Тургор: Начало

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тургор: Начало » Сады » Завиток (сад Эли)


Завиток (сад Эли)

Сообщений 31 страница 60 из 63

31

Хитрость удавалась малышке с трудом и это вызвало улыбку Авы. Не насмешливую, а скорее заинтересованно-теплую. Сестра почувствовала Покровителя Эни и признав в нем Цвет-Загадку внутренне восхитилась.
"Какое интересное сочетание... Тайна и Любовь. Чтож, посмотрим, в чём это может выражаться. Сейчас я пока что вижу маленького птенчика, который впервые осмелел и выпорхнул из гнезда. А кто-то на счастье перед этим полетом подарил ему Пурпурное перо... Какая же ты интересная, Эни...
- Говоришь видела сон? Протянула Сфинкс, внезапно вспомнив своё сновидение с Безумным Цветом.
"...и если уж Янтарь напророчествовал мне появление Души, то что могло присниться тебе, Маленькая Странница? И кто из Цветов нашептал тебе моё имя?"
- Может быть поделишься, расскажешь, ммм? Я настоящая мастерица по толкованию сновидений!
Ава устроилась поудобнее и с интересом посмотрела на Лучик. Мысли в голове смуглой Сестрицы гудели роились как стая Трутней перед каплей Цвета.
"Так значит вот кого Нами видела первой! Ну что же, не попала к Эли, так повстречала тебя, воистину пути Спящего неисповедимы..."
Она положила подбородок на сплетенные пальцы и чуть прикрыв глаза промурлыкала:
- И дружочек у тебя славный! Янтарные очи пристально изучали прижатую к груди девочки куклу, - как его зовут?
Ну же, не стесняйся, я совершенно точно не ем маленьких девочек!

И Ава рассмеялась почти беззвучно, что еще больше сблизило её с образом большой хищной, но сытой кошки.

+3

32

-Говоришь видела сон?-женщина приблизилась к Эни. Не понятно было точно, о чем думала Ава, но, судя по блеску ее янтарных глаз, видно было, что она крайне заинтересована маленьким существом. Теперь ей, наверняка, захочется узнать о девочке все, что только можно, а ведь это было так легко!
-Может быть поделишься, расскажешь, ммм? Я настоящая мастерица по толкованию сновидений!
Так оно и есть... Меня стараются разговорить...
Кроха замялась, подбирая в голове нужные слова. Задача была не из легких, ибо там сейчас была непонятная каша. Сразу так взять и начать беседу с незкакомым человеком - раньше это было так просто! А теперь что-то внутри мешало Младшей открыть рот, кивнуть или улыбнуться. Лучик, как маленький напуганный зверек смотрела на Старшую, будто вообще впервые покинула Соцветие и натолкнулась на нечто неизвестное, непонятное.
К счастью (или же не совсем), собеседница решила не останавливаться на достигнутом. Своим приятным бархатным голосом она уверила Эни в том, что не причинит ей вреда, задала вопрос об игрушке. Словом, пыталась перевести разговор на дружеский лад. Девочке от этого стало легче.
-Думаю, это сновидение не требует трактовок...-наконец произнесла малышка, покачав головой-Оно было полно тревог, мне явилось страшное чудовище - вестник пустого Оборота, холод, голод... и Кошмар. Это все грустно и горько, но если ты сможешь, Сестра, объясни.
В этих словах не было и доли лжи. Это отражалось в стальных глазах Лучика.
Художница вздохнула, и, решив, что будет невежливо просто так сидеть и ждать от Авы ответа, представила Адриана, и рассказала немного о Покое, откуда пришла.
-А как зовется твой дом, Сестра? Какой он?

+1

33

"Вот так и воюют Янтарь и Золото... Буйный хочет всё здесь и сейчас, а Золото радо бы довериться, да некому..."
Ава внимательно слушала Эни, тщательно пытаясь подобрать нужные слова и не изменить при этом направление разговора.
- Твой сон это голос одного из Цветов, а их воля - воля Спящего, нашего Отца. Раз тебе было показано то, что ты описала, значит это должно произойти в скором времени. Но не стоит бояться, Младшая, это лишь первый Пустой оборот за долгое время. Цвет еще придет! Обязательно придет!
Выслушав рассказ девочки о Чердаке Ава задумалась и отметила, что неплохо бы побродить по Соцветию Эни. После этого кивнула Адриану и коснулась его тряпичного животика. 
"Знакомство состоялось, прелюдия окончена. Чтож, стиль моей игры ты поняла, Младшая, но все ли ходы и правила ты знаешь?"
Ава слегка отстранилась, видя что сближение вызывает у Эни неприятные ощущения. Вероятно Янтарь, которым было заполнено сердце Сфинкс сейчас старался разогнать и без того запутавшиеся мысли малышки.
- Мой Покой называется Альков, Эни. Он теплый и уютный, там всегда горит множество ярких свечей и есть место, где можно с удовольствием поваляться забыв о своих заботах. Я конечно же приглашу тебя в гости! Буду рада, если ты найдешь время забежать, но сейчас, увы, я тороплюсь - спешу к своей старой знакомой чтобы рассказать о своей новой подружке. Она такая милая! И ходит с веерами, прямо как наша Эхо... Её зовут Нами...
Янтарь глаз Авы потеплел, словно желая расплавить сталь взгляда Эни.

+2

34

Крошка нахмурилась.
-Воля? То есть, воля Спящего – лишиться Цвета? Заморить себя и своих детей голодом? Прости, Ава, может, я, конечно, неправильно поняла твои слова. Но не верю я во все это. Что-то мне подсказывает, что здесь причина в другом. Нечто непонятное случилось с Промежутком, и теперь Он таким образом переживает изменения, произошедшие с ним… или пришедшие извне. - пауза, невольно в голову полезли мысли о Нами.
Не удивительно. То, что сейчас происходит – все из-за тебя, моя милая Гостья…
-Если верить сну, то должно произойти нечто ужасное. Даже если это случиться - я не боюсь за себя, Ава. -Эни коснулась кончиком пальца алого пера.- Но за Отца и Сестер переживаю сильно. Я свято верю в то, что Цвет вернется. Только вот, когда…
Зациклиться на печальных мыслях Луч так и не смогла, так как Сфинкс тут же расшевелила их разговорами об Алькове. Интересно было бы заглянуть туда. – подумала Младшая и тут же отказалась от этой идеи.
-Значит, ты торопишься. Прости, я, наверное, задерживаю тебя…-прошептала она, но запнулась на полуслове.
-… спешу к своей старой знакомой чтобы рассказать о своей новой подружке. Она такая милая! И ходит с веерами, прямо как наша Эхо... Её зовут Нами...-при этом янтарные глаза уперлись в Эни, как бы ожидая ответной реакции.
Легкая улыбка коснулась губ Лучика, в глазах заиграли красивые огоньки. Ни и в правду говорила с ней, и рассказала обо мне… Надеюсь, ты помянула меня добрым словом, Странница.
-Заблудшая душа была у тебя?.. Так и есть. – девочка присела на древесный корень и взглянула на Старшую. -Как она? Жива ли? Ходят слухи, на нее охотятся Братья…
Младшая замолкла, ожидая от Авы ответа.

Отредактировано Эни (17.10.2011 14:05:29)

+2

35

Слушая Эни Ава мысленно покачала головой:
"Вот оно - Золото, во всём своем блеске и славе - все мысли о других, о себе ничего. Такая маленькая, а думаешь об Отце, о Цветах, о Душе, которую считаешь... другом? Ох, молодо-зелено..."
Когда же Эни коснулась пера, в сердце Сфинкс вспыхнула кровавая искра.
"Как же мне быть? Что толку сейчас рассказывать тебе о том, что все эти разговоры приведут тебя рано или поздно на порог Врат Кошмара... Что попадись ты Брату - и экзекуция будет быстрой и краткой, как жизнь Трутня... А может я излишне драматизирую?
На лице же Сестры отразилось искреннее удивление:
- Так вы с ней знакомы? Как интересно! Да, Нами побывала у меня в Алькове и мы не так давно расстались. Я, к сожалению, не знаю, куда она направилась, как не знаю и то, что за ней охотятся, сохрани её Спящий, Братья!   
Удивление сменилось тревогой.
- Скажи, а что именно так заинтересовало Хранителей, может быть тебе, маленький светлый Лучик, известно больше моего? Мне же Синеглазая показалась довольно милой... Да и за своё краткое путешествие её похоже уже немало досталось...     
Ава коснулась своего металлического медальона с алым камнем. Мысли медленно приобретали зловещую окраску, но Маленькой Сестре знать об этом было совершенно не обязательно!
"Надо найти Айю! Уж кому как ни ей, Дочери Пурпура и Янтаря, может быть известно, чем сейчас заняты Праведники..."

+3

36

Сестра дослушала Старшую до конца.
-Знала бы я об этом, не стала бы искать тебя, Ава.-выпалила кроха.- Хотя, у меня есть кое-какие предположения... Посмотри на эти деревья.-Младшая коснулась рукой слабо мерцающего ствола.-Что ты видишь? ... Все верно: они раскрашены. В Лазурь и Золото. Знай: это нарисовано руками Нами.
Пока Сфинкс осматривала растения, девочка монотонно произнесла:
-"Любые траты бездумны... Отдавая, ты убиваешь Отца."-когда малышка произнесла последние слова, что-то переменилось во взгляде Авы. Янтарные глаза на мгновение вспыхнули странным недобрым огоньком, который тут же погас. В прочем, Эни не обратила на это особого внимания и продолжила.-Так сказал мне один Брат. Я не знаю еще пока до конца, что эта фраза значит, но она явно относится к какому-то своду законов, созданных Фратрией. Ты, кстати, знаешь что-нибудь об этих правилах? Ни их, похоже, нарушает... И бедняжке теперь грозит пропасть Кошмара, в качестве наказания.
На Сердце стало тяжело, но Лучик смогла подавить в себе эту боль. Сейчас не время переживать за Гостью... Не время. Она пришла спросить у Старшей совета или, на худой конец, разведать у нее что-нибудь об Отце, дабы потом воспользоваться этими знаниями на благо Странницы, а, возможно, и всего Промежутка.
-Споконее, Дитя. Я рядом.-прошелестела кукла на руках.
Приятно знать в такие минуты, что лучший друг помнит о тебе.
-... Спасибо, Адри. ... Я знаю. Я спокойна. ... Мне нужно продолжить разговор.
Лучик сжала перо в ладошке и снова повернулась к Сфикнсу.
-Э-эй, Сестрица, что с тобой? - Ава стояла перед ней, положив руку на алый медальон на груди, с таким выражением лица, что Эни стало не по себе.

Отредактировано Эни (22.10.2011 21:34:41)

+1

37

Прохладно, как-то по-будничному Ава бросила на девочку быстрый взгляд и проговорила:
- Твоя вспыльчивость убьет тебя, Эни.
Сфинкс встала и глядя на раскрашенное дерево продолжила:
- Это мой первый совет, если ты хочешь услышать от меня что-то действительно важное. Будь осторожнее со словами, особенно если говоришь их незнакомцам. Сейчас для тебя наверняка все являются немного незнакомцами, хотя в этом я уже начинаю сомневаться...   
За последние два оборота Ава ловила себя на мысли, что она слишком часто становилась кем-то вроде инструктора: Рыжая Ёни, Намида, а теперь еще и эта Дочь Золота и любимой Сирени пыталась получить от неё какой-то совет, который должен спасти уж если не чью-то жизнь, то по крайней мере сохранить покой Спящего.
"Кошмар меня забери, если я сама знаю что сейчас нужно делать! Душа раскрашивающая деревья, молодая Сестра, бродящая по Путям и носящая Пурпурное перо, Братья, которые занимаются Ящер знает чем и в то же время уже гоняющиеся за Намидой... Что мне со всем этим делать? Слишком много непонятной и совершенно непроверенной информации... Слухи, слухи.. И самое обидное - их источник не Я! Любая интрига обернется против меня, если только не попытаться..."
...и с этими мыслями Ава снова перевела взгляд на Лучик.
- и сомнения мои в первую очередь касаются того самого Брата, который рассказал тебе про Табу. Который допустил, чтобы ты вышла из своего Соцветия без присмотра. Это твой Хранитель? Сомневаюсь! Иначе он уже стоял бы на Суде Праведных... Более того...Ава указала на зажатое в кулачке девочки Перо - это его подарок?     
Сейчас Сфинкс впервые за многие обороты своей жизни была не рада Сирени, которая стала одним из Покровителей для Эни.
"Именно Сирень не даст тебе сказать мне всей правды, Младшая. Но я и не жду её от тебя. Мне нужно только имя..."
- Остерегись! Спрячь и никому не показывай ЭТОГО! Ты подписываешь смертный приговор не только себе.... Ава резко присела и уставилась пылающими Янтарем глазами в лицо девочки - но и ему. А раз у вас уже сложились столь хрупкие, но при этом тайные отношения, то задумайся, насколько больно может быть твоим Сердцам, если ты своими глазами увидишь как его сбросят в Кошмар! 
Вздохнув и прикрыв глаза она вдруг сменила тон.
- Нагнала на тебя страху, да?
Хитро улыбнувшись и уже не напоминая разъярённую пантеру Ава подмигнула Эни, словно ничего и не произошло.
- Слушай и запоминай, Маленькая Сестрёнка. Табу - это то, чего нельзя нарушать ни под каким предлогом. Касаются они прежде всего Цвета и того, что мы с ним делаем. Так же это касается отношения Брата и вверенной ему Сестры. В двух словах - держи Цвет в Сердце и не перечь Брату - вот самые простые правила для того, чтобы прожить на два-три Цикла подольше. Мне просто странно то, что ты уже знаешь про Кошмар, но ничего не знаешь о том, за что туда попадают. Неужели ОН не рассказал тебе об этом?   
Сфинкс грациозно потянулась и опустив подбородок на переплетеные руки промурлыкала:
- А что нарушает Нами я не знаю, равно как не знаю где она сейчас. Но то что она делает - действительно преступление. Если Фратрия узнает об этом - за нее никто и слова не скажет, поверь мне. Поэтому, если ты увидишь её первой, обязательно скажи, что Братья не прощают подобного обращения с Цветами! А лучше будет, если ты расспросишь об этом своего .. Друга. Нет, не Адриана, хотя он наверное тоже может тебе что-нибудь посоветовать... Брата, которого ты уже видела. Всё-таки он ближе к остальным Праведникам, глядишь, у Нами появится какая-никакая защита в его лице... А кстати, а как его зовут?

Отредактировано Ава (22.10.2011 23:33:17)

+3

38

- Твоя вспыльчивость убьет тебя, Эни.
Слова Авы громом обрушились на детскую головку. Лучик даже отпрянула назад и продолжила смотреть на Старшую испуганными глазами.
Вспыльчивость? Но я же не сказала ничего резкого...-вертелось первые несколько секунд у нее в голове, но стоило Младшей получше переварить информацию, поступающую извне, кое-что прояснилось. В попытках оперировать Сиренью, дабы выудить из Сестры хоть какую-нибудь информацию, еще неопытная Младшая воспользовалась не тем инструментом. Иными словами, она ляпнула то, что по праву считается незаконным.
-Будь осторожнее со словами.-услышала она от Сфинкс секундами позже. Эни пришла к выводу, что теперь, пожалуй, запомнит этот совет на всю жизнь.
Даже хорошо, что ей сделали такое замечание сейчас... и что сделала его родственная душа по Цвету. Представьте, будь на месте Авы кто-нибудь из Братьев. Даже Ищущий без промедления вырвал бы у девочки ее оскверненные запретными знаниями Сердца.
Так что, на том спасибо тебе, Царица.
А Ава, тем временем, совсем переменилась в лице. Янтарное пламя окатило ее с головой. Она буквально накинулась на кроху, своими горячими речами наводя ужас на малолетнее создание. Ужас и страх. Вот оно, вот влияние Яда!
Буйному некого расшевелить, Золоту — некому открыться, а Сирень требует пищи. Только полностью насытиться не может. Кто-то о чем-то умалчивает. Кто-то что-то недоговаривает. А самое важное остается скрытым. Где-то глубоко под покровом кожи Лучику даже понравилась эта игра. Но победа все равно останется за Авой, что и подтвердили последние несколько секунд. Подтвердили бы, если в Спящем не произошла бы одна внезапная перемена.
Высказав все в лицо Эни, Сфинкс вздохнула и прикрыла глаза.
-Нагнала на тебя страху, да?- легкая улыбка коснулась губ женщины. Лучик, дрожащая, как осенний лист, наконец, смогла выпрямиться и спокойно лицезреть свою собеседницу. Словно ничего и не было.
Тогда ей рассказали про Табу. Вкратце. Сложилось такое впечатление, что Ясноглазая объясняет его уже не в первый раз, и уже успела выработать новую методику раскрытия его сути в двух словах.
-... Мне просто странно то, что ты уже знаешь про Кошмар, но ничего не знаешь о том, за что туда попадают. Неужели ОН не рассказал тебе об этом?
Художница покачала головой. Нет, он даже не упомянул об этом. Вместо него это сделали другие Сестры.
-А что нарушает Нами я не знаю, равно как не знаю где она сейчас. Но то что она делает - действительно преступление. Если Фратрия узнает об этом - за нее никто и слова не скажет, поверь мне. Поэтому, если ты увидишь её первой, обязательно скажи, что Братья не прощают подобного обращения с Цветами! А лучше будет, если ты расспросишь об этом своего... Друга. Нет, не Адриана, хотя он наверное тоже может тебе что-нибудь посоветовать... Брата, которого ты уже видела. Всё-таки он ближе к остальным Праведникам, глядишь, у Нами появится какая-никакая защита в его лице...
Свершилось то самое страшное, о чем Эни вообще не хотелось говорить. Да не то, чтобы говорить... думать! А именно сведение Ищущего и Странницы. Нет! Ни за что на свете она не согласится на такое! Уж лучше Брат и Нами будут по обе стороны баррикады, чем кто-то попытается сделать Гончую союзником для Девы Ветров. От этого будет только хуже. Пострадает не только Потерянная, но и Луч, которая явится в глазах Феникса предательницей. А потом об этом узнает Фратрия. И тогда три козла отпущения полетят в Кошмар. Брат-бунтарь, неверная Сестра и Чужая.
Вот и захлопнулась ловушка. Эни загнана в угол и не знает, что сказать, от эмоционального напряжения не слышит даже назидательный шепот Адриана. А Ава ждет от нее одного лишь имени. И если Луч его произнесет, то клубок запутается еще сильнее. И тогда кроха и ее друзья — погибли. В такой ситуации может спасти только чудо. Чудо, как уже было сказано выше, пришло, но не в лучшей форме.
Пространство Спящего замерло, как при смене Оборота и приходе новых капель Цвета. Только в этот раз не произошло ни того, ни другого. С той стороны Видения, к которой ближе всех располагался Чердак, раздался плач двух разных существ. Короткий, болезненный, безумный, оставляющий за собой пустоту. Он разлетелся по Саду, а потом стремительно направился в противоположную его сторону. Ту, что лежала почти возле Алькова. И там преобразовался в странное тепло.
Недоуменным и одноврменно взволнованным взглядом Художница уперлась в Аву. Та тоже почувствовала произошедшее. Почувствовала и поняла...
-...Что это было?-еле шевеля губами промолвила Луч.

Обновление в правилах от 30.09: Отменено цветовое выделение чужой речи. Выделение подчёркиванием шёпота упразднено.
ГМ.

Готово. Исправлено.

Отредактировано Эни (28.10.2011 22:45:03)

+3

39

Тонкий звук лопнувшей Серебряной струны... Тихий шорох Сиреневых шепотов... Тишина. Гулкая, словно эхо голоса в заброшенной Штольне. Смерть. Смерть Сестры, имени которой Ава даже не знала.
-... Спящий сохрани! Сфинкс победнела и отшатнулась от Эни. Смуглая кожа покрылась мурашками и дрогнуло в замешательстве Сердце, наполненное Янтарем.
- Неужели все так быстро разрешилось? Неужели уже начались казни? Такого смятения Ава не испытывала со времен появления на путях Спящего первых Праведников.   
И словно вторя затихающему предсмертному шепоту возник другой звук. Вздох. Первый вздох новорожденной Сестры. И голоса Цветов - спокойного Изумруда и тёплого Золота зазвучали в унисон.
Ава обомлев стояла не в силах вымолвить и пол-слова.
Кто-то умер, кто-то родился, и неразрешенных вопросов стало еще больше!
Наконец, придя в себя, Сфинкс присела перед замершей девочкой и серьезно, без тени лукавства проговорила:
- Послушай меня, Эни, я не знаю что произошло, но очень надеюсь на то, что с нашей общей знакомой всё в порядке. Сейчас я делаю совершенно несвойственную мне вещь - открываю тебе одну из своих карт. Я говорила с Нами и дала ей пару дельных советов относительно того, что ей следует делать. Остальное - на её совести. Я не желаю ей зла, хотя бы потому, что она не очередной Праведник. Более того, только что мы с тобой слышали совершенно незаурядные вещи - умерла одна из Сестёр. За что? Не знаю, но по своей воле здесь редко такое случается. Вероятно, это Фратрия привела в исполнение приговор. А может и нет. Но важно и то, что сразу после смерти родилась новая Сестра. Еще младше тебя. Это произошло у Ветлы. Случайно ли, но куда-то в туже сторону отправилась Нами, так что если хочешь, поймать двух Трутней сразу - тебе стоит отправиться в том же направлении.
"Мне же не стоит торопиться к новорожденной. Новая Сестра - что Цвет для пожирателей, вмиг слетятся поучать, наставлять и запугивать. Так что скорее стоит организовать встречу с более информированной Сестрицей... Может удумаем чего... И не беда, что я так и не узнала имени Хранителя Эни. Рано или поздно сокрытое станет явным... "
Сфинкс встала и посмотрев на Сестру сверху вниз промурлыкала:
- Собственно мне по пути с тобой, так что если хочешь, я могу проводить тебя до первого перекрестка. Согласна? Тогда не отставай! и Ава двинулась к Оку Спящего, мысленно зовя свою Сестру во Цвете, скитающуюся где-то неподалеку. Путь Авы лежал в её любимое место отдохновения и размышлений - сад Пещеры.

>>>> Сад Пещеры >>>>

+4

40

-Что?.. Казни?..
Только что... кого-то казнили? Но... но за что?
Эни долго наблюдала за встревоженным лицом Авы, как вдруг она услышала тихий шепот друга, сидящего у нее на руках.
-Свершилось, моя милая Эни. Началась Охота на Ведьм. Я слышал два голоса. Только что две души полетели вниз. В Кошмар.
У Лучика чуть слезы на глаза не навернулись. Только что она почувствовала себя ничтожеством перед Смертью-Навсегда, которой так просто решила бросить вызов, ради какой-то Потерянной Души!
Сжавшись в маленький комочек и понурив носик, она едва заметно задрожала.
Нами, я никогда не смогу быть тебе полезной.
Нельзя падать духом в такой ситуации, просто нельзя! А Младшая не могла. Пусть Костлявая и не стояла за спиной, крохе все равно было страшно. Спасла Ава. Ее слова янтарным шквалом мигом освежили ребенка.
- Послушай меня, Эни, я не знаю что произошло, но очень надеюсь на то, что с нашей общей знакомой всё в порядке. Сейчас я делаю совершенно несвойственную мне вещь - открываю тебе одну из своих карт. Я говорила с Нами и дала ей пару дельных советов относительно того, что ей следует делать. Остальное - на её совести. Я не желаю ей зла, хотя бы потому, что она не очередной Праведник. Более того, только что мы с тобой слышали совершенно незаурядные вещи - умерла одна из Сестёр. За что? Не знаю, но по своей воле здесь редко такое случается. Вероятно, это Фратрия привела в исполнение приговор. А может и нет. Но важно и то, что сразу после смерти родилась новая Сестра. Еще младше тебя. Это произошло у Ветлы. Случайно ли, но куда-то в туже сторону отправилась Нами, так что если хочешь, поймать двух Трутней сразу - тебе стоит отправиться в том же направлении.
-Ава...-Эни выпрямила спину и посмотрела на Старшую.-Я... я так и сделаю!
Стальным глазам снова вернулся естественный блеск. Это было ее долгом сообщать Ни об опасности и проведать, заодно Новорожденную. Кстати, радуйся, Луч, и распрощайся со своим статусом! Теперь ты больше не Младшая.
Откликнувшись на зов Сфинкс, крошка подскочила к ней и схватила за руку.
Прости, Ищущий. Меня снова ждет дальняя дорога. И далеко не домой.
Завиток. Сад. >>>>>>>>>>>>> Теплица Безымянной Сестры.
[-9 капель Сирени]

Отредактировано Эни (03.11.2011 22:25:16)

+2

41

Теплица Сестры ===>
[-10 капель Золота]

Девушка и сама не поняла, как вообще смогла добраться до Завитка. Шоковое состояние мешало трезво мыслить, страх сжимал своими липкими пальчиками Сердца и мелкой дрожью колотил тело.
Непонятно почему стали рассыпаться в пути буравчики, протыкающие плоть. Началось это уже тогда, когда Нами «выпала» из Теплицы. Так что в сад Душа ввалилась уже без той обузы, о которой напоминала лишь каменная крошка, оставшаяся в сочащихся Цветом ранах.  Но Гостья не давала и капле драгоценного Золота уйти бесследно, постоянно вытирая капли дрожащими руками, пытаясь закрыть ладонями дыры.
Слабые ноги грозились вот-вот подвести и «уронить» на красную землю слабую Странницу, но та шла, еле переставляя нижние конечности. Она слышала тихий-тихий плач, похожий на  далёкий вой сирены, и он звал её, вёл к себе.
«Лазурь! Ты здесь, моя любимая…» - с дрожащей улыбкой на устах подумала Немая, отрывая взгляд от земли.
Перед глазом всё плыло, но два пятна – Золотых и Лазурных, - ярко плясали перед взором. Правда, пламя Грозной было ярче.
На последних силах дошла до оживлённых растений Намида и обессилено рухнула на колени, коснувшись рукой ствола. Кора затрещала, словно была готова вот-вот разорваться.
Ни поняла, что в её жилы стал стремительно поступать Цвет, приносящий за собой боль, словно от сотни игл, оглушающий рёв сирены и… свет. Яркий, лазурный свет, сомкнувшийся перед глазом.
Слишком много Цвета поступило за раз, но без такого количества не заросли бы и раны, взявшись большими круглыми зарубцевавшимися шрамами.
«Ничто не проходит бесследно. Лазурь, Покровитель времени, ты никогда не позволишь забыть…»
Прислонившись спиной к растению, Ни провела по нему рукой, благодаря его за оказание «первой медицинской помощи». Наэлектризованные волосы, между которыми сверкали искорки маленьких «молний», и радужная оболочка светились с небывалой силой, постепенно снижая уровень яркости.
Постепенно придя в себя, Пустоглазая всё больше осознавала произошедшее.
«Изи! Дух! Сестра!» - воскликнула она в мыслях, рванувшись, попытавшись встать, но так и приземлилась обратно. – «Надеюсь, они в порядке…»
«А Эни?» - вдруг вспомнила Потерянная послание, переданное ей Лучом. Она ждёт её, она ищёт её. – «Может, у неё что-то случилось?» - с ужасом предположила девушка, прикрыв рот ладонью. – «Нет-нет-нет, не верю! Но лучше проверить!»
Немного подождав пока пройдёт головокружение и тошнота от «переедания», Нами поднялась на ноги. Оглянулась она на деревья, что уже не так ярко пылали её Покровителями.
«Значит, они накапливают в себе Цвет и приносят «плоды». Когда же урожай собран, они готовятся к новому, теряя былую яркость. И в итоге… умирают?! Нет, не нужна мне такая плантация! Не нужна такая цена!» - решила для себя она.
Перед Оком Спящего девушка остановилась.
«А Изи? Если она придёт сюда, а меня нету?.. Но, может, она не сразу сюда пойдёт? Да, наверно. Сестрица не глупа, она знает, что может привести за собой «хвост». Да может и найдёт этот Сад не сразу. Так что у меня есть время… Я быстро, обещаю! Туда и обратно!»
И, старательно отряхнув одежду, приведя себя в порядок, Чужая шагнула вперёд.

[+50 капель Лазури]
===> Небоскрёб (рудник Эни).

Отредактировано Ни (20.02.2012 17:01:21)

+2

42

Небоскрёб (рудник Эни). ===>
[-9 капель Золота]

Ну что ж, пути Спящего снова приводят сюда Душу. Сюда, в Завиток, где её должна была ждать Изи. Око приветственно вздрогнет, пропуская "постоянную посетительницу" в сад, Немая рухнет наземь лицом вниз. Девушка поднимется на дрожащих руках, еле встанет на ноги и медленно пройдёт к волшебной беседке, украшающей Покой. Здесь, в Завитке, она впервые встретила Брата. Именно это строение, сотканная из Цвета-Яда беседка, тогда не смогла защитить её. Да плевать.
Синевласка обессилено присядет на сухой корень, проходящий под сводами замысловатой конструкции, вытянет ноги и упрётся пустым взглядом куда-то в раскалённую до красна землю. В её голове кружилось только одно слово, смысл которого она до сих пор не могла осознать в полной мере, - "Брат, Брат, Брат..."
Но, когда же осознание таки соизволило явиться в опустошённую коробку, Гостья мысленно охнула и подскочила на ноги. Правда, потом вновь опустилась на "диван".
"К Аве и Эни явился Брат. Он почувствовал трату Цвета. Трату Янтаря, вложенного в Знак. Что он будет делать? Что? Как поступит с ними?.. О Спящий, и я как всегда ничем помочь не могу!" - Пустоглазая ударила ладонью по земле, еле удержав воду в слёзных железах. - "Ну вот почему так? Почему? Почему я должна надеяться на милость Спящего и Цветов только потому, что сама ничего сделать не в состоянии? Приду к ним - сдам Сестёр с потрохами. И их казнят. Попытаться убить Праведника, чтоб тот ничего не рассказал - безрассудство! Да, это даст время им сбежать, но в итоге та махина всё равно меня убьёт и пойдёт трезвонить налево и направо! Ох, Спящий, Лазурь грозная, Золото тёплое, защитите, укройте их, Сестёр милых, спутайте мысли праведные, опустите меч братский..." - только молиться, уткнувшись носом в прижатые к груди колени, Нами и оставалось. Правда, не долго спокойствие длилось. Вновь дрогнули воды Промежутка, пропуская кого-то внутрь Покоя.

+2

43

---> Кокон Патриарха.

В саду раздался скрежещущий звук ржавого металла. Тихие и умеренные ноты которого все больше и больше становились более громкими, а от того и угрожающими. Но было что-то в этой мелодии грустное. Почему-то в сердце каждого, кто услышит этот звук, тайком пробирается сочувствие и сострадание, словно бы существо, что его издавало, наполняло его каждой каплей пережитой боли. Адская колыбельная была предвестником появления одного из Братьев. Самого старшего, но на удивление, самого мягкосердечного и рассудительного. Огромный силуэт объявился вслед за мелодией. Черная фигура шла медленно. Каждый шаг был единым рывком всего тела. Двигателем движений были невероятно мощные руки, которые то и дело опирались на большие колеса перед каждым рывком. Постепенно силуэт начал принимать очертания. Детали более не являлись загадкой для зазевавшегося наблюдателя. Каждый шрам и каждая рана были видны. Единственное, что могло заставить засмущаться зрителя, так это отсутствие головы. Не каждому под силу поверить, что без нее возможно выжить. Это был Патриарх. Как всегда, он являлся единым целым с ужасной инвалидной коляской. Медленными движениями, которыми он всегда характеризовался, Патриарх подкатил коляску к полупрозрачной беседке. Но его интересовала не красота этого небольшого чуда Спящего. Брат заметил что-то новое и неизвестное. Патрирах внимательно рассматривал беседку. Это не был недородок. Нечто незнакомое не было ни Братом ни Сестрой. Патриарх был в замешательстве. То, что сейчас стояло перед ним, было живым доказательством слов Братьев. Нечто новое появилось в ихнем Раю. Но Старший не торопился с выводами, так как ему все еще интересно узнать побольше о новом госте.
-Я - Патриарх,- прозвучал громкий голос Праведника и будоражащий воображение шрам на месте головы внезапно зашевелился, -Старший из Братьев. Кто ты? И что ты делаешь в нашем Раю?

Отредактировано Патриарх (06.03.2012 21:25:57)

+3

44

Ещё до того, как в Покое объявился Брат, в саду начал раздаваться скрежет металла, пробирающий до глубины души. Было одновременно и страшно, и жаль того Праведника, чьё появление он оповещал. Почему-то в этой странной мелодии были такие страдания, что Лазурь и Золото в Сердцах тут же откликнулись сожалением и жалостью по отношению к неведомому. Душа замерла, прислушиваясь. Надеясь, что Охотник пройдёт мимо. Но нет, увы, не судьба. Радовало одно - это не был ни один из тех Хранителей, которых до этого встречала Нами. Ни одно появление Стража до этого не ознаменовалось такой колыбельной.
А увидев того, кто сейчас с трудом толкал свою поддержку и обузу - коляску, Ни вообще чуть не прослезилась. Но... вот чёрт! Она слишком зазевалась! Надо было убегать до того, как он вошёл в Покой! А она опоздала. Теперь бежать некуда. Оставалось только надеяться, что он не будет её сразу убивать. И надежды оправдались. Похоже, Патриарх, - а это, как выяснилось, было именем брата - был настроен мирно. Пока.
Встав на ноги и учтиво склонив голову в поклоне, - всё же уважение, дарованное Золотом давало о себе знать, да и сам Праведник того заслуживал, как казалось Немой - Ни, подумав перед этим некоторое время, начала отвечать:
"Приветствую, Старший. Моё имя Н...ами..." - произнося своё имя, Душа вздрогнула, сглотнув, а гладкость произношения явно сбилась, из-за чего "Н" прозвучало звуком отдельным, лишним, а "ами" - именем. Наверно, её так удивило отсутствие головы собеседника. Но Гостья за собой этого не заметила, а потому продолжила: - "Ну, в данный момент я тут проживаю. Но многие пытаются поскорее это исправить", - пожала она плечами. Её слова не звучали как-то неуважительно или дерзко, просто с доверием. -
"Правда не знаю, насколько здесь уместно слово "проживаю"..."
А потому Пустоглазая поспешила исправиться:
"Хм... Хотя, скорее, просто гуляю"

+3

45

Патриарх услышал чужой, женский голос. Но он не исходил от девушки. Голос звучал внутри Брата, что удивило Патриарха. Такое чувство у Патриарха возникало когда говорила Фратия. Только сейчас все было куда тише.
-Значит, проживаешь?- слегка удивленным голосом спросил Патриарх. -Или все таки гуляешь?
Патриарх на некоторое время замолчал, пытаясь ответить на свои же вопросы. Он не совсем понимал фразу девушки. С виду она сильно похожа на Сестру. Но таковой не являлась. В ней было слишком много неопределенности. И, возможно, она была слишком наивна в убеждениях насчет Спящего. Как знать, вдруг сестры-еретички уже успели повлиять на нее? Что если Ами уже проращивала нерву и причинила вред Спящему? Патриарх должен был лично убедиться в ее предрассудках.
-А ты не думала, почему многие пытаются это исправить, Ами?- задал наводящий вопрос Брат. Патриарх любил задавать подобные вопросы. Так он мог направить поток мыслей собеседника в нужное русло. Брат жалел об одном. Этот метод ему нисколько не помогал при общении с рыжеволосой бунтовщицей. -Не думала над тем, кто дал тебе право находиться здесь?

+2

46

Тело била сильная дрожь, которую было невозможно унять. Колени подкашивались, челюсть отбивала чечётку. И почему-то всё это мешало складно мыслить, создавая этакий эффект заикания. Это совсем не нравилось самой Душе. Ну ни капельки. Она сейчас очень жалела, что в её Сердцах не бьётся тягучая Зелень, которая восстановила бы внутреннее равновесие. Буйный Янтарь, из-за которого Ни относилась бы к происходящему более легкомысленно. Лазурь… да, Лазурь давала некий незримый стержень, но тёплое Золото его размягчало. А так как на данный момент в Сердцах второе доминировало над первым, то…
Смотря снизу вверх на значительно возвышающегося Брата, нависающего над Гостьей, давящего на неё, она нервно перебирала пальцами складки синей ткани. От неведомого страха перед Стражами, что уже успел сформироваться, девушка даже дышать не могла. С чего бы, казалось? Вроде этот Праведник не создавал впечатления бездумного истребителя, как и Триумфатор, но…
- “Ну, как бы это правильней сказать…” – замялась Намида, переминаясь с ноги на ноги. Робкий взгляд вновь метнулся на то место, где по идее должна была располагаться голова Хранителя.
“Если нет разума, остаются только чувства?” – пронеслась в голове какая-то абсурдная мысль, на которой, впрочем, Немая особо не зациклилась. – “А чем же он тогда слышит мои мысли? Тоже сердцем?”
- “В Сп-п-пящем врод-д-де прожив-в-ваю, а в данном сад-д-ду гуляю” – вспыхнули в сознании Патриарха слова, отпечатавшиеся сине-золотыми знаками.
Повисло молчание, которое явно напрягало Нами. Яростные речи были бы даже терпимей, нежели это…
Похоже, Старший размышлял. Думал о чём-то, неведомом Страннице. Думал он, думала она. Впрочем, свои мысли, которые Ни никак не могла собрать в более-менее оформленную кучку, занимали её сейчас больше. И нет, причина не в их занимательности, а именно в том, что они наглым образом разбежались по углам, как тараканы, когда на кухне внезапно вспыхнул свет, тобишь, когда в Завитке появился Праведник.
- “П-почему?” – хлопнула в унисон вопросу ресницами “Ами”. Недоумение – вот первое чувство, что пришло в голову. Почему? А действительно, почему… он назвал её Ами? Может, он не расслышал? Или из-за этого чертового заикания он неправильно понял её имя? Чёрт, а поправить-то, сказать, что, мол, Вы маленько ошиблись (или не расслышали?), - меня зовут не Ами, а Нами, - смелости не хватало. Скорее с большей смелостью Пустоглазая ласточкой спрыгнет в Кошмар. А потому, пытаясь принять как можно более невозмутимый вид, она продолжила отвечать: - “Н-ну н-не зн-н-наю. Им п-п-просто не н-н-нравится моё сущест-т-твование. Говорят-т, чт-т-то, мол, я губ-б-блю Его. Но как я могу губит-т-ть кого-то, п-п-просто живя? Я эт-т-того не понимаю…”
Она явилась не отсюда – вот единственный ответ, который она более-менее могла добиться. И что с того, что пришла она сверху? Братья, вон, вообще снизу приходят – и ничего же.
Синевласка округлила глаза, услышав следующий вопрос. Вот уж чего она не ожидала, так это такого вопроса! А не ожидала потому что, во-первых, его раньше никто не задавал, а во-вторых, потому, что она даже абстрактно ответа на него не представляет. Нет, конечно, можно немного подумать, выдвинуть свою точку зрения, но где гарантия, что за это высказывание ей не будет выдан билет и пинок в один Кошмар?
Ну что ж, была не была.
- “Д-думаю, ч-ч-что такое право мне д-д-дал Спящий… Ну не зря же мн-н-не столько в-в-везло, хотя с Серебром мы не лад-д-дим? Не зря же я ст-т-только раз спасалась, и думаю, что эт-т-то именно Он меня спасал. И, в конце концов, Он же дал мне Покровителей, знач-ч-чит, Он же и дал мне возможность жить в Нём? Или я ошиб-б-баюсь?..” – неуверенно ковырнув землю носком кроссовка, Чужая поднимает робкий взгляд.

+2

47

Старший Брат медленно покачивался в железном "кресле". На самом же деле у Патриарха было настолько тяжелое дыхание, что все тело при каждом вдохе немного вздрагивало. Возможно прочною была боль, которую испытывал Праведник после каждого вдоха. Либо здесь имела место старая привычка, еще с Кошмара. Там, внизу, было невыносимо жарко. Спертый воздух никогда не позволял вдохнуть в полную грудь - слишком сильно обжигались при этом легкие. А быть может Патриарх не может надышатся прохладой Рая, которым так сильно дорожат все Братья и пренебрегают Сестры?
-Твоя ... речь,- еле подобрал Патриарх нужное слово, -туманна. Как знать, ошибаешься ты или нет? Утверждать что знаешь все - это утверждать что ничего не знаешь. Губить живя можно очень легко. Есть такой организм. Паразиты. Они живут за счет других. У них еще есть второе имя. Недородки. Эти паразиты хотят погубить Спящего своим стремлением жить.- Патриарх слегка наклонился над Ами. -Как ты можешь знать что не вредишь ему? И разве это благодарность, дарить смерть Отцу за Его дары? Отец дарит нам Цвет. Каждая капля Цвета бесценна. Трата Его - преступна. Тратила ли ты Цвет?- с каждым словом голос Патрирха повышался. Нет, он не кричал. Голос его становился все более величественным и властным. Он хотел добиться истинны, но не хотел напугать. В его речи не было ни единого намека на гнев. Только единственная правда, которая правила балом. Правда Праведника.

Отредактировано Патриарх (19.03.2012 21:48:21)

+2

48

“Но я же этого не говорила! Не утверждала, что знаю всё!” – мысленно запротестовала Немая, боясь озвучить это вслух. Как знать, может он один из тех Хранителей, которым ставить слово поперёк – равносильно смертному приговору?
“Неужели, я – тоже недородок?” – нахмурилась девушка.
Пустоглазая размышляла над словами Праведника, ведь раньше она такими вопросами, которые спрашивал он, не задавалась. Но последний вопрос, прогремев громом над головой, поверг в шок и едва не выбил почву из-под ног. Что ж, какие бы вопросы он не задавал, надо вертеться, если хочешь жить. Жаль только, что нету больше тех капель Сирени, что могли бы придать хоть немного хитрости, и осталось лишь Золото… Тёплое, сжалься, не погуби дочь свою!
- “Да, тратила” – кивнув, ответила Нами с поистине Лазурным спокойствием и прямотой. А дальше уже надо начинать крутиться, причём с бешенной скоростью одного из Покровителей… – “Но только лишь по незнанию. Каюсь, попав сюда, я не знала здешних законов и правил, я была брошена наедине с этим местом и действовала так, как могла, так, как велели мне мои Покровители. Разве это грешно слушать голоса Цветов – единственных учителей и советчиков – и следовать их наставлениям? А вы, Стражи, слушаете их? Или действуете чисто из своих соображений?” – и, поняв, что уж слишком много сболтнула, да и последние два вопроса были явно лишними, Ни вжала голову в плечи и прикусила язык. Всё Лазурное бесстрашие мигом куда-то улетучилось, уступив место обычному состоянию страха и волнения. И той вечной мысли, что вечно кружила над головой, не прогоняемая ничем, прямо как назойливая муха, - сейчас её убьют к чертям собачьим. А раз так, то можно задать и интересующий её вопрос:
- “Могу ли я спросить у Вас кое-что? Могу ли я узнать, что решило насчёт меня Братство?..”

+3

49

-Каешься ...- Патриарх затих. Он думал. Думал над тем, что скажет. Старший верил в искренность ее слов. Но поверят ли остальные? Патриарх знал заранее, что нет. Фратия слишком сильно напугана. Ослепленная страхом она готова уничтожить в неистовстве все, что по малейшему подозрению вредит Спящему. Но опасения Патриарха подтвердились. Ами действительно рисовала и проращивала нерву. Более отвратного не происходило уже много циклов.
-Каждый имеет право на ошибку. Ошибаться свойственно каждой сущности, прощать — божественной. Пути Спящего неисповедимы. Я следую Его примеру. Я пойму тебя. Другие - нет. Поэтому не давай им повода лишний раз тебя обвинить или оклеветать. Фратия же пока что единогласно не решила что делать с тобою. Итак, слушай же и запоминай.- Патрирах подкатил безобразную коляску немного ближе, после чего начался длинный монолог -Разрешено лишь хранить, запрещено действовать. Лимфа Цвета — не для преступной траты, лишь для преумножения, ибо она — основа жизни и радости. Отдавать свою Лимфу ради суетных действий — табу. Лимфа любого Цвета бесценна, потому надлежит слушать волю каждого Цвета. Каждая капля каждого цвета помнит о тебе, берегись их гнева. Цвета не любят друг друга, сочетать их неосторожно — табу. Поглощать больше положенного тебе — табу. Отдавать принадлежащий тебе цвет Сестре - табу. Ибо этим ты развращаешь ее подобными подарками, тем толкая ее к смертельной ереси. Называть это место Смертью, Адом и Промежутком — табу. Слушать еретическую ложь Сестер, умоляющих проводить их наверх — табу. Верить в то, что есть мир лучший, чем этот — табу.

+1

50

Нами удивлённо распахнула веки. Да уж, что-что, а такого она не ожидала точно. Мало того, что ей сразу по голове не настучали, так ещё и поняли и простили! Неожиданно.
“Похоже, действительно не все Братья так категоричны в своих убеждениях…”
А последующие слова Хранителя поразили ещё больше.
“Не решили? Неужели так много мнений?” – невесело усмехнулась Душа. – “Наверно решают, как лучше: побить и скинуть, или же обойтись без излишнего первого действия. Хотя… а что если есть ещё мнения? Золото, милое, расположи этого Стража на беседу со мной!”
Но для начала надо было дослушать…
“Так вот что это за Табу!” – мысленно ахнула Душа, прикрыв рот руками.
Этот Хранитель стал первым, кто целиком и полностью поведал ей о законах этого места. Теперь Ни поняла, что её действительно уже давно надлежало скинуть куда пониже… Во-первых, за то, что она нарушила половину этих правил точно. Во-вторых… во-вторых за то, что она являлась прямым доказательством (для Сестёр) мира лучшего. Мира, откуда она пришла. Главное, чтобы это не просекли Охотники.
“Но это бред! Он отнюдь не был лучше Спящего!” – запротестовала Синевласка. Правда, мысли этой не передала, оставив в личном пользовании.
А теперь – вновь начинаем вертеться.
- “Спасибо тебе, Старший” – благодарно кивнула Чужая. – “Я теперь в полной мере осознала свои ошибки. Это благодаря тебе, так как остальные Братья не говорили мне о Табу.  Я впредь буду стараться соблюдать их, чтобы не разрушить Его своими действиями” – дочь Злата и Лазури на пару секунд замолчала, обдумывая следующие слова.
- “Знаешь, я хочу, чтобы Спящий процветал. Он ведь так прекрасен! Он того заслуживает!”
Наступила очередь интересующих вопросов…
- “Так скажи же мне, Старший, могу ли я как-то помочь этому? Как-то, кроме соблюдения Табу?” – и, чуть подумав, спросила ещё кое-что: - “И мне всё-таки хотелось бы знать (ох, не смогла я остудить свой интерес к этому вопросу!), какие вообще мнения у Братства на счёт меня, раз они не сошлись на каком-то одном?..”

+1

51

-Пока, соблюдай законы Спящего, этого хватит... Фратия раскололась. Многие твоим деяниям обвинители, но нашлись и защитники. Все идет к логическому завершению, исход которого ты поймешь позже.- Патриарх томно потянулся в своей колеснице, не отрывая рук от колес-шестеренок, как будто бы опасался лишится опоры. -Встречала ли ты рыжеволосую Сестру Юну?- подозрительно спросил Патриарх. Его вдруг взволновало, не встречалась ли Сестра без покоя с ярой бунтовщицей.

0

52

Только Нами хотела запротестовать, мол, я хочу помочь ещё чем-то, а не только правила соблюдать, как тут…
“Защитники?!” – едва не осела наземь Душа, услышав эти слова Старшего. Вот уж чего она не ожидала! – “Интересно, кто же мог ими быть? Триумфатор? Да, наверно, больше некому… Остальные Братья, с которыми я встречалась, были настроены не очень-то радушно… Но Старший сказал “защитники”, значит, их было больше одного так точно. Тогда может ещё и Патриарх вступился. Я не удивлюсь”
Пустоглазая, нервно взлохматив волосы, посмотрела на свод Промежутка. Всё-таки, похоже, Он был благосклонен к ней… Это не могло не радовать.
“Логическое завершение…” – Ни нахмурилась, прикусив ноготь большого пальца и устремив взгляд в землю. – “Им может стать казнь или какое-то наказание. О помиловании даже речи не идёт – вряд ли Братство спустит такое с рук и отпустит меня дальше гулять”
“Так, дайте подумать… Жнец наверняка выступал за казнь, или за наказание – в крайнем случае. Триумфатор – вполне мог вступиться, выступить лишь за наказание. Тот безумный Страж – точно за казнь. Итак, пока что выходит, что наказание – самое вероятное. Но кто знает, может и другие, не знакомые мне Хранители, выступили со своим мнением?”
Размышления были прерваны вопросом Старшего. Намида, вскинув лицо, с недоумением воззрилась на Патриарха. В голове мелькнула неосознанная мысль:
“Интересно, за какой из вариантов развития событий выступит он?..” – но она быстро затерялась в сознании.
- “Юна – это твоя Сестра?” – удивлённо вскинув брови, поинтересовалась девушка. А потом, поджав губы и вцепившись пальцами в ткань плаща, продолжила: - “Нет, я её не встречала. Я вообще Сестёр не видела – только слышала о них от Цветов и Братьев. Да и Жнец мне сразу же сказал, что, пойди я к ним, их казнят. А я этого не хочу! Совсем не хочу” – качнула она головой. Не хотела она врать этому Праведнику, да только жизни Сестёр важнее невинной лжи. Ну, Немая считала, что эта ложь невинна. – “А ты за неё волнуешься, да? Ну раз спрашиваешь про неё…”

Отредактировано Ни (26.03.2012 14:52:32)

+1

53

Старший молчал. В саду царила практически абсолютная тишина, за исключением тяжелого дыхания Хранителя.
-Всему свое время. Я буду следить за тобой,- прогремел басовитый голос Праведника. Еще какое-то время Брат стоял неподвижно, как будто чего-то ждал. На самом деле он решал, что вынес из короткого диалога с Сестрой без покоя. С виду наивная и ничего не знающая Сестра, но что-то подсказывало, что она хранит тайну. До этого Сестры не рождались без покоя, но воистину пути Спящего неисповедимы. Может это очередной замысел Отца? Он испытывает  терпимость и смиренность Братьев? Вполне возможно.
Душераздирающий скрип ржавого железа опять эхом прокатился по саду. Это Старший решил удалится. Мелодия не долго тревожила уши других, Патриарх исчез в оке.

---> Пути Рая.

+1

54

“Сколько раз я это уже слышала?” – пыталась вспомнить Нами то, сколько раз ей уже говорили, что, мол, будут следить за ней. И пока что-то ни одного Братца на плаще не сидело… Но, может, это пока. Да и не могла же она этого точно знать. В конце концов, явился же внезапно Яма и Душитель, прерывая её разговоры с Сёстрами, и кто знал, сколько ещё подобных случаев может произойти.
- “Ладно”, - только и сказала, кивнув в ответ Немая, провожая задумчивым взглядом Старшего.
“Странные всё же существа - Братья”, - подумала девушка, садясь на древесный корень, проходящий внутри беседки. – “И главное – фиг их поймёшь! То бегают, угрожающе махая открывашками, то исполняют музыку, то расстреливают без предупреждения. Мда уж, я совсем запуталась…” – едва не взвыла Душа, роняя лицо на колени. – “И никто не поможет распутаться”
Пальцы по привычке нырнули под ткань плаща, сжимаясь на веере. Это незамысловатое действие стало почему-то успокаивать.
“Удивительно, во время этой встречи я даже не достала их…”
Нами откинулась на руки, возведя лицо к своду Промежутка.
“Ты удивляешь меня больше и больше. Так какой же сюрприз будет следующим?”
И Намида кое-что вспомнила, тут же в спешке нащупывая в кармане то, про что забыла. А именно – листок, на котором были начертаны различные Знаки.
“Вот я дурында!..” – начала поливать себя в мыслях нелестными словами Ни, ощутив, что бумага после плавания раскисла и на пальцах осталась лишь какая-то непонятная кашица. Что ж, теперь нету ни листа, ни Знаков, которые можно было выучить…
И только сейчас Странница поняла, что совсем забыла о той, кого ожидала.
“А может она и вовсе не придёт?” – задала самой себе неуверенный вопрос Пустоглазая. – “Но всё-равно надо подождать…”

+3

55

Недолго просидела на месте Душа. Хоть ждать она и умела, но сейчас ожидание было каким-то… тревожным. В синеволосую голову то и дело лезли различные мысли: где Изи? не случилось ли с ней чего по дороге? придет ли она вообще? Что будет делать после их с Чужой встречи Патриарх? что скажет Братству? Будет ли дальше преследовать «беглецов» Яма или пока остудит пыл?
Все эти мысли невыносимо жужжащим роем роились  в голове, не давая покоя, не давая спокойно высидеть на месте. Нами даже казалось, что она слышит где-то близко скрежет металла, что было всего лишь порождением встревоженного разума, которому уже на каждом шагу мерещились Братья.
Что делать? Как отвлечься от всего этого?
Душа и волосы поправляла, и вставала, чтобы снять плащ и оглядеть его состояние (которое, кстати, было весьма хорошим, не смотря на все пережитое), и просто ходила туда-сюда, глядя то в небо, то просто осматривая сад.
И так провела она все оставшееся до смены Оборота время.
Щелкнул маятник, ударили часы – и все это было настолько явно, будто и не в голове происходило, а в реальности. И тут же резкая, нестерпимая боль пронзила хрупкое тело. Странница повалилась на землю, выгнувшись в спине. Боль была такая же, как бывает тогда, когда ты тратишь Цвет, но умноженная в пару раз – будто, взимая долг за все прожитые Обороты, кто-то невидимый своей сильной рукой насильно вырывал драгоценные капли из сжимающихся от боли Сердец, готовых вот-вот разорваться.
Но все закончилось так же внезапно, как и началось. Синевласка, покрывшись холодной испариной, перевалилась на бок, сжимаясь в клубок и тяжело дыша она слушала учащенное биение Сердец до тех пор, пока не пришла в себя от столь неожиданного испытания.
Поднималась Ни постепенно, да и то с помощью дерева, о которое она опиралась. Сначала на четвереньки, потом смогла встать на колени, затем, сделав последний рывок, подняться на ватные ноги.
«Что это такое было?..» - рассеяно подумала Веероноска, пытаясь отдышаться и нервно осматривая Завиток, ища взглядом раскрашенные ее Кистью деревья. Теперь-то она поняла их ценность, да вот… да вот раскрашивать их больше не станет, какой бы сильной не была нужда.
Заплясали совсем рядом два больших пятна светящейся древесной породы; Гостья кинулась на них, будто изголодавшееся животное на свою жертву. Знакомый треск коры, ощущение стремительно поступающего в Сердца Цвета, приносящего за собой сначала боль от стальных игл и вой сирены, затем – Золотую мелодию и родное тепло, сглаживающее болезненный эффект Грозной.
Волосы вновь наэлектризовались, засветилась с новой силой радужка, кожа приняла более здоровый цвет. Кажется, даже синяк на шее немного потерял в цвете, и корки на ране на лице стало чуть меньше… Но, наверно, это опять лишь «кажется». А что же нашей Душе еще показалось? Да то, что механизмы Братских каркасов заскрежетали совсем близко, будто Стражи почувствовав появление в Промежутке Цвета, начали обходить Покои…
Но откуда же было Немой знать то, что это просто игра ее воображения? Ни откуда. А потому – она сорвалась с места, рванувшись к Оку Спящего, благо, успев по пути сорвать три взошедших из земли Цветка.
«Уходить, уходить отсюда, пока Хранители вновь не пришли! Тем более что я уже двоих встречала здесь. Кто знает, чем тогда оберется новая встреча? Лучше уж покину сад на некоторое время, чтобы перестраховаться… И желательно недалеко уйду, чтобы потом можно было быстро вернуться сюда. Может, к тому времени уже и Изи придет…»
===> Ряска (заповедник Эли).

Убыль и прибыль Цвета.

[- 30 капель Золота]
[+ 50 капель Золота и Лазури]
[+ 7 капель Изумруда]
[+ 14 капель Сирени]

Отредактировано Ни (09.06.2012 22:02:57)

+2

56

Альков Авы ===>
Снова Промежуток. Снова бежать в неизвестность. Все так же волнующе и захватывающе – исследовать что-то новое. Но уже не так тревожно – ведь Изи вполне освоилась в Спящем и научилась свободно перемещаться по Его Путям. Так что, зачерпнув Сирени, девушка легко принялась чертить себе дорогу – как ее указывала мудрая Сфинкс. Но только... Что это?
В груди глухо застучало, заныло. Боль, проснувшись, затрепыхалась, забилась в хрупком теле. Отдавать Цвет всегда было не слишком приятно, но теперь... Теперь это было действительно мучительно. Неужели в ней осталось так мало жизни? Неужели время выпило из нее жизнь?
И точно, Цвет убывал. Не желая задерживаться в эфемерном теле Сестры, сочился наружу, оставляя внутри гложущую пустоту. Кажется, чем дальше, тем быстрее стремился он покинуть Сердца Изи, убивая ее своим отсутствием. Вот он, жестокий порядок Промежутка. Невозможно задержать в себе жизнь, как ни старайся. Цвету нужна свобода, свобода для него важнее даже жизни дочерей Спящего...
В Покой девушка буквально ввалилась – плотные воды Ока, сперва нехотя приняв ее, затем будто выплюнули, заставив рухнуть на колени и упереться ладонями в землю. Упасть от бессилия, терзаний и неожиданности, сдирая нежную кожу на руках и пачкая ткань самодельного бархатного хитона. Пару мгновений оставаясь без движения, темновласка несколько раз тяжело вдохнула и выдохнула. Затем все же оторвала ладони от земли и села на пятки, горделиво выпрямив тонкий стан и в то же время закусив губу, лихорадочно прикидывая. Сколько еще она протянет? На сколько ей хватит Цвета? И... неужели нет способа восполнить его запасы? Должен же быть! Сперва драгоценные капли дал ей непосредственно Цвет-покровитель. Потом Цвет Сестра получила из летающих тварей – вот только найти бы таких еще, суметь бы вновь атаковать. Кроме того, красочной жизнью с ней поделилась Нами – и затем Ава, хотя Старшей темновласка сразу вернула долг. Просить у кого-то Цвет Изи явно не будет. Значит, нужно добыть его... из подобных летунов? Да только где же их найти? И сумеет ли она вновь атаковать?
«Вот черт...» – поднимаясь на ноги и отряхивая темно-алую ткань, Изи мысленно выругалась, а затем огляделась по сторонам в поисках синеволосой Гостьи. Летуны не летуны, а Ни наверняка знает, что да к чему. Поэтому нужно всего лишь найти лазуреглазку. Всего лишь...
Покой, в который пришла Сестра, Покой, который она так долго искала и не могла найти, был явно больше, чем Беседка, и явно же темнее – хотя и походил на родной сад обилием деревьев. В общем, искать тут кого-либо было довольно проблематично. Есть ли тут Душа? Прислушавшись к собственным ощущениям, Сестра поняла – кто-то здесь есть, но вот Нами ли, неизвестно.
Впрочем, если это Ни, она могла быть лишь в одном месте. Несмотря на общую темень, впереди неярко светилось что-то очень замысловатое и красивое. Некий... завиток – теперь было ясно, почему Покой называется именно так. Так что Изи осторожно направилась на свет, отмечая между тем, что вроде бы там и правда есть чья-то фигура – причем явно не Братская...
- Нами? – негромко позвала девушка, приближаясь.
[-6 капель Сирени]

Отредактировано Изи (17.10.2012 00:22:54)

+3

57

Тейг (рудник Ани) ==>

Сколько же она пробыла в Тейге, дискутируя с Ямой? Сколько времени прошло, что из нее ушло столько Цвета, не считая отобранного разбушевавшимся Братцем? Что, когда она покинула Покой и устремила ведущую руку, с мерцающими на кончиках ногтей каплями Пурпура, вверх, сначала к Кузне ее любимой Еретички, от Соцветия которой ее оттолкнул Янтарь, а затем к Дому маленького, всего боящегося существа, ее в спину словно толкнула знакомая, ледяная и устрашающая волна, означавшая только одно… Смерть-навсегда, сжавшая Промежуток. Это умерла Сестра, что явно ходила под знаменем Грозной, ибо именно ею пахнуло от Горба, ею обожгло белую кожу. А затем — Спящий разжался, словно… родив другую Хозяйку?
«Да что же это такое!», — рыкнула в мыслях Алхимик, пытаясь закрыть свободною рукой «кровоточащие» раны, пытаясь, хромая, идти дальше, не останавливаясь. Идти дальше, проговорив в трубку «телефона» Сестер сообщение: «Сестры! Вновь умерла одна из нас! И вновь на ее место пришла новая… Неужели событиям свойственно повторяться с такой ужасающей схожестью? Неужели мы попали в некий круг, стали чешуйками на коже Уробороса?»
Пожалуй, это было единственное, что сейчас могла бы сделать Звездочет — просто задать вопрос, на который, верно, никто не захочет отвечать. Да и что тут ответишь?
А она продолжала еле переставлять ноги, следуя за алой нитью, которую начертила к Соцветию Эли; она была ближайшей надежной девушкой, у которой можно было бы укрыться, переждать немного времени, дабы, придя в себя, вернуться в свою Лабораторию. И по пути Ани пыталась понять — что же за Сестра умерла? Вроде, она услышала тонкую песню Серебра… Но было ли это реальностью, не наваждением? И отчего такое крепкое чувство, что ее-то она точно знала? И почему — почему она канула в воды Кошмара? Не было слышно звона Братских орудий, не было… Так что же, неужели Голод стал настолько реален и близок, что уже вторая девушка погибает от его незримых, но таких ощутимых рук? Столько вопросов, на которые наверняка никогда не найдется ответа. Или же, он соизволит прийти, когда уже будет слишком, слишком поздно?
Ани, как только очутилась в районе нужного Соцветия, сразу поняла — искомой Сестры в нем нет. Но идти куда-то дальше, например, к Аве или Оле, просто не было ни сил, ни желания — хотелось рухнуть и не вставать до тех пор, пока не пройдет это противное ощущение — ощущение давно рассыпавшихся в труху буравчиков. Причем рассыпавшихся внутри твоих же ран. Так что же? Выход есть. Не в Мачту идти, конечно, но в прилегающие Покои. Вот, в Завиток. Ибо он — оптимальный вариант. И подкрепиться можно, так как новый «день» принес Цвет, и просто отдохнуть, не ожидая нападений от недородков, кои водились в Ряске. Решено.
Она завалилась в Око Спящего, едва не рухнув на колени, но, все же, устояв; она, шаркающей походкой, хромая и стараясь не наступать на больную ногу, добрела до светящейся холодным светом беседки, собирая попадающиеся по пути Цветы Пурпура, что затягивали собою раны, и опустилась на землю, прислонившись спиной к конструкции.
«Будь ты трижды проклят, Яма! Из-за тебя я трость забыла», — нахмурилась девушка, вытягивая ноющие ноги и устремляя взгляд к темному своду, за который кому-то одному, когда-нибудь, в один судьбоносный (для него, для остальных — роковой) день, будет предначертано пробиться. Но как? Как это сделать? Вот об этом и нужно будет поразмыслить на досуге, в кресле, с книгой и пером в руках. Тем более что нужно припомнить сон, слова Покровителей и не забыть о той фразе, нечаянно брошенной Хранителем, но при этом всколыхнувшей в голове Ани одну догадку. Может, ее же тогда, когда она уснула, озвучили и ее Родители?
Око Завитка дрогнуло; Ученая отвлеклась от своих раздумий и посмотрела в сторону, в нужном направлении. Казалось, что там никого не было, или же этот кто-то был настолько мал, что с легкостью скрылся за небольшим холмиком — неровностью почвы, и деревом. Но, через некоторое время, гость был замечен — сначала размывчатым пятном (зрение такое зрение), потом — становился все четче и четче с тем, как приближался к светящейся беседке. Видимо, эта девушка тоже заметила Ани, хоть и не совсем поняла — кого именно видит.
Нами? — она негромко позвала кого-то, чье имя не походило на каноны ни Сестринских, ни Братских имен, и Звездочет поняла, что сия красавица, от которой веяло жаром родного Пурпура и прохладой таинственной Сирени, ожидала здесь увидеть иного, того, с кем, возможно, была назначена встреча.
Поднявшись на ноги, оправив обзаведенное новыми, круглыми дырами одеяние и поправив съехавшее и невесть как удержавшееся на носу пенсне, Сестра без страха шагнула прочь из серебристой конструкции, прислонившись к ней уже с внешней стороны.
Нет, не Нами, кто бы она ни была, — усмехнувшись, ответила незнакомой молоденькой Сестричке Алхимик, перевалившись весом на здоровую конечность, — но Ани. А каково твое имя, Сестра? — Звездочет сощурила пронзительно-изумрудные глаза, вокруг которых собралась сеть тонких морщин.

Убыль и прибыль Цвета

[— 15 капель Пурпура, потраченного в дороге]
[— 20 капель Пурпура, вытекшего из ран]
Итого потрачено: 35 капель.
[+ 28 капель Пурпура, полученных из ростков]

Отредактировано Ани (17.10.2012 23:06:20)

+1

58

…Еще пробираясь к заветному Покою, Завитку, Изи услышала чей-то голос. Не шепот, не крик… Нечто среднее, как бы странно это ни звучало. Голос этот звучал у нее в голове, но не лазуреглазке принадлежал он. Незнаком он был Сестре.
Слов тогда темновласка не разобрала, мучаясь больше нехваткой Цвета да сотрясениями Спящего. Но тон – уверенный, властный, будто командирский – запомнила хорошо. И сейчас…
Приближаясь к светящейся конструкции и уже четко определяя, что фигура в ней не принадлежит Душе – другое одеяние, другой цвет волос – Сестра разочарованно и как-то даже раздраженно вздохнула. Новая встреча – всегда приятно. Но куда, черт возьми, подевалась Нами? Зря она, Изи, по всему Промежутку, как собачка, с высунутым языком что ли бегала? Брат побери эту Ни! «Брат?..» – страшная мысль закралась к девушке в голову. Что, если Братья нашли синеволосую Гостью и тут? Что, если поймали? Что, если… нет, не может быть! «Нами, Нами, ты жива? – неосознанно встревоженно позвала Сестра и тут же рассердилась на себя. – И о чем я думаю? Будто она может меня услышать…» Однако бичевать себя за легкомысленность Изи долго не пришлось. Потому что женщина, что была помимо нее в Завитке – фигура-то была явно женской – таки отреагировала на появление нового действующего лица. Шагнув наружу и прислонившись к серебристой беседке с внешней стороны, она промолвила:
- Нет, не Нами, кто бы она ни была, – и, усмехнувшись, добавила: – но Ани. А каково твое имя, Сестра?
..И сейчас зазвучал этот самый голос, так что Изи изумленно вскинула брови. «Ани?» – об этой Сестре она еще не слышала. Высокая, худая. Волосы черные, но с некоторыми выцветшими прядями… с седыми. На одной ноге странная конструкция и на носу неясного назначения стекляшка. Какая же она, эта дочь Спящего? И… на что она способна? Пронзительно-изумрудные глаза Ани пристально рассматривали Изи – даже более пристально, чем юная Сестрица позволяла себе. Так что, подняв глаза на лицо невольной собеседницы, темновласка посмотрела в ответ почти вызывающе. Как будто говоря: «Ну что же?» Внутренне, надо сказать, Изи испытывала странную близость к незнакомке и отчего-то вместе с тем чувствовала напряжение. Наверное, это просто было слишком взрывоопасно – в одном месте две дочери… Ярого. А в том, что Пурпур был родителем и этой Сестре темновласка уже не сомневалась.
- Изи – имя мое, – наконец ответила девушка на вопрос. – Рада видеть Сестру свою старш… – Изи осеклась. Напряжение испарилось, будто его и не было. О, Спящий, что же случилось с Сестрой Ани! Она, казалось, едва держалась на ногах и была крайне потрепана. И эти дыры на одежде… Эти дыры… Перед глазами вновь всплыла картина: Брат стреляет в Ни, и его маленькие буравчики вгрызаются глубоко в тело несчастной Гостьи…
«Яма! – в глазах Изи полыхнула ярость. – Снова ты! Клянусь, когда-нибудь ты заплатишь за все! Неважно, как это произойдет, я позабочусь о том, чтобы это случилось! И когда ты превратишься в груду бесполезного металла и изуродованной плоти, ты вспомнишь о том, что тебе не стоило делать!» – впрочем, сейчас было бесполезно даже думать об этом.
- Ани, ты в порядке? – прямо спросила девушка – уже другим тоном, не как незнакомку, но как довольно-таки близкого человека.

+1

59

Ани щурит раскосые глаза, созерцая молоденькую Сестричку. Наваливается спиной на беседку, дабы стоять более или менее без проблем, без ставшей чем-то привычным и притупляющейся Изумрудом боли, чтобы хватило сил находиться на ногах и дальше, а не, расслабившись, опуститься вниз. Нет, не совсем Вниз, но просто наземь. В ее виде, чем дальше тем больше, проявлялось влияние Зелени, ранее подавляемое напором яростного Пурпура, - вот, уже вернулась вечная усталость от всего мира, тоска по чему-то далекому и недостижимому, прикрылись веки, словно молодая женщина начала засыпать – глядишь, вот-вот носом с горбинкой клевать начнет. Но нет, сие – только видимость, только последствия изнуренности, а внутри – все еще полыхает Ярым открытое Сердце. 
- Изи, значит, - кивнет головой Алхимик, вновь смерив взглядом стоящую перед ней.
«Подходит. Вроде и что-то мягкое, но, в то же время, звонкое и звучное… Мягкость и резкость – воистину Сирень и Пурпур постарались. Хотя, кажется, выбор имени большей своею частью принадлежит Сирени»
- Ну, знакомы будем, Сестрица-во-Цвете, - Ани прищурится, повнимательнее вглядываясь в лицо девушки, ставшей значительно четче – спасибо пенсне.
Дочь Сирени осеклась, кажется, только что заметив потрепанный вид Звездочета, которая, поняв это, лишь усмехнулась.
- В порядке ли я? – с ухмылкой переспрашивает она, но без злобы, с обычным спокойствием, будто, даже, не зная ответа на этот вопрос. Но, конечно же, он занял свое законное место в голове Ани еще значительно раньше, в Тейге, возле небольшой двери. – Разумеется! Просто снова немного потрепали Экзекуцией. Поди не привыкать! – вновь усмехается, насмехаясь над всем миром, Ученая, несколько раз проведя ладонью по искалеченному давнишними шрамами плечу, словно стряхивая с него незримый слой пыли, и то же самое проделав с ныне еще более изорванным платьем, оправив то: опустив зацепившуюся за стальные черные обручи тяжелую ткань подола, тут же тяжело рухнувшую на землю, дабы скрыть от глаз всего сущего материальное воспоминание о дне, когда наказание за ядовитый язык было особенно сильным и травмирующим. – Не в первый раз. Сколько раз не пытались заткнуть практически всем Братством, сколько не грозились скинуть в Кошмар – пока что ничего из этого не вышло, - невзначай обронила женщина, будто сие слова – были банальным легкомыслием, но, на самом деле, это было этаким своеобразным жестом «успокоения» Изи, изменение тона которой было замечено пусть старческим, но зато «опытным» ухом. – Они, в конце концов, только силой и умеют запугивать. Ума не хватает применить какой-нибудь другой способ, этим Пожирателям! И ведь даже не думают о том, что многих Сестер это лишь закаляет и больше озлобляет… Дураки, что сказать, - подвела итог всей своей речи зеленоглазая, тряхнув длинной косой, сдавливающей шею, подобно удавке.
- А ты, Сестрица… - подняв трезвый взор на подопечную Тайны и Ярого, спросила она: - уже встречалась же с нашим передвижным зоопарком? Как они тебе? Свою кусачую зверушку к хозяйским ножкам еще не пристроили?
«Спящий, надеюсь, ты еще не дал этому случиться. Молодым Сестрам нужно набираться опыта вне стен своих покоев, с появлением Тюремщиком ставших темницами»

0

60

- В порядке ли я? – с ухмылкой переспросила Ани, и Изи чуть вздернула бровь, не зная, корить ли себя за неуместность вопроса или... – Разумеется! – …или удивляться стойкости собеседницы. – Просто снова немного потрепали Экзекуцией. Поди не привыкать!
«Любое нарушение табу карается Экзекуцией», – эти слова Брата Богомола будто набатом прозвучали в голове Изи после слов Сестры-во-Цвете. Экзекуция… Изи никогда особо не размышляла, что же это – хотя слово звучало довольно грозно, даже представить себе эту самую Экзекуцию Сестра не могла. Но вот – живой пример той, что, похоже, не раз пережила это страшное действо. Не раз… Надо сказать, подобное почти ободрило Изи – ведь Ани была до сих пор жива, хотя явно и не совсем здорова. Но в то же время заставило сказать себе самой: надо быть осторожнее. Если Фратрия узнает о ее беседах с Душой, о том, что сама Изи «преступно» тратила Цвет…
Но что же успела сделать эта хрупкая женщина, что ее так сильно потрепали? Ответ Ани дала сама. «Пытались заткнуть». Значит, речи, неугодные Фратрии, молвила? «Наверное, она очень сильная, если нарушает табу раз за разом, несмотря на то, что Братья карают ее. Но... мне, пожалуй, больше по душе путь Сестрицы Авы. Становиться лицом к лицу с Хранителями просто бесполезно. Намного более эффективным было бы как-то столкнуть их друг с другом… Или…» Страшная мысль, страшная догадка заставила темновласку замереть. Неужели Ава желала использовать Нами, как оружие против Фратрии? Нет, такого и быть не может! Но разве это не есть логично? Ни – оружие, посланное им... Какая чушь, эта-то смешная синевласка? Но тогда ведь все вставало на свои места. И то, что Душ было несколько, и ненависть по отношению к ним Братьев, и то, что оружие могло быть слишком мощным, чтобы Отец выдержал долгое нахождение Гостей внутри, и то, что Нами не помнила, как и почему попала в Промежуток… И все же слишком уж все сходилось, чтобы этому так просто поверить. Стремясь развеять рождавшиеся в голове сомнения, Изи устремила свое внимание на следующие слова Ани, отвечая ей с легкой полуулыбкой, на сей раз вкладывая в эту полуулыбку все свое презрение к методам Хранителей:
- Братья – слепцы. А тот, кто не видит всей картины происходящего, просто не может судить здраво. Впрочем, они и правда дураки, раз даже не пытаются, спрятав разум за табу.
Разумеется, темновласка бы не осмелилась сказать, что сама видит все, как есть – все равно любое мировосприятие не может быть абсолютно объективным. Однако… однако то, что Братья даже не пытаются понять другую точку зрения, было очевидно. В то время, как сама Изи всеми силами старалась узреть правду.
Но был задан еще один вопрос. И на него тоже надо было ответить. «Кусачая зверушка, да? Да ты никак шутишь, Ани?»
- Я встречалась с Братом Богомолом… и тем Братом, что покалечил тебя, тоже. Брат Яма, верно? – неожиданно спокойно для самой себя вопросила девушка. – Богомол обвинял меня в трате Цвета. Вероятно, учуял Цвет сраженной мной летающей твари...«..или же Цвет, подаренный мне Нами». –  А Яма прогнал меня в мое Соцветие. Правда, перед этим мне удалось попотчевать его едким словом, – и Изи тихо рассмеялась. Странно, но сейчас, в компании с такой насмешкой относившейся к Фратрии Ани, Сестра уже и сама не злилась, а смеялась над Хранителем, из-под носа которого ускользнула и Нами, и сама Изи.
- А ко мне Хранителя, слава Спящему, еще не приставили, – продолжила темновласка. – И, надеюсь, это случится нескоро, – помедлив, она наконец задала еще один мучавший ее вопрос. – Скажи, Сестрица. Тебе приходилось уже встречать Душ?

Отредактировано Изи (11.11.2012 15:06:01)

+1


Вы здесь » Тургор: Начало » Сады » Завиток (сад Эли)