Тургор: Начало

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тургор: Начало » Сады » Завиток (сад Эли)


Завиток (сад Эли)

Сообщений 61 страница 63 из 63

61

Вдох-выдох. Ну же, Ани, успокаивайся. Вдох-выдох. Отойди от «опьянения» Пурпуром и прислушайся к твоей «зеленой» стороне. Вдох-выдох. Ты же прекрасно понимаешь то, что уже, возможно, наделала глупостей? Вдох-выдох. Ну же, становись вновь поспокойней… Вдох-выдох. Не обращай внимания на противное ощущение близости твоего Яда, обжигающего холодом обнаженную кожу плеч, по которой ты сейчас же провела ногтями, словно норовя содрать ее одним движением. Вдох-выдох. Вдох…
Братья — слепцы. А тот, кто не видит всей картины происходящего, просто не может судить здраво. Впрочем, они и правда дураки, раз даже не пытаются, спрятав разум за табу.
…Выдох. Ани открывает глаза и устремляет пристальный взор прямо в лицо Изи. Ее алые губы складываются в не то полуухмылку, не то полуулыбку.
«Пурпурная девочка. Ах, хорош все-таки наш Покровитель! Всех своих Дочерей наградил характером, не склонным к подчинению! Брать хотя бы несносную Айю или мою любимую Юну»
А всю картину могут видеть лишь сущности выше, чем мы все. Только Создатель наш. Ибо все остальные — субъективны. Даже Цвета, — тихо сказала молодая женщина, глядя прямо перед собой, на собеседницу. 
Кстати, Сестрица. Я бы ой как не хотела кого-то из этой шакальей стаи оправдывать, но еще вынуждена признать, что некоторые из них способны думать своим умом, а не слепой верой в Табу, за которой — пустота. Вот, например, Жонглер… Он умен. Да… Он — Их исследователь, Их ученый. Можно сказать, мой конкурент, — Сестра хмыкнула. — Но, тем не менее, то, что изучает он — благо для Них всех, ведь он — все равно Праведник и приверженец Табу. А мои исследования и познания Они считают злом, именно поэтому — пытаются заставить молчать, дабы не несла свет знания другим Хозяйкам, избить и сломать, дабы я устрашилась их силы. Хорошо, что хоть приковать еще не думали… Хотя, черт их знает. Я не удивлюсь, если узнаю, что они и это хотели испробовать.
Алхимик перевела свой взгляд в темно-синее небо и протянула вперед ладонь, на которую упал один из «листиков». Сиреневый. Но, увы, так и прошел сквозь эфемерную плоть. Ани посмотрела на свою руку так, будто размышляла, что же, собственно, это такое было? Галлюцинация? Декорация большинства Покоев? Игра Цветов и/или их отголоски? А может, память садов об облетевших некогда с ветвей листьев? Или то — отражение Поверхности? Призраки той листвы, что некогда слетела с деревьев, выросших в Верхнем Пределе?
Но при этом Звездочет внимательно слушала то, что говорила Младшая Сестра, и не смела терять бдительности — а вдруг окаянные Братья затрусят сюда своими механизмами и прервут их беседу? Не хотелось бы. Совсем. Тем более что при этом может пострадать Изи. Ани мельком покосилась на нее и вновь уставилась на свою ладонь, на которую тем временем упала маленькая искорка. Такая же иллюзорная, как и все здесь. Наверное, именно поэтому ее и нельзя поймать.
Хм… Третий и Седьмой… Не самый плохой вариант! По крайней мере, ты смогла увидеть то, что Охотники наши довольно контрастны — одни, как Богомол, сохраняют трезвость ума, другие, как Яма, позволяют эмоциям обуять все их существо. Но и те и те изобьют, если понадобится. Другое дело — будет ли то твой Брат, али иной. Ты ведь знаешь уже, что разговаривать с чужой Сестрой, обнажая тем самым ее душу, — одно из их Табу? Только не все ему следуют, вот, как тот же Яма, на счет которого ты верно угадала. Да и если Сестра никому не принадлежит, то… Сама понимаешь, нет хозяина — нет Табу. 
Ученый нахмурилась, но затем по ее губам вновь пробежала тенью усмешка — верная спутница Умной.
Обвинял в Трате? Хах, оно и ясно, что ж им еще-то делать. Они всегда и всех, кроме себя любимых, обвиняют в «преступной трате Цвета». А мы обвиняем их за то, что они запирают Правителей в своих бурдюках. Все взаимно, все честно, — она ухмыльнулась.
Ты сразила ушана? — Ани всеми силами попыталась скрыть свое удивление. — Как же, каким образом? Ведь Сестры Знаков чертить не способны, мы им только обучить и можем! Да и мы безоружны, увы, такова наша природа. Мечты — не могут воевать. Они мирно живут в головах… — спокойствие в голосе, в мыслях — скрежет зубами, вызванный недоумением. Как? Почему? Неужто Он начал создавать Хозяек, способных дать прямой отпор Пожирателям? Странно. Неслыханно! Но от этого не менее интересно.
«Если так, то она бы могла стать одной из значимых фигур на доске!»
Ани была удивлена. Поражена. Обескуражена. Но, когда дослушала  речь Сестры младшей, она не смогла не разразиться смехом, чем-то похожим на «возгласы» хищных птиц Верхнего Предела. Хорошо, что длилось это не долго — секунды две, наверное.
Ай молодчина Сестренка! — улыбнулась одними раскосыми, похожими на кошачьи, глазами Ученая, три раза соприкоснув ладони в хлопках, звеня при этом многочисленными, разнообразными браслетами, которыми были обвешаны тонкие руки. — Люблю тех, кто колкости говорит в лицо, не трясясь от страха! Так и надо, так и надо, — ухмыльнулась Пленница, — а то совсем уж Братцы позабыли о том, что им могут перечить и язвить. А попытка этого Пустоголового Слуги, вижу, осталась напрасной, если, конечно, наша Эли не стала сдавать свое Соцветие молоденьким Сестричкам. О! Кстати, об Эли. Знаешь ли ты ее, нашу Сестру-во-Цвете? Она мастерица. Одна из тех, кто не сидит на месте, — от голоса Старшей «повеяло» теплом той самой нерасторопной старческой любви и уважения, ведь как раз Надежная была одной из тех, к кому Умная питала эти чувства. — И уже этим она заслужила уважение многих, если не всех, Дочерей Спящего. Вот, посмотри, — Алхимик провела рукой по светящимся прутьям конструкции беседки, — это она сделала, сдружив в груди Пурпур с Серебром. И не только это. Зайди в ее Покой как-нибудь, погляди, ведь все, что там — ее работа. Да и она же помогла мне делать вот эту конструкцию, — с этими словами Умная постучала по ноге через тяжелую красную, как кровь, ткань одеяния, — когда самостоятельно ее соорудить я была не способна. И, раз уж зашел разговор… То каких еще Хозяек ты встречала?
Это хорошо, — женщина кивнула. — Без чего-то назойливого, что носится за тобой и кусает, пытаясь загнать обратно в принадлежащий тебе Покой, намного больше свободы. Вон, хотя бы разговаривать с другими не запретят. А то, видите ли, Ересь! — очередная усмешка, полная яда. — А скоро или нескоро — зависит от того, когда поднимется из Кошмара новый Праведник. Они ведь всегда поднимаются с… некоторым запозданием. И практически всегда после Сестер. Ну, в самый первый раз все так и было, а как сейчас — не знаю. Я не шибко часто из Завязи ухожу, ибо дела есть.
Душ?.. — Ани вскинула бровь. — Ах да, о них снова все говорят. Вот так всегда — упадет что-нибудь с Поверхности, и Промежуток вновь полон разговоров, слухов и сплетен об этом, языки-то без костей. А как только помрет это чудо, — а обычно никто долго не держался, — так все сразу и забывают, — она пожала плечами так, будто говорила о какой-то безделице. В принципе, так оно для нее и было — слабые существа, которые по силе сравнимы с недородками, и при этом неспособные связать пары слов — изучения недостойны, ибо это просто пустая трата времени. — Да, я встречала одну Душу. Давно это было… Да и недолго. Она какой-то мягкотелой была — и меня долго не выдержала, и Пожирателей. Зато Ино, первой из нас, повезло больше. К ней заходило порядком выше этих пришельцев, и от нее же я узнала о них кое-что. Хочешь, чтобы рассказала? — Сестра прищурилась. Без хитринки, без той пытливости, свойственной Сирени. Просто, как будто желая лучше разглядеть Изи сквозь стекла пенсне. — Конечно, хочешь. Иначе не спрашивала бы. Но и я должна взамен спросить — встречала ли ты кого-то из них? А то ведь, кажется, там даже прошел слушок, что количество Гостей на этот раз не ограничивается одной штукой, раньше-то поодиночке падали. Один помер — другой упал. Система. А тут она слегка… сломалась. Но, то лишь слух, а слухам я безоговорочно верить не привыкла. Их в любом случае всегда нужно проверять. 
Ани повела плечами, в очередной раз не сдержав проявления своего дискомфорта от ощущения того, что ее Яд находится рядом, здесь, в этом Покое. Присутствие Золота ощущалось не так сильно, ведь не было оно Отравителем, да и Цикл ведь его выдался — вон, сколько ростков выбилось из-под земли.
Золото тебе не Яд, а, Сестрица? А то погляди какая славная подпитка бы вышла, — и Алхимик, наклонившись, сорвала Цветок, до этого клонивший свой бутон к ее ногам. — Ты ведь уже знаешь то, как можно испить Цвет, раз повергла недородка? — вспышка — и золотистый туман обволок руку женщины, впитываясь в сосуды, переходя по венам в Сердце. — Скверный Цвет это Золото. Доверие, жалость, любовь, самоубийственное самопожертвование и сметающая все на своем пути ревность. Под его влиянием раскрываются карты, а Пожиратели вырывают из своих подопечных открытые Сердца. И в чем его краса? — женщина задумалась, проведя ногтем по губам. — Ну да ладно. Гадость гадостью, но пить можно. Особенно когда выбор невелик — либо опустошение, либо это.
Вдох-выдох. Лазурь мешает сосредоточиться. Да сейчас не ее чертов Цикл, откуда она взялась?! Да, умерла Сестра под ее началом, она тоскует, она кружит над Промежутком, но не может же прорастать! Так откуда такое явное чувство того колюще-режущего холода?
Фыркнув, Алхимик развернулась и, шаркающей кавалерийской походкой, подволакивая больную ногу (ей же, между прочим, и шаркая), обойдя беседку со стороны входа в нее, поднялась по вытоптанной дорожке на возвышенность. Взгляд влево, вправо…
Ах! — невольно вырвалось у нее из груди. Там, в углу, словно чураясь себя самих, стояли два дерева, выбивающихся из общего ряда. Они были… раскрашены! Как раз таки проклятым Золотом и треклятой Лазурью.
Подойдя к «гребню волны» красной почвы, Ани поманила рукой Сестру-во-Цвете.
Иди сюда, Изи, я покажу тебе кое-что… — и, чуть помедлив, добавила: — И расскажу о Душах.

[+7 капель Золота]

Отредактировано Ани (24.11.2012 19:06:38)

0

62

Ани слушать интересно. Но отвечать ей Изи не торопится, обдумывая сперва каждое слово своей собеседницы. Значит, объективен лишь сам Отец? «Интересно, о чем Он может думать? Как узнать его мнение обо всем этом?» – вопрос без ответа, Изи и сама понимает. Слушая информацию насчет Братьев, темновласка сначала чуть поднимает брови, как бы удивляясь, но потом кивает. Сравнивая того же Богомола и Яму, можно понять, что Братья разными бывают, так что вполне может быть, что и те, кто своим умом мыслят, есть среди Фратрии. Жонглер, исследователь, ученый… Выходит, Ани тоже ученая? Вот так неожиданность. Несет свет знаний Сестрам? Значит, она многое о Спящем знает, да и о Душах, может быть. У Изи столько вопросов, столько вопросов, что сложно даже сформулировать все, что она хочет знать. Но при словах Ани о наказаниях девушка невольно содрогается. Избивали – страшно, но не самое страшное. Приковать к Покою? Возможно ли это?! Стать узницей собственного дома? Невозможно. Невозможно. Но старшая ведь не станет врать? На следующую фразу Ани темновласка все же ответила, не сдержав легкой усмешки:
- Слышала я от Брата Богомола, что Сестру без Брата любой из Фратрии покарать может, – а сама мысленно фырнула: «Да только, слава Спящему, пока все грозят лишь».
- Запирают? – а вот это Изи слышала в первый раз, посему переспросила, надеясь, что ей разъяснят. Да только и Ани, кажется, чем-то удивлена оказалась. Сразила… ушана? Это она о том летуне? А что же тут не так? Знаки… О Знаках темновласка… смутно подозревала. Тогда странное слово опрометчиво сорвалось у нее с губ – но, как теперь подтвердилось, Сестры Знаками пользоваться не могут, значит, то было что-то иное. И, похоже, что-то иное, присущее лишь ей. Ведь Ани молвила, что Сестры не могут воевать, что они безоружны… Неужто она, Изи, какая-то особенная? Да быть того не может! И все же…
- Я не знаю, отчего у меня есть такое умение, – задумчиво произнесла Изи и честно призналась, дабы на нее не возлагали лишних надежд. – Да и умение ли – один раз получилось,  случайно.
На смех собеседницы темновласка также отреагировала тихим смехом:
- Нет, ну в свое Соцветие я заскочила, прежде чем отправиться дальше путешествовать. Так что можно считать, указание его послушно исполнила, – а затем отрицательно качнула головой. – От Сестры Авы слышала я о мастерице Эли, но не встречала ее. А творения ее чудесны, – «Неужто из-за Братьев Ани пришлось такое со своей ногой сотворить?! – тем не менее, мысленно ужаснулась девушка. – На опасную дорогу ее толкнул прямой Пурпур…»
- Из Сестер я лишь мудрую Уту и лукавую Аву встречала. Да еще недавно рожденную Сестрицу, имени не имеющую. Теперь вот тебя встретила, – Изи улыбнулась привычной полуулыбкой.
Дальше ее Сестра-во-Пурпуре говорила о будущем Брате, и Изи наконец поняла, как Хранителей выбирают. По идее, кто следующий поднимется – ей предназначен? Да уж, не слишком приятная мысль.
- Значит, как повезет, – кратко подытожила Изи эту тему. Но разговор только-только коснулся самого интересного. «Упадет с Поверхности… Значит, уже сюда много кто падал? Только умирали все… Сколь же много я не знала!» Одно только смутило темновласку. Ответить взамен о Душах надо было… Можно ли сказать о Ни? «Ну, не выдаст же она Братству Гостью!» – решившись, девушка ответила:
- Видела я Душ, Сестрица. И правда, двоих видела. Но они о себе многого не поведали. И о мире, что выше… тоже.
«Ну же, Ани, милая, расскажи мне, утоли мое любопытство! Что за мир такой лучший, что в табу упомянут? Отчего Гости к нам упали? Скажи, все, все хочу знать!» – но вслух ни слова более, только выжидающая пауза.
Зато на вопрос о подпитке Изи едва не покраснела. Надо же, столько гуляла, а ростков под ногами и не заметила. И чуяла Цвет, и не знала, где он. Впрочем, показывать это темновласка не собиралась и, по примеру Ани совершенно невозмутимо сорвала два Золотых цветка, впитывая в себя драгоценные капли. Теплый Цвет не был противен девушке, хотя доверять он ему совсем не спешила. 
Изи выдохнула. Сосущее чувство в груди стало заметно легче. Однако все еще неприятное ощущение тревожило, обдавало каким-то холодом. Старшая Сестра, видимо, тоже почувствовала это и направилась куда-то вокруг беседки и дальше, на возвышенность. Темновласка заинтересованно посмотрела ей вслед и осторожно направилась вслед за новой знакомой.
- Ах! – услышала девушка. «Что? Что такое?» – но не успела она поинтересоваться, как Ани и сама позвала ее. Несколько торопливых шагов, и перед взором Изи явились два дерева. Одно тепло светилось Золотом, другое обдавало мертвенным холодом Лазури… «Яд, яд!» – в одно мгновение утвердилась в своем мнении Изи, отшатываясь от второго. А вот первое… Подойдя ближе, она протянула руку к твердой коре, не до конца еще осознавая, что творит. И… сменился Цикл, кончики пальцев девушки коснулась дерева, и яркая вспышка ослепила ее. Темновласка рухнула на колени. В нее хлынул Цвет. Вот только дерево… изжило себя.
[-20 капель Сирени]
[+114 капель Золота]

Отредактировано Изи (17.12.2012 15:12:52)

+3

63

И верно слышала, малышка. Только вот, как видишь, иногда и то, что Сестра-то уже кому-то принадлежит, — Ани скривилась от этого слова, которое было презрительно выплюнуто, будто оно ей было противнее гниющих на свалке отбросов или разлагающихся трупов, — не остановит, коли девочка дюже мальчика разозлит. Вот уж не знаю, является ли это нарушением Табу по их логике, иначе можно было хотя бы парочку Пожирателей столкнуть лбами. Понимаешь мою мысль, дочь Сирени? — Ученая хмыкнула, прищурившись. — Но я пока что этого не проверяла, увы. Понимаешь ли, случая не выдалось. Мой Меченосец все сидит в своем Кошмаре, сидит… Наверно, он уже там давно заржавел и рассыпался рыжими хлопьями. По крайней мере, я на то надеюсь, — она усмехнулась. Сладко, будто мысль об этом уже не один Цикл грела ее грешную, как и у всех здесь, душу.
И, несмотря на свое удивление, Ани все-таки ответила младшей:
Да, запирают, Изи. Тебе еще никто из Сестер не говорил? Я почему-то думала, что хотя бы одна в красках да распишет, — вдох-выдох — это помогает успокоиться. Это нужно. Пурпур и без того слишком сильно заволок подслеповатые глаза — нужно бы разбавить красные разводы зелеными. — Весь Цвет они, сожрав, запирают в своих бурдюках. Вон, они даже свои телеса заковывают в сталь, подпирают каркасами, дабы не развалиться, дабы больше влезло. А Краски там страдают. Понимаешь ли, любой Цвет требует выхода, требует свободы. Это — его маленькое эгоистичное желание. Стражи этого не понимают. Да и не поймут, ведь… как они там сказали однажды?... ах, да: «Мы ведь знаем, как служить Ему, но не знаем, как служить Цвету». А нам, способным и видеть, и чувствовать, и слышать Цвет, они не верят. Они ведь, в конце концов, думают, что мы все поголовно лжем. Так что, быть может, скажи им правду — они в нее не поверят, переврут на свой лад, испортив ее, превратив в неправду, так и оставшись темными глупцами. 
Случайности не случайны. Запомни это, как жизненное правило. Так что, быть может, твое умение еще проявит себя. Может, внезапно, может, нет… — Ани задумалась. Ей было интересна сия особенность Сестры-во-Пурпуре. Она бы, пожалуй, изучила бы ее поподробней. Возможно, даже попыталась бы «разбудить» в Изи ее. Да, это лишним не будет. — Ну-ка, Сестрица, ответь мне: как бы ты отреагировала на мое предложение о попытке расшевелить эту твою способность, дабы ей можно было пользоваться по желанию?
Ух ты! Ты смотри, осторожнее, а то запишут в «образцы послушания», — скривила губы в насмешке Алхимик. — Не поверишь, но у нее еще и чудесный характер. Прямой и верный. Так что, если надумаешь выбирать товарищей, могу порекомендовать ее, — хмыкнула она, почувствовав себя старой бабушкой, дающей внучке советы по выбору друзей. Хотя, даже не советы, а прямые рекомендации.
О! Раз ты встречала Аву, она должна была тебе в красках расписать природу Стражей. Нет? Я удивлена, что этого не случилось.
А вот Сестра без имени… Интересное, однако, явление. Главное — первое в своем роде. Такого еще никогда раньше не случалось… Хм, а не та ли это Сестра, что родилась в Оборот Засухи, после смерти Хозяйки и падения Слуги? Если да, то я не удивлена. Такие обстоятельства при рождении — тоже весьма странны. Хотя бы потому, что подобное тоже случилось впервые.
Кстати, раз уж затронула эту тонкую тему взаимоотношений Слуг и Хозяек… Я слышала, что ныне некоторые «парочки» договариваются между собой. Так что… гляди в оба. Может быть, тебе подвернется какой «удобный» Братец — не примени «завербовать» его. А то может статься так, что такая пешка будет полезна в игре. Или интриге. Сирень ведь это любит, верно? А Пурпуру по душе игры кровавые…
И вот, когда Изи сказала о своих встречах с Душами…
Оу, я удивлена. Наконец-то жалкий слух подкреплен весомым фактом, — ответила Ани, едва заметно кивнув головой. — А ты их растормоши. Тогда, может, и расскажут. Может статься и так, что они просто не хотят рассказывать или были запуганы Братьями до этого. Так что будь пытливей. Они-то явно могут побольше рассказать, чем кто-либо из наших. Жили, видели, знают. Только если, когда падали, головой не ушиблись.
Поняв природу последующей выжидательной паузы, Ани хмыкнула: — Терпение, терпение. Потерпи — и все окупится. Не сразу, не в данный момент, но когда-либо.
Звездочет усмехнулась, увидев, как Изи шарахнулась от дерева с Лазурью.
«Значит, как и я, Грозную не любишь? Ясно, дочь Пурпура и Сирени, ясно», — моргнула она замест кивка головой, как бы подтверждая свою мысль, правильность своего понимания.
И когда увидела, что Сестра подошла к древу, полному Золота, не поспешила останавливать и наставлять. Ей было интересно посмотреть. Увидеть, поймет ли Изи то, как нужно обращаться с оживленной породой. Ведь многое в этом мире нужно понимать самим — иначе, взращенные в тепличных условиях, такие существа не выживут, не смогут приспособиться в дальнейшем.
Изи не поняла.
«Ну, в принципе, никто с первого раза не понимает, так что простительно. Тем более, Сестричка молоденькая — еще вся жизнь впереди, чтобы осознать некоторые маленькие, но порой крайне нужные детали»
Много же это растение в себе накопило за прожитое время, да? Так что ты у нас, верно, Озолотилась! — по тону Пленницы можно было бы сказать, что она вот-вот рассмеется, не злым смехом, но, увы, этого не произошло. — Ну, как ощущения от первого убийства дерева и поглощения плодов с него? Кстати, на будущее — обычно с деревьев собирают плоды помалу, а не все сразу. Так ведь и лопнуть можно, пойми. Да и эта коряга себя быстро израсходует, что она прямо под твоей дланью и сделала.
А сменившийся Цикл… Он, сказать честно, обрадовал. Обрадовал тем Цветом, который пришел.
О, Изумруд, мой любимый Изумруд… — тихо зашептала Сестра.
«Второй поворот Колеса приходят мои Покровители! Это ли не радость?»
Изи. Каков второй Цвет, претящий тебе? Не Серебро или Зелень ли? Если нет, то давай-ка поделим уродившийся в этом саду урожай. Надеюсь, Эли не обидится на нас, если мы заберем ее Серебро. А, может, обрадуется, ведь Броненосцу меньше достанется, — и, не разделяя слов и дел, Ученая сорвала пробившийся прямо рядом с ней росток Изумруда, который, вспыхнув, сначала осел на руке вязким, как смола, слоем, а потом — медленно, медленно впитался, неся за собой охлаждение пыла яростного Пурпура. Ани глубоко вдохнула, закрыв от удовольствия глаза. Как она долго ждала этого момента. Момента, когда можно будет напитаться Зеленью; так что она, не удержавшись, сорвала еще один Цветок.
Ну-с, а теперь, как и обещала, расскажу о Душах, — сев на корень одного из деревьев и вытянув больную, неприятно ноющую конечность, произнесла она заметно тише, полуприкрыв глаза. — Присядь и слушай, если тебе еще интересно, — сказав это, Алхимик провела ладонью по корню рядом с собой.
Эти пришельцы падают к нам из мира (или миров, пока доподлинно неизвестно), расположенного выше. Одной из причин, по которым это происходит, я могла бы назвать Дрему. Понимаешь ли, много спать — вредно. От этого, в конце концов, могут и руки разжаться… А там, наверху, что им еще делать, кроме как спать, спать, спать… — молодая женщина вздохнула. — От бессилия. Они ничего не могут изменить, ничего не могут сделать. Они там существуют, как и мы, но не живут. А для того, чтобы родить истинную жизнь, нужно кое-что сделать… Но сейчас не об этом.
Итак, есть еще одна причина, по которой они падают вниз. Смерть, — Ани выделила это слово, затем сделав небольшую, но значимую паузу. — Но по пути к Смерти они случайно задерживаются тут, прежде чем оказаться в Кошмаре, быть разорванными на атомы и раствориться в Холоде. Думаю, они еще могут вернуться. У них еще есть шанс. Ведь их хозяева, верно, хотят вернуть то, что потеряли. А может и нет, может они и рады избавлению, найденному в лике Смерти. Но полагаю, что у них еще есть шанс вернуться обратно, только этот шанс — губителен.
Алхимик замолчала, словно ей потребовалось перевести дыхание.
Так вот, — заговорила она спустя несколько ударов сердца. — Эти создания — они как глоток свежего воздуха в гнилом колодце. Но глоток этот не бесплатен, а цена ему — не медная, не серебряная, а золотая монета. Ведь, живя в этом мире, они пропускают его через себя, и это неизбежно, ибо такова их природа. А природа их — отлична и от нашей, Сестринской, и от Братской. Духи здесь — Чудотворцы. Они те, кто способен Рисовать. Создать свое Полотно, в котором мы — лишь краски. Но чтобы тратить, много ума не нужно… Именно поэтому — их нужно наставлять, иначе они, как дети, растратят нас зазря. Зазря испортят наши Соцветия. Например, оживлением мертвой породы, ведь для этого нужно потратить приличное количество Цвета. Но, то, что мертво изначально, не оживить навсегда, лишь на время, как видишь, — Сестра кивнула на померкшее дерево. — Потому, как понимаешь, очутившись здесь, Духи обязательно изменят наш мир. Мало того, что они, в конце-то концов, вынуждены тратить Цвет, перегонять в своих Сердцах Лимфу, превращая ее в Нерву, а каждая потраченная капля — неизменно меняет Существо, так они еще должны — по зову своей природы — раскрасить это Полотно, переработать его, пропустить через себя, чтобы… убить. Именно поэтому их ненавидят Пожиратели. Видите ли, у них пищу отбирают, гады этакие! А сами ничем не лучше — такие же Гости, по сути, просто что из нижнего мира. Тоже грабят, тоже разоряют, но не дают выхода, не дают изменения, отчего Он — находится в состоянии Застоя.
А возвращаясь к Душам… Знала ли ты, что у них больше Сердец, — которые, кстати, и увидеть можно, — чем у нас? Аж двадцать. И одно — истинное. Верно, те, кто достигнут этого предела, смогут творить подлинные чудеса. Но для того, чтобы этого достигнуть, им нужно искать и открывать эти самые Сердца. Некоторые они смогут найти прямо в Покоях, некоторые — им откроят Сестры. И мы же можем научить их Знакам. — Ани задумалась. Снова. Она думает, не много ли уже сказала, и не говорила ли что-то ненужное, в то время как подлинная ниточка разговора где-то затерялась и забылась. Именно поэтому она решила замолчать на данный момент и завершить свой рассказ такими словами: — Если кто потеряет душу и не вернет ее за короткий срок, то он умирает уже необратимо. Возможно, навек остается здесь, если будет у него достаточное количество Цвета, возможно — сразу падает в Кошмар. Так что, если чего, передай это своим знакомым Гостям. Их время дорого. Конечно, в том случае, если они хотят покинуть это место мертвых. Но… — Умная прищурилась. — Не в этом их предназначение.
Алхимик тяжело поднялась, подошла зеленому ростку и впитала его в себя. Разговоры отнимают много сил, а их нынче что-то было слишком много.
На сегодня я рассказала тебе более чем достаточно, Сестрица, и мне все равно, утолила ли я твое любопытство или нет, — хмыкнула Ани, несколько резковато выразившись. Но, увы, это было в ее манере. Особенно, когда она чувствовала, что уж слишком разговорилась. Слишком многое сказала, чего, возможно, пока что говорить не следовало.
«Пф, да ладно, все равно все скоро узнали бы сущность этих Гостей, а так — повышается возможность того, что их наставят, если меня или Ино не встретят»
Но, если у тебя будет желание продолжить наш разговор, приходи как-нибудь в мою Лабораторию, — «поговорим о твоей способности». — Если ты знаешь расположение Грота Уты, то черти свой путь выше, до Кузницы, а потом — налево. Думаю, не заблудишься.
А пока я должна покинуть тебя, Изи, на прощание сказав кое-что, но уже именно тебе: не трать свою ярость на Пожирателей. Они того не достойны, а ненависть нужно обращать только на достойных ее, — и, чуть помедлив, добавила, но уже заметно тише: — Но все-таки не исключено, что и среди них есть достойные.
Развернувшись, ученая жена гордо, но хромая и шаркая, прошла к Оку Спящего, по пути сорвав еще два ростка Зелени. Коснувшись рукой скалы, прямо перед тем, как выходить, она оглянулась на темноволосую и молвила:
И да, надеюсь, что ты удачно, — это слово она особенно выделила, будто намекая, — поговоришь со своей подружкой-Душой, которую ждала увидеть вместо меня, — Исследовательница прищурила один глаз, что, верно, означало подмигивание, мол, не дура же я, чтобы не понять. — До встречи, Сестра-во-Пурпуре.
И вышла на просторы Промежутка.

[+35 капель Изумруда]
==> Топь Аги

Отредактировано Ани (03.02.2013 15:31:08)

+1


Вы здесь » Тургор: Начало » Сады » Завиток (сад Эли)