Вверх страницы
Вниз страницы

Тургор: Начало

Объявление

  •          Новости
  •          События
  •        Навигация
  •          Важное
  •      Администрация
  •             Реклама


Проект закрыт

Спасибо всем, кто был с нами и участвовал в жизни Промежутка!
Без вас игра не была бы такой живой и красочной, но ничто не вечно.
И наши с вами обороты теперь закончили свой бег.
Цикл: 18
Оборот: 22-28

Цвета:

Последние события:
Изи встречается с Ани в Завитке. Будто само провидение столкнуло столь пурпурных Сестёр друг с другом. Но Ани признаёт, что Изи пока ещё не переборола свой юношеский максимализм, когда есть только чёрное и белое. Старшая-то относится к Пожирателям проще – с пренебрежением и отвращением. К чему тратить все свои небезграничные силы на испепеляющую ярость, которая не даёт результатов? Уж лучше что-то сделать, чтоб Праведники вконец передрались между собой.
Ире просыпается от своего долго сна, который на деле оказался самым настоящим кошмаром. Сестрица, истосковавшись по чудесному сладковатому вкусу своих Покровителей, по ошибке принимает один из своих ядов, за что чуть не поплатилась жизнью. А это значит, что ни маленькой души, ни Триумфатора в её Покое не было. Но так же это значит, что Ире приблизилась к опасной черте, за которой – забвение и пустота.
В Покое Ясли рождается Идо. Она смогла смешать Изумруд и Золото, прямо как Безымянная, но всё-таки по-другому. И в то же время умирает Эра – одна из старших Сестёр. Но это было не безумное самоубийство. Нет. Скорее некий намёк, что-то, что способно натолкнуть на верную мысль всех Сестёр, что-то, что нужно расшифровать и выучить наизусть. Но вот что? Словно повинуясь неведомым правилам, со сцены удаляется и её Хранитель – Жнец. Отныне он безвозвратно сгинул в иссушающих пучинах Кошмара. Навсегда.
Юка предлагает Эне навсегда остаться в Покое Куранты, чтобы Потерянная больше не оставалась одна в своём страшном Покое, чтобы больше не испытывала страха и отчаяния. Но что выберет Эне? Поддастся уговорам Колокольчика и испытает укол совести от своего яда – Золота, или всё же решиться остаться наедине со своими кошмарами и ужасами, но только бы не тревожить чистую Сестрёнку? Или может она решится на такой же шаг как и Эра, но не поймёт как нужно и просто уйдёт, напоследок взмахнув рукой? Выбор за ней.
Ищущий наведывается к Аве. Кто как не она осведомлена во всех интригах и интрижках Спящего? Главное, чтобы она рассказала о них. Если не захочет – придётся силой слова вытягивать и тогда правды вовек не видать. А правда – самый ходовой товар в Промежутке. Яма вон растрезвонил по всем закуткам, что, мол, де по Раю всякие чужеземцы ползают и отравляют Его существование. И пожалуйста – Сестры его люто ненавидят, Нами теперь боится и нос за Покой высунуть, а Праведники начали наращивать интересы к поимке загадочных пришельцев. Однако Инквизитору правда сыграла на руку и он мог остаться наедине с Одноглазой и выведать всё, что его заинтересует. А он любопытен, жаден, ненасытен и не позволит Фратрии отобрать такого туза в рукаве. Ну уж нет, Инквизитор прибережёт его к более интересной игре.
Претенденты на отчисление
Янтарь
Луни
Патриарх
Эхо
Правила пользования Цветом
• во время перемещения по Промежутку каждая нить-соединение между Покоями отнимает 3 капли Цвета по вашему выбору. Например, путь из Теплицы в Альков отнимет 3 капли, но путь из Теплицы в Бастион - уже 6 капель. Обозначать трату Цвета следует первой строкой в [квадратных скобках] при переходе из одной локации в другую.

• рисование знаков отнимает соответственное количество необходимого для них Цвета. Исключение - Донор, не имеющий минимума. Обозначается указанием количества потраченной Лимфы с уточнением её цвета в [квадратных скобках].

• каждый оборот отнимает 20 капель Цвета из душ, забирая его как плату за существование. Этот Цвет снимается ГМами.

• Сёстры для хранения Цвета имеют 5 сердец, каждое из которых вмещает по 1000 капель. Следующее сердце можно открыть только после заполнения предыдущего.

• Потерянные души имеют 21 сердце, каждое из которых вмещает по 250 капель Цвета.

• Братья, увы, сердец не имеют и к Прорыву неспособны, однако их запасы Цвета не ограничены.

• свободный росток лимфы Цвета содержит 7 капель.

• лёгкие капли содержат по 10 капель.

• оживлённое дерево в начале следующего оборота приносит 50 капель Цвета. Дерево остаётся живым пять оборотов.

• разработанный рудник приносит в начале следующего оборота 70 капель Цвета. Рудник приносит Цвет десять оборотов.

• в начале игры каждому герою выдаётся 200 капель Цвета-покровителя по его выбору.
По всем вопросам обращаться к:
Модераторы:
Ёни

Главный техник
Изумруд

Главный модератор
Странник

Главный мастер
Спящий

Мастер
Эни

Главный рекламщик
Пиар-вход
Ник: Потерянная душа; Пароль: 1111

Партнёры

Мор. Утопия

Каталоги

Игры
РПГ Горизонт событий Welcome to Rapture Сиэттл
NIMB&AMIK

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тургор: Начало » Флэшбэки » Посиделки у Рапунцель


Посиделки у Рапунцель

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

1. Название: посиделки у Рапунцель;
2. Участники: Нами и Идо;
3. Время действия: неопределенное будущее; 
4. Описание: в недавно появившейся Завязи, в Покое Ясли, встречаются две души — Ни и Идо, гостья и хозяйка Соцветия. Как они отреагируют друг на друга, к какому отношению придут? Незачем гадать, нужно спектакль играть. Что ж, знакомство начинается.

Она чертила путь своей же кровью, которая в последнее время начала утекать значительно быстрее, значительно ощутимее — вот, не успеешь оглянуться, и нет двадцати капель живительных Красок. Что это? Плата за существование, которую Спящий начал взимать со своих Гостей за то, что они разоряли его, за то, что жили в нем, за то, что имели счастье прикоснуться к величайшему богатству — Цвету?
Она чертила путь через Колыбель, через Башню, в тупиковую Завязь, в коей, разумеется, ранее даже не была. Зачем? Ну, надо же куда-то идти, ибо бездействие — убивает. Убивает сильнее, нежели трата Цвета, ибо Тратить — великая радость (не считая страха перед Братьями и причинением вреда Ему), хоть и великая боль, а бездействие — оно лишь приводит к апатии, к Дреме, в коей так легко расслабиться и разжать пальцы. Кануть в глубокие воды Леты, которых сия особа уже когда-то частично коснулась. Да, тогда, когда упала, когда лишилась памяти. И неважно, что сейчас она восстанавливается, это не приносит радости, иногда даже наоборот — огорчает.
Удар сердца — раз, удар сердца — два. Впереди замаячил слабый свет, а через третий удар Нами уже оказалась в новом Покое.
Когда глаза привыкли к романтическому полумраку, усердно поддерживаемым множеством свечей, нашедших свое уютное пристанище в канделябрах на болотных стенах, покрытых потертой позолотой узоров, Ни поняла свое расположение в этом пространстве — она стояла в шести метрах над полом, на стыке двух расходящихся по разным сторонам лестниц.
Немая вдохнула воздух и почувствовала в нем нотки ее родного Золота; от этого стало теплее, как и на душе, так и в теле — казалось, что и босые ноги стоят на теплом, не холодном, полу, что и полупрозрачная кожа медленно согревается, будто от ласкового тепла свеч, что и золотая цепь откликнулась теплом, постепенно переставая холодить кожу. Но от этого Душа не перестала кутаться в свою длинную накидку — единственную оставшуюся деталь гардероба, — и закрывать капюшоном веснушчатое лицо.
Взгляд вверх — и там, где обычно должен находиться свод, не было его видно. Казалось, что бесконечно ввысь тянутся узоры и свечи, плавающие на поверхности болота стен. Внизу — внизу что-то есть, уже радует. И там — огромная старинная кровать с балдахином, которая привлекла собою все внимание Немой, из-за этого больше ничего и не заметившей.
Неуверенный шаг — она спускается вниз. Один шажок, второй. Медленно, неуверенно, словно думая — а надо ли вообще спускаться? не повредит ли это Сестре? Но да поздно думать об этом — если уж и следовало задумываться, так еще с того момента, как Жнец предупредил, до того как ты, Гостья, повидала столько Пленниц и зашла сюда.
Отвлеченная мыслями, Ни вынырнула из них только тогда, когда шагать ниже уже нельзя было — все, пол. Сжавшись и отшатнувшись назад, она подала «голос»:
«Есть ли кто здесь?»

+1

2

Ленты бывают разные. Тонкие, широкие, короткие, длинные, разноцветные - на любой вкус и цвет. Таким обширным набором не всякая девушка может похвастаться. А Идо, естественно, могла. И очень этим гордилась. Ну и что, что кроме этого богатства у неё ничего нет, и не надо, ведь такого счастья ей вполне хватает. Сиди себе на одном месте, изредка куда-нибудь вылезая, и хорошо. Никаких неудач, несчастий, ранений - одно сплошное спокойствие. Длинное-длинное, как завитки на стенах, и очень приятное, как если бы вдруг по её жилам тёк вечно непрерывный поток любимых Цветов. Но, тем не менее, изредка нарушаемое.
Как раз спокойствием  и мыслями о лентах златоволосая Сестра и наслаждалась, лёжа на кровати лицом вниз и обнимая подушки. Гребень в кармашке неприятно колол кожу, но девушка не обращала на это внимание - уж слишком велико было удовольствие от лени. “Хорошо-то как...” - Идо зажмурилась. Она не знала, как другие, но своим положением она была вполне довольна. Пусть и с малым количеством Цвета, но по большей части неведомый Промежуток со всеми его порядками и правилами стал для златовласой чем-то привычным.
Так бы Идо и валялась ещё много-много времени, но её покой нарушили тихие шаги. Да, собственно, настолько неслышные, что поначалу Сестра приняла их за шутку скудного воображения. И лишь когда незнакомый голос, раздавшийся в голове, заставил её вздрогнуть, девушка приподнялась, прижимая к груди подушку и готовясь в любой момент её бросить.
- Здесь есть я. - осторожно начала Идо, садясь на лесенку у кровати. Имя своё она решила пока что умолчать. - А вот кто ты и что ты здесь делаешь - вопрос... И можешь не бояться - уж я-то тебе зла не сделаю, не умею. - пояснила она после небольшой паузы.
Собственный голос прозвучал с лёгкой хрипотцой, медленно и тихо, но до гостьи всё же должен был дойти. Кстати, о гостье... Незнакомку даже толком рассмотреть было нельзя - один сплошной плащ - и всё. “Кто же ко мне пожаловал, интересно?.. ”  Сестра перехватила подушку правой рукой и сползла по ступенькам вниз, встала, поправив ночнушку. Что-то подсказывало, что просто сидеть было бы крайне негостеприимно. Несмотря на то, что она не ожидала встречи с кем-то в ближайшее время, гостье она была рада. То, что некоторые ещё забредали время от времени в Ясли, значило, что одиночество Сестре не грозит. А это ведь хорошо, верно? Определённо верно. А раз верно, то и вести себя следует правильно. Вдруг  незнакомка испугается? Необычная Сестра она или же кто-то ещё?.. Под “кем-то ещё” подразумеваться могли только Гости. Просто потому, что на Недородка пришедшая вроде не смахивала, а уж на Брата тем более. Чуть более чем необычный визит. Помятая подушка в ладони быстро стала ненужным балластом и была откинута на одну из ступенек. Авось ещё обе руки понадобятся, что тогда делать? Вот и пришлось избавиться от пухлого перьевого квадрата в наволочке. Право дело, защищаться кроватными принадлежностями от незнакомцев поистине глупо...
"Ах, только бы не ушла!.." - воскликнула мысленно Идо. Ей эта ситуация казалась крайне интересной и чудной. Иногда ведь можно позволить себе пожелать маленькое приключение. А уж если оно продлится совсем немного и оставит после себя еще одно знакомство (приятное или нет - все равно) и пару мыслей, не требуя в ответ больших усилий, то и раздумывать не стоит. Вот оно, будущее воспоминание - гостья, и ждать её ответа сейчас можно столько, сколько потребуется.

+1

3

На кровати, скрываемой от любопытных глаз легким балдахином, явно кто-то зашевелился, когда Немая «озвучила» свой вопрос. И этот кто-то — наверняка Сестра, ведь больше некому. Братья на перинах не разлеживаются («А по Спящему за беззащитными девушками гоняются…»), а недородки — уж и подавно. Тем более что последние еще и вряд ли что-нибудь понимают, уже не говоря о том, чтобы отвечать девичьими голосами:
Здесь есть я, — было сказано неуверенно, с легкой хрипотцой, как будто загадочная незнакомка только что проснулась, разбуженная голосом Синевласки, у которой в мгновение Сердца аукнулись в пятки и там уже начали отбивать темп под кодовым названием «волнение».
Сестра, озвучив свой ответ, села на лесенку, ведущую на кровать, на последний из цветастых матрасов, а Нами — обняв плечи, подалась вперед и прищурилась, силясь разглядеть сидящую девушку.
А вот кто ты и что ты здесь делаешь — вопрос... — тем временем продолжала хозяйка Соцветия; Ни же, сжалась в неуверенности, на несколько секунд остановившись. — И можешь не бояться — уж я-то тебе зла не сделаю, не умею, — но после сих слов — вздохнула с некоторым облегчением и продолжила приближаться к спустившейся Сестре маленькими, почти незаметными шажками. Как же хорошо, что эта особа, по-видимому, добра и пока что не проявляет никакой агрессии. Как же хорошо, что ее не злит незваный гость, возможно, помешавший ее покою.
А Немая что? А Немая ничего — теперь-то она могла рассмотреть собеседницу. Рассмотреть и… ахнуть. Ахнуть от невероятного удивления, при этом едва устояв на ногах.
«Создатель милостивый!», — в мыслях выдохнула Душа, удивленным взглядом проводя по невероятной, поразительной длины волосам Пленницы, которые действительно… поражали. Все-таки, каких только не выдумывает Он Сестер! Интересно, а эта девушка молода? Она знала Юмэ, у которой были хоть и не такие длинные, но, все же, тоже не совсем обычные волосы? Знала ли?..
Нами закусила затрясшуюся губу и потупила глаз, на который, при воспоминании о странной дочери Серебра и Сирени, почему-то навернулись слезы. Почему бы? Вроде и не настолько хорошо знала ее, вроде и не совсем «сдружились», а все равно горечь утраты почему-то заставляет болеть где-то здесь, глубоко в груди.
«Прости, что без спроса зашла в твой Покой… — начала свою речь Бездноглазая, когда уже подавила в себе нахлынувшую печаль и пришла к выводу, что молчать, когда уже был подан голос, крайне невежливо. — Я… я просто гуляю по Спящему, знакомлюсь со всеми…», — изредка запинаясь, бродя взглядом по полу, ища за что бы ему зацепиться, и переминаясь с ноги на ногу, ответила Душа на вопрос о том, что же она, в конце концов, тут вообще забыла.
«Надеюсь, что я все же не сильно побеспокоила ее»
«Ой! Чуть не забыла! — встрепенулась Гостья, едва не подпрыгнув на месте. — Мое имя — Нами или просто Ни, как больше понравится. Мне, наверное, стоило представиться прежде, чем говорить предыдущее, да?», — синеглазая украдкой, подобно провинившемуся котенку, взглянула на стоявшую и терпеливо ожидающую Сестренку.
«А как тебя зовут?», — с улыбкой интересуется Странница, делая еще один осторожный, неуверенный шаг вперед; на бедрах, несколько раз обмотанная вокруг них, тихо звякнула цепь.

+1

4

В Промежутке многое случалось за долгие годы существования. И смерть Сестер, и, взамен, их рождение. У каждой был свой Брат, без которого было одновременно и сложно, и легко; Цвета, покровители и яды, которыми определялись внешность и характер. В Идо это сплелось странно, ибо со своим Золотом она любила не только кого-то, а в основном себя, вернее свои волосы. О, чего только она не натерпелась с ними!.. Но и невзгоды эти были в радость. А как же иначе, когда в ней, помимо длинных прядей, и не было ничего, что выделяло бы среди остальных? Ни особой красоты, ни ума, ни жизненного опыта - вот как чудно получилось. Оно, конечно, и не к спеху, но все же немного худо. Отрежь ей сейчас локоны - и можно было бы придумать замечательное прозвище, даже целых два: "Сестра Обыкновенная" или "Сестра Глупая". Но нет, отрезать ничего нельзя никак, совсем ни капли не хочется. Зато хочется услышать или увидеть хотя бы тень того, что окружающие видят её гордость. И вот, когда гостья подалась ближе и застыла на короткое время, наверняка рассматривая её, Идо даже улыбнулась, скрывшись за золотистой прядью. “Удивилась же! Наверняка удивилась!” - с радостью подумала Сестра. Каждой подобной реакции она искренне радовалась, потому как не часто ходили в ее Соцветие жители Спящего. Жителями она по умолчанию считала всех, не разбираясь до конца. Даже тех, кто не с самого начала находится в Спящем и уже кем-то до него был. Гости ведь уже здесь, ходят по Промежутку и не обделены Цветами, а значит живут в этом мире, и выгнать их - не гостеприимно, не интересно, и уж точно не правильно.
Слова незнакомки, что вновь прозвучали не вслух, а в голове, Идо внимательно выслушала и, коснувшись пальцами виска, собралась отвечать. В прошлый раз, когда пришедшая была далеко, можно было счесть голос в голове продолжением собственного бреда о треске свечей, воображаемых голосах собеседников, вернее, привыкнув к этому, не отличить его от реальности; но сейчас Сестре стало до ужаса интересно, отчего Гостья не говорит вслух. А вдруг все Гости в их малом количестве - такие же? Или эта уж очень особенная? Идо посмотрела на незнакомку, дунула на мешающие пряди, чтобы те чуть отлетели в сторону, но даже так разглядеть ничего не смогла. Ух, как хотелось узнать, отчего же эта странная немая в таком необычном одеянии! Или оно вовсе не необычное?.. Всё новое всегда завораживало Идо, так что из прибытия Гостьи, не ставшей исключением, она решила извлечь для себя не одну-единственную крупинку, а целые мешки драгоценной крупы. Что за крупа такая, Сестра тоже не особо понимала, но значения это ровным счетом не имело никакого.
- Представиться ты можешь когда хочешь, так ведь немного интереснее, правда? У тебя красивое имя, до этого я похожих не слышала. - она засмеялась, тоже делая шаг в сторону немой. Такой провинившийся и смущённый взгляд Гостьи казался ей... милым. - А я Идо. Легко запомнить, да?..
- Я только рада, что кто-то ко мне заглянул. - улыбнулась девушка. - Всё-таки совсем не часто здесь можно увидеть не просто стены да пустоту... - Сестра на мгновение замолкла, посмотрела на подушку позади и продолжила. - Гуляешь по Спящему, значит... А многих ты уже знаешь? Какие они?
Вопрос не то чтобы был произнесён специально, скорее вырвался сам, пока не поздно, пока его не зарыли в густую жижу с такими же вопросами о мире, что Идо прятала в себе, и не предали забвению, потеряв и забыв. Сестра спохватилась об этом не вовремя, но слово не воробей даже в Промежутке, а потому и сделать было ничего нельзя. Разве что сделать вид, что не было их, этих последних слов, да Идо это было не под силу. Она оглядела Гостью, перевела взгляд на Покой, из-за темноты которого вряд ли можно было действительно увидеть окружающее чётко, и застыла, погрузившись в долгий мыслительный процесс. Уж такая была Идо - либо думала, либо двигалась. И нет в этом ничего хорошего, ровно как и плохого. В конце концов думы, состоявшие прежде всего из повторений о внешней измотанности Гостьи, покинули золотовласую головку, и Сестра, смущённо одергивая рубаху, ненавязчиво предложила:
- Тебе, наверное, не очень удобно... Ну, стоять. Если хочешь, можно забраться туда. - Идо указала тонким длинным пальцем на верх кровати, где всё ещё валялись разбросанные подушки. - Там ведь, наверное, намного лучше...   

0


Вы здесь » Тургор: Начало » Флэшбэки » Посиделки у Рапунцель