Тургор: Начало

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тургор: Начало » Покои Сестёр » Топь Аги


Топь Аги

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Сей Покой ты отыщешь между Лабораторией Ани и Домом Яни.
Всепоглощающая тишина – вот что первым поражает в нём. Здесь нет музыки, которую обычно дарит Отец своим дочерям.
Око Спящего выводит на тёмную тропу посреди болота. Тут и там из воды торчат корявые, перекрученные деревья. Не настоящие, но отлитые фантазией Спящего из тёмного стекла и пронизанные изнутри ярко-алыми нитями: будто сосудами. Если долго смотреть на них - кажется, что они пульсируют, будто где-то глубоко под Топью, на самой границе с Кошмаром, бьётся огромное сердце. Со свода Покоя повсюду свешиваются нити, унизанные крупными цветными бусинами. Сам свод теряется в темноте.
Среди деревьев постоянно мелькают тени, изредка – слышится дразнящее эхо чьего-то смеха. Но сколько бы незадачливый гость не вертелся по сторонам, он никого не увидит.
Если идти прямо, можно увидеть два поворота. Один из них заканчивается мутным озерцом, посреди которого возвышается крест, сплетённый из корней. На нём висит кривая разодранная тряпичная кукла; каждый раз, когда гость отворачивается, она меняет положение. В конце второго фальшивый костёр, в котором вместо огня – горячее воспоминание о Янтаре. Вокруг раскиданы незаконченные деревянные фигурки – непропорциональные, гротескные, скрюченные… дети?
Если Аги узнает, что кто-то заходил туда, она придёт в ярость.
В конце тропы - поляна, земля которой не видна под тёмными корнями, будто растущими вверх из глубины. И гладкий камень из стекла, на котором сидит хозяйка этого покоя, неизменно бьющая острым булыжником свою Цепь.
Пока безуспешно.

Отредактировано Аги (03.02.2013 02:31:47)

0

2

Завиток (сад Эли) ==>
[–9 капель Пурпура]

Ани после разговора с Сестрой-во-Пурпуре осталась явно в приподнятом расположении духа. Явно довольной: эта Сестрица ей понравилась, как и все дочери Ярого, что ей были известны до этого.
Но, вот, с дочерьми Изумруда дела обстояли несколько иначе. Она их не любила. Она их уважала. И мудрую Уту, натянутую струну меж измерениями, и страдалицу Иму, чье извечное страдание в объятьях Зелени могло бы сломить кого угодно… Но не эту принцессу, запертую в башне, где она каждое мгновение подвергается адской пытке Лазурью внутри нее. Именно поэтому Ученая ненавидела Грозную — она карала тех, кто оказался под ее крылом. Жестоко и нещадно.
«Словно в отместку. Сама страдаю — пусть другие мучаются»
За своими размышлениями, затягивающими подобно трясине, Звездочет и сама не поняла, когда ее рука дрогнула и привела ее к… Топи?
«Создатель, ты все-таки не лишен юмора, хочу тебе сказать»
Сестра хорошо знает этот Покой. Соседний, соединяющий ее с Домом маленькой Яни. Ну, как знает… Хорошо осведомлена о том, что это Соцветие там находится. А Цвета нашептали ей названия тех застывших снов, что завязал вокруг себя Покой-ключ.
Больше ей ничего не было интересно. От этого домена разило претящим Янтарем. Жадным, буйным! Тошнотворным и ядовитым. От этого туда совершенно не хотелось идти. Особенно если учитывать его связь с Серебром…
«Что же, к Яре зашла, а к этой Сестре — не зайду? Мне было бы интересно посмотреть на нее. Сравнить, так сказать. Ведь все познается в сравнении», — так порешила умная жена для себя, входя в это странное состояние души…
Око будто с радостью «выплюнуло» из себя путницу-женщину, только, наверно, ручкой вслед не помахав. Ани же, наученная горьким опытом многих прожитых Циклов, удачно приземлилась на здоровую ногу, так и оставив на ней в дальнейшем бо́льшую часть веса своего тела, хоть и эфемерного, но вполне ощутимого.
А подобрав одной десницей полы своего тяжелого одеяния, Ученая огляделась, изучая новый Покой. Хотя бы его часть, самую первую, открывающую двери и встречающую гостей.
«Необычная, однако, Топь, — прищурилась Алхимик, протягивая свободную руку вверх и одним движением пальца качнув одну из цветных бусин, облепившую собой, как роса траву, нити. — Но до Котла недотягивает. После него все Покои кажутся… не такими. Но тут и атмосфера другая. Если у Яры была — легкая, веселая, даже яд слабо ощущался, то тут… Тут воздух давит. Здесь тяжело дышать. Даже Сердца, кажется, забились медленнее, словно борясь со сжавшими их пальцами. Например, Надзирателя. Вот у того-то точно пальцы, как крюки! Вопьются — не отдерешь. Жаль малютку Яни, конечно»
Она уже шагала, шаркая, подволакивая конечность в мучительном, но спасительном корсете, вперед.
«Темно, как и везде. Вода грязная, с ряской, — делала сухие замечания Ученая на своем пути. — А вот деревья… Еще нигде я не видела их из стекла. Да еще и с какими-то нитями, — задумалась она. А затем, только что не махнув, добавила: — Ну да каждая Сестра приносит с собой что-то новое: вон, до Ире я никогда не видела листьев. Вот тогда было удивление и открытие! А потом оказалось, что и Ящер, Братья его дери, в листве себе гнездо обустроил, пташка певчая. Правда, боюсь, от его прекрасного голоса, если он когда-нибудь решит раздаться, в нашем лесу все недородки подохнут. Не могу сказать, что это плохо. Но свои уши я предпочла бы поберечь»
Шаг, шаг, еще. И вот дева в алых одеждах подходит к развилке.
«На право пойдешь…», — хмыкнула Хозяйка, скептическим взором глянув на все три стороны. Влево. Прямо. Вправо. Куда? Не монетку же кидать или бусинки срывать?
Но зеленоглазая решила особо не извращаться: пошла не сворачивая. Ей такой путь показался более… правильным. И она лишь сильнее убедилась в своем выводе, вначале услышав глухой стук, а затем — и шевелящееся размывчатое пятно, на недородка, если они водились в каких-либо Ключах, кроме Башни, явно не смахивающее даже при плохом зрении.
«Хах, не прогадала!»
Женщина на мгновение остановилась, дабы поправить пенсне (а то, оно, конечно, абстрактность абстрактностью, но лучше видеть все четко и ясно) на носу и перехватить другой рукой бархат, а затем, насколько это было возможно, — ускорила шаг, желая скорее добраться.
Доброго тебе Цвета, Сестра! — поприветствовала «родственницу» Ученая, вставши перед границей поляны. Зачем? С одной стороны, чтобы приготовиться к прохождению «полосы препятствий», а то ж, поди, не молодая козочка — легко по корешкам скакать, а с другой — дабы присмотреться к Пленнице. Пленнице собственного Покоя.
«Прикована корнями, как собака цепью. Неужто зла и бешена?», — усмехнулась в мыслях Ученая, не догадываясь, насколько она близка к истине.
Пока что не догадываясь.
Ани шагнула на плотную сеть из корней, при этом вопросив:
Как Отец тебя нарек?

Отредактировано Ани (03.02.2013 15:32:25)

+1

3

Обороты и Циклы тянулись один за другим, унылые, серые, одинаковые.
И голодные, о, какие же голодные! 
Спящий не призвал для Аги Брата, и некому было её кормить и наказывать. К ней перестали ходить Сестры, не то наученные горьким опытом, не то просто  позабывшие о ней. О Гостях не было слышно так давно, что Аги уже и позабыла, сколько Циклов назад это было.
Время для Сестры будто застыло, её принял в свои обьятия тягучий тёмный транс, и постепенно она отрешилась от голода. Всё потеряло смысл, кроме глухого стука булыжника о переплетение корней. Она сама стала этим звуком. Стук-стук-стук Сердца в груди, полупустые, саднящие от голода. Стук - сердце под Покоем, питающее здешние деревья ядовитой кровью тварей из Кошмара. Стук - совсем тихо - куколка неловко лазает по своему кресту.
Порой Аги хотелось позвать её и приласкать как следует, чтобы потом распотрошить и посмотреть, есть ли внутри хоть немного Цвета. Порой Аги опасалась, что куколка сама её распотрошит.
Подберется сзади потихоньку, и... в такие моменты Сестра промахивалась, попадая по стеклу своего камня - по Покою разносился пронзительный, оглушающий звон...
...и явление в Топи посетителя Аги едва с этим звоном не перепутала.
Замерла, выронив булыжник куда-то в сплетение корней у подножия своего прозрачного ложа, содрогнулась в приступе мучительного голода, ощущение которого возвратилось вместе с... сознанием, действительно.
Казалось, своим спасительным трансом Аги слишком близко подошла к грани губительной дрёмы.
К тому моменту, как она оправилась и обрела способность ясно мыслить, нежданная,  но - Спящий, какая желанная! - гостья показалась на границе поляны.
На пожелание её Аги ничего не ответила, только растянула губы в неестественной улыбке.
Смотри-ка, какая. Старая, даже древняя - таких Аги ещё не видала. Алые одежды и седые волосы, худая, ходит - Сестра усмехнулась - с трудом. Но тут же поджала губы от зависти: ходит! Спящий, иногда она даже желала, чтобы Братья выполнили свои угрозы и приковали всех. Тогда-то они ощутят, что значит... Аги оборвала сама себя.
Нет.
Чем тогда она станет питаться и кому рассказывать сказки? А сказки должны быть рассказаны. В этом их суть. 
Её суть.
Сестра медленно втянула носом тяжелый, густой воздух, подавшись вперед. Запах железа и запах дыма, кровь и горький отвар, щит и меч.
Изумруд и Пурпур, вот как.
Ни один из них не тёк в её жилах, но и ни один не являлся ядом - уже хорошо. Аги облизнула губы - да, просто прекрасно.
Заговорила, наконец, внимательно следя за каждым движением гостьи.
- Моё имя - Аги, старшая Сестра. Скажи, как мне звать тебя? И знай - я рада твоему приходу.
"А Цвету, которого ты мне пожелала, рада вдвойне."

+1

4

А Сестренка-то, хоть и молчком, да улыбается. Как-то натянуто, как-то фальшиво. Ани, хотя и не была знатоком Янтарных проявлений, поняла, что губки на этой мордашке растянулись отнюдь не от радости. По крайней мере, не общепринятого ее понимания. Сестре даже показалось на мгновение, что именно так улыбалась бы Айя, сойди она с ума от Серебра своей госпожи. Безумная акула. Хороша животинка. Для усыпления. Для гарпуна в бок.
Ученая тряхнула головой, отгоняя ассоциации, навеянные не то выражениями лица той, что ныне была визави Старшей, не то самими его чертами. Тем, что скрыто в ее тусклых янтарных очах.
«Ты погляди — глаза-то какие волчьи. Оттого, видимо, на поводок посадили. А есть ли на ошейнике шипы с внутренней стороны?»
Пока они молчат, Ани намеренно медленно приближается ближе, тяжело идя по неровностям поляны, внимательно глядя на хозяйку этого болота. Скользит взглядом по ней, начиная с седых собранных волос и заканчивая белыми ногами, до корневой цепи. Не в открытую зрит — опустила голову, мол, под свои ноги глядит, а глаза скосила на дочь враждебного Янтаря. И челка помогает скрыть тайную «слежку».
А ведь обе наблюдают друг за другом… Пристально. Будто два зверя столкнулись. Хищника. Интересно, раз Звездочет определила Аги как собаку, то кем же посчитает себя в этой ситуации?
«Старой облезлой кошкой с подбитой лапой, — в мыслях издала она смешок. — Но хвостом перед носом все равно помахать смогу. Интересно, лаять будет?», — и откуда только такой негатив? Как Пожирателям, право слово. Хотя, если припомнить отношение к дочери Буйного, не смешавшей его в адском зелье с Пурпуром, то оно было не лучше.
Ани презрительно, с отвращением скривилась где-то внутри, под Изумрудной скорлупой, не допуская изменений лица на самом деле.
Ире. Отвратительное животное. Развратное, похотливое, готовое продать все. Да только купца на такой товар все нет и нет. Как и у нее — гордости. Гадко. Больше презрения и плевка в лицо не заслуживает.
Но посмотрим, что будет дальше. Как сложится с Аги.
Ученую вновь затянули мысли, и выдернули ее две вещи: заговорившая подопечная Серебра, да платье самой женщины, словно нарочито остановившее свою владелицу, зацепившись за корень. Ани, возвратившись в реальность, выслушала речи Сестры, отстраненно кивнула в ответ на них и, не став особо церемониться, презрительно фыркнув, резко дернула край своего одеяния. Зазвенели браслеты, затрещала ткань, оставляя маленький клочок себя в скрюченной лапе корня. Дщерь Ярого и Спокойного никогда не держалась за свои тряпки, не тряслась за них. Ее поле — шахматная доска, а не девчачьи игрушки. Но после этого Алхимик остановилась на месте.
Мое имя схоже с твоим, Аги, — усмехнулась Пленница, отводя лик от причины своего небольшого, но беспокойства, и обращая его к Сестре. — Зови меня Ани, дочь Буйного и Странного. — И, чуть насмешливо вскинув бровь, спросила: — Неужто на твое чудное болотце так редко заходят, что ты уже и рада компании? — и при этом, как будто непринужденно отряхивая и оправляя свое одеяние, в котором после встречи с Ямой дыр поприбавилось, словно занятая всем этим процессом, поглядывала на Аги, вымеряя расстояние. Длина цепи, плюс то, на которое девушка примерно сможет дотянуться… Выходит, Алхимик стояла в зоне досягаемости, но довольно удобной — два шага назад и незримые границы перейдены.
Есть ли у тебя Слуга, Хозяйка? — спросила Звездочет, отвлекаясь от своего прежнего занятия и пристально посмотрев в глаза собеседницы. — А то будет некрасиво, если нас сейчас прервут. Братья у нас на то горазды.

+1

5

Аги ловила взглядом каждое движение старшей.
Трудно будет. Это не юная девочка, теряющая бдительность спустя вздох от начала разговора, нет. Аги так и не сумела понять, наблюдает за ней Ани или нет, но в движениях той - как будто неловких, как будто усталых – скользила чуткая настороженность. Сестра даже почувствовала лёгкое сожаление – не будь она так голодна… можно было бы и поговорить. Рассказать и услышать много, очень много.
Но Аги ведь не сдержится. Да и… не хочется сдерживаться.
Когда Ани резко высвободила своё платье из хватки корня, Аги отчего-то подумалось: «Ящерица. Старая, яркая, холодная. Ядовитая. Оставит хвост в ладонях, а сама вырвется»
- Надо же, как интересно, - Аги прищурилась, - наши имена так похожи, а Лимфа, что шепчет в наших Сердцах, столь различна. И ещё... что-то в тебе кажется мне удивительно знакомым. Твой голос, - она прикрыла глаза, - твой запах. Мне тяжело судить об устройстве Отца, ведь я с рождения нахожусь здесь. Но всё-таки позволь предположить: мы соседки с тобой, драгоценная Ани? Если так, почему ты раньше не навещала меня? - добавила в голос обиды с едва уловимой насмешкой.
- Неужто на твое чудное болотце так редко заходят, что ты уже и рада компании?
Улыбнулась мягко, прикрыв глаза:
- Я всегда рада компании, Ани. Какой угодно.
Говоря, крепко сжала пальцы на коленях, сминая ткань подола. Короткие ногти впивались в ладони, боль помогала сдерживаться.
Ани была близко, так близко, что от жадности кружилась голова. Как голод человека в тысячу раз усиливается, когда рядом с ним ставят поднос с изысканными яствами, так при виде родственницы алчность хищной Сестры разрослась, будто пожар на ветру, тянущей болью терзая Сердца. Нет-нет-нет, тише, пусть подойдёт ещё поближе, пусть – так, чтобы наверняка не сбежала.
Ани будто и замечала её метания, но в чём дело – понимала врядли. К несчастью для себя.
- Если Слугами ты зовёшь Братьев, то нет. Ни один из них до сих пор не заявил прав на меня, и даже не знаю – хорошо это или плохо. Вместо Брата меня держит моя Цепь – только вот отчего-то, - Аги позволила ядовитой усмешке скользнуть по губам, - не кормит, совсем не кормит. Надеюсь, когда-нибудь я всё-таки избавлюсь от неё… и, быть может, посмотрю на твой Покой, - облизнулась, - а потом и на следующий. На все, если только…
Бросила на Ани быстрый взгляд:
- Неважно.
Аги поднялась с камня, нарочито неторопливо и сладко потянулась, нежно погладила гладкие бусины, свисающие с небес, незаметно переступая к гостье поближе. Порой ей хотелось потрогать стеклянные деревья, обступающие её дом, порой хотелось прислониться к одному из них и послушать ритмичный ток - чего? - внутри.
Но ей позволено было только смотреть. Даже на собственный Покой. Это одновременно мучило и радовало: ведь как только тронет, тут же захочет разбить, сломать, забрать крохи драгоценной Лимфы себе.
А пока можно было просто любоваться Цикл за Циклом, пока не возненавидит это место настолько, что отгрызёт себе ногу и сбежит, оставив разум в корнях этой поляны так же, как Ани оставила клок своего одеяния.
Аги тряхнула головой, отгоняя ненужные мысли, заговорила почти заботливо, пристально глядя Ани в глаза:
- Но послушай, старшая, я вижу – ты ходишь с трудом. Почему бы тебе не присесть на мой камень? Так нам было бы удобнее разговаривать.

Отредактировано Аги (04.02.2013 00:49:32)

+1


Вы здесь » Тургор: Начало » Покои Сестёр » Топь Аги