая о своей самой не любимейшей теме – о Тюремщиках. Но долго думать она о них не смогла, ведь воочию узрела пример того «колдовства». Нахмурившись, Ани поглядела на спустившуюся довольно необычным способом дочерью Янтаря и… Серебра? Да, оно. Именно оно.
«И действительно – необычная Сестра! Не каждую Цвета наградят такими способностями!»
- Да, я Пурпурная, - утвердительно кивнула в ответ Алхимик. – А противен тебе во мне, пожалуй, Изумруд. – Это прозвучало даже не как вопрос, а явное утверждение. Ведь как может быть иначе? Пурпур Сестра распознала сразу – он ей не противен.
«Значит, Зелень не любим? Ну, оно по характеру и видно», - подумала женщина, наблюдая за нарезавшей круги вокруг нее «соседкой».
- И вижу, и знаю… - тихо, спокойно, с тихим вздохом ответила она ей. – Светила всегда молчат. А может, это просто мы не можем услышать их шепот… Вон, даже Ута, всегда прислушивающаяся к своей любимой Луне, не может понять, что же шепчет ей эта загадочная дама, смотря своим холодным взором вниз, - тон ее напоминал тон бабушки, устало рассказывающей в своем кресле-качалке истории окружившим ее внукам. Да, отношение женщины к Братьям и Сестрам разительно отличалось. Но – вот проклятье! – явился в Покой и представитель доблестной Фратрии Шакалов, тут же оказавшийся под пристальным, полным ненависти взглядом Пурпурно-Изумрудной дамы.
«И вот вам доказательства того, что Пожиратели – обычные дождевые черви, вылезшие из земли после живительного дождя! Жаль, так же легко их не раздавишь!», - именно так подумала Звездочет, кривясь и глядя на это недоразумение, что находилось практически рядом и упиралось руками в землю. Еще и наглый такой! Его вид сразу же разозлил Ани. Чего-то требовал? А, ну конечно, они же, Пленницы, должны сидеть в своих домах, ставших тюремными камерами, да безропотно пресмыкаться перед «хозяевами». Женщина фыркнула, оставив немой приказ Пожирателя без внимания в виде ответа. Но вот то, что представилась молодая Сестренка («Да еще и Покой заплясал! Действительно удивительно!»), она точно не проигнорировала и обратилась к ней, с безмолвным вызовом во всем своем виде показывая, будто Червь – он и есть червь, ползает где-то по земле и не видно его. А зачем разговаривать с червями и реагировать на них? Простите, но это уже клиника.
- Я Ани, - ни улыбки, что так тяжело дается Умной, ни ухмылки, привычной для нее. Но это не означало, что отнеслась она к Яре с холодом, нет. И это доказывало то, что, не смотря на всю свою неприязнь к Буйному, Ученая, посильнее оперевшись на трость, все же пожала Хаотичной руку, которая тут же была обожжена Ядом и спокойно убрана. И сразу же женщина вскинула голову, реагируя на новый голос.
«Вот Стервятники! Еще бы всей Фратрией в торжественной процессии к Яре пришли!»
- А Сестры Вашего царского приветствия не заслужили, а, царь-птаха? – насмешливо-вежливо, усмехнувшись, обратилась (даже на «Вы»!) она к тому Брату, что сидел на скале. – Почему же Ваше Высочество забралось так высоко? Спуститься боитесь? Али нашли чудесное место для своего гнезда?
Эх, какой шанс высмеять Праведников! И что они смогут в ответ сделать? Экзекуцию устроить? Хах, не испугаете, пуганные уже. Но… ах, как же она посмела забыть об еще одном участнике действа? Не порядок.
- Спускайтесь, царь-птица, для Вас тут даже ужин есть! – она кивнула головой в сторону другого Пожирателя. – Если Вы, конечно, не брезгуете червяками.
Быстро взглянула на Яру, чуть подмигнув ей (конечно, если так можно было назвать то лениво-медленное движение веком, что было сделано).

+4


Вы здесь » Тургор: Начало » Флэшбэки » Туманность Андромеды