Тургор: Начало

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тургор: Начало » Заповедники » Парк (заповедник Эни)


Парк (заповедник Эни)

Сообщений 1 страница 30 из 32

1

Парк (Yard).
Заповедник очень напоминающий туманную аллею среди  разрушенного невообразимой мощи взрывом города. Со всех сторон она окружена черными руинами и тенями разваленного забора. С низких небес на треснувший асфальт, выжженную землю и развалившиеся скамейки падают хлопья пепла. Деревья стелятся чуть ли не параллельно земле. Между ними то и дело мелькают недородки: крысы, шатуны и трутни. Неподалеку от центральной дороги парка возле дерева нашел себе приют безобидный головастик.

http://s012.radikal.ru/i321/1105/b7/2ee045091852.jpg
http://s007.radikal.ru/i301/1105/29/e29b2c8adbfc.jpg

Отредактировано Эни (07.05.2012 19:30:45)

0

2

Девушка, явно чуждая этому месту, лежала на покрытой пеплом земле, свернувшись в клубочек, как замерзший котёнок. Единственный глаз девушки был крепко зажмурен.
Холодно… Холодно… Почему здесь так холодно?.. А где это, здесь?.. Где я вообще?.. Почему я ощущаю такой Голод?.. Почему?.. Может, я умерла?.. Да, наверно… Тогда, раз здесь так холодно и голодно, наверно это Ад… А что такое Ад? Почему я решила что я именно здесь? А кто я? Боже, я не знаю ничего… А может, просто не помню?.. Или я просто сплю, и мне просто снится кошмар?.. А что такое сон? Что такое кошмар?             
Девушку разрывали вопросы, заполнившие её изнутри. Нами боялась открыть глаза. Боялась пошевелиться. Ей казалось, что если она сделает хоть какое-нибудь движение, то с ней обязательно случится что-то плохое… Обычно такое чувство испытывает человек, очнувшийся от ночного кошмара… Бездноглазая ощутила как её накрыло нечто тёплое. Вздрогнувшее тело, выдало лёгкий испуг от прикосновения. Тепло разливающееся по телу, разносило вместе с собой чувство полной защищённости.  А вдруг это иллюзия?.. Но тепло такое явное, что оно просто не может быть иллюзией… Девушка старалась не шевелиться и не дышать, чтобы не спугнуть нечто тёплое покрывающее её.
-Ее глаза на звезды не похожи,                                                                                                                               
Нельзя уста кораллами назвать...
– по всему пространству окружавшему Нами  разлился такой родной, такой тёплый шёпот… Девушке показался он настолько знакомым, как будто она знала его всю жизнь… А ещё… Эта музыка… Сложилось явное ощущение того, что она слышала её когда-то давно… Настолько давно, что она стёрлась из памяти, но услышанная вновь, всплыла в сознании…
-...Не белоснежна плеч открытых кожа,
И темной проволокой вьется прядь.

Что это? Стихи? Или нет? А что такое стихи?..
-С дамасской розой, алой или белой,
Нельзя сравнить оттенок этих щек.
А тело пахнет так, как пахнет тело,
Не как фиалки нежный лепесток.

Красиво… Чем бы это ни было…
-Ты не найдешь в ней совершенных линий,
Особенного света на челе.
Не знаю я, как шествуют богини,
Но милая ступает по земле.
И все ж она уступит тем едва ли,
Кого в сравненьях пышных оболгали.

Стихи, ровно как и звуки музыки, стёрлись из пространства… Но их звучание осталось в сердце девушки… Теперь, она была уверена, что не забудет их никогда.
Страх перед неизвестным испарился. Может и не до конца, но всё же. Девушка набралась смелости… и резким рывком сев на землю, медленно открыла глаз, глядя в серо-чёрное небо, с которого сыпался хлопьями тёплый... Снег? А что такое снег? И почему мне кажется странным то, что он тёплый?
Некоторое время девушка пустым взглядом смотрела  в небо. Её вывела из задумчивости снежинка, попавшая в глаз, и резко уколовшая его. Девушка протёрла глаз, в который попала снежинка и, кажется, дискомфорт ушёл, вместе с вытертой снежинкой.  Нами лёгкой улыбкой подставила руку под падающий снег. Несколько хлопьев упало на руку, но не растаяли. Почему они не тают? И почему мне кажется, что они должны таять? Растерев между пальцами одну из снежинок, девушка посмотрела на пальцы.  На золотистой коже осталось размазанное чёрное пятно. Это… пепел! Сразу вспыхнуло в сознании. И дальше пошла череда уже знакомых вопросов…
…Девушка встала на ватные ноги, которые грозились вот-вот подкоситься и рухнуть вместе со своей обладательницей.  Сзади по ногам что-то ударило, чем привлекло внимание Гостьи. Нами с удивлением обнаружила, что за спиной висел большой, до боли знакомый веер.…  Да и вообще, вся обстановка здесь напоминала о чём-то, поэтому девушка уже не особо удивлялась и задавалась вопросами. В голову резко что-то ударило, заставив вспомнить об одной вещи.… А именно – об имени. Об имени, которого девушка не помнила, как и всего остального. В голове вертелись буквы, никак не желающие складываться воедино. Ни… Нами… Дальше пазл не складывался. Кусочки головоломки упали в недоступное место. Ну, Ни или Нами… Остановимся пока на этом.
Взгляд заскользил по пространству, более детально изучая его. Пепел, руины, обломки… Земля выженна и покрыта ковром пепла. И опять же, всё было до боли знакомое. Воспоминания дразнили девушку. Показав свой хвостик, они быстро сматывались, оставляя девушку в полном недоумении, терявшуюся в догадках. Опять глухой удар в голову и, образы, как старый, чёрно-белый фильм, поплыли перед глазами…
…Город… Город залитый солнцем… Взрыв… Маленькая девочка, заливающаяся слезами и ищущая своих родных… Нашедшееся родители… Эвакуация… Другой город…
…Цепь прервалась, так и не начавшись и не объяснив толком ничего.  Хоть что-то…  Девушка неуверенно, немного пошатываясь, пошла по аллее. По пяткам бил веер…
Под ногой раздался хруст…  Взгляд медленно опустился на источник звука… Большой осколок зеркала, покрытого пеплом, раскололся на более мелкие, но всё же, достаточно крупные, кусочки. Гостья опустилась на корточки, стёрла слой с поверхности зеркал… Лазурные, с синими прядями волосы, светящийся лазурью глаз, длинные ресницы, золотистая кожа, с россыпью более тёмных веснушек на щеках, длинная чёлка полностью закрывающая одну сторону лица…  А что под ней?
Сразу, только подумав об этом, Гостья убрала с лица чёлку. Лучше бы она этого не делала. Теперь, на неё из зеркала, ужасающе смотрела пустая глазница… И если в левом глазу можно было увидеть чистое лазурное небо, то в этом – ничего. Только тьму. Как день и ночь… Две стороны одной медали… Знакомые слова, смысл которых был утерян, теперь понемногу возвращались. Девушка, вздохнув, опустила на обратное место чёлку и натянула на голову капюшон. Теперь, от тени, которую он отбрасывал, практически не было видно лица. Только горящий в темноте глаз.
Где-то недалеко послышался странный звук. Девушка подняла лицо, чтобы посмотреть на источник звука. Маленький фонарик, стремительно уносящийся прочь. Девушка уже ничему не удивлялась. Привыкла к странностям места сего. А вот уже другой звук, разнёсшийся эхом по пространству, заставил девушку насторожиться. Воздух как будто дрогнул. Это не предвещает ничего хорошего… Сделав такой вывод, девушка шустро юркнула вглубь руин одного из домов. Затаившись, она осторожно, немного испуганно, выглядывала в окно с отсутствующими стёклами и рамами. Гостья приготовилась ждать неизвестное…

+2

3

Чердак Эни.>>>>>>> Парк. Заповедник.

Все произошло слишком быстро. Единственные две вещи, ктоторые Сестра успела запомнить - беспорядочно связанные между собой странными "веревками" Покои и испаряющийся с каждым шагом Цвет. Судя по тому, что потеряла живительных капель Младшая немного, место, куда она попала было совсем рядом с Чердаком, возможно, даже в ее Соцветии. К тому же, направлял девочку Адри, который не знал, что творится с Отцом дальше Колыбели и Мачты.
Око Спящего дрогнуло, со скрипом открылась ржавая калитка, и босая ножка ступила на холодный асфальт. Несколько секунд Эни просто стояла, пытаясь разглядеть хоть что-нибудь в сквозь густой туман. Увы, на расстоянии дальше двух метров осмотреть ей свои владения не удалось... Девочка закрыла глаза и вдохнула холодный воздух с едким "привкусом".
Интересно, что это за странный запах. - пронеслось в голове у Сестры, но тут же ее внимание сконцентрировалась на падающих с неба белых снежинках. Эни, очарованная, стала наблюдать за их тихим полетом. Медленно она пробиралась вглубь серой пелены, задрав голову вверх... Но недолго девочке пришлось наслаждаться прекрасным. В ее ногу вонзилось что-то острое.
-Аай!-вскрикнула Новорожденная и упала на колени.
-Ты цела?
-... Все впорядке... Кажется, я чуть не порезалась...-Младшая облегченно вздохнула. Только вот обо что?..
Руки Сестренки нащупали на асфальте битое стекло.
Это что еще такое?..
Удивлению Эни не было предела, когда она поняла, что "добра" такого на земле великое множество, да еще и вперемешку с камнями и кусками металла.
Осторожно девочка подняла одну из находок, поднесла к глазам и тут же выронила ее, с ужасом оглядывая руки. Они были перепачканы черной смолью, от которой шел неприятнейший запах.
Это же...
-Сестра...-шепнул ее друг. В голосе его звучало то ли удивление, то ли волнение, то ли испуг.
Малышка подняла сиренево-стальные глаза и побледнела. Туман, словно узнав Хозяйку Соцветия, расступился перед ней и открыл дорогу на... руины.
И тогда Эни все поняла. Вновь подняла она грязную руку в воздух и прошептала:
-... Не снег... Пепел...
Молча Младшая сидела на треснутом асфальте, оглядывая заброшенную аллею. Ее Покои... Почему они такие... страшные? Мертвые и пустые...
Старый город, какие муки ты перенес..? Что за неведанная сила разрушила тебя своей волной?..
От чего-то Сестре стало грустно и тяжело. Ей казалось, что когда-то в этом месте кипела жизнь, был слышен рев моторов, пение птиц, лай собак, смех детей... Моторы? Собаки? Птицы? Дети?.. Слова всплывали сами собой. Эни не знала, что они означают. Лишь перед глазами то и дело мелькали странные картинки, отдаленно напоминающие об их смысле...
Сначала все было нормально. Незнакомые люди отдыхали, прогуливались туда сюда, кто-то улыбался, кто-то разговаривал, кто-то был сосредоточен на чем-либо... А потом случилось нечто страшное, от чего выражения их лиц сменились ужасом, началась паника.
Мысли девочки прервались, ее окликнула игрушка. Непонятные грезы улетучились. Эни смогла только вздохнуть и подняться на ноги. В конце-концов, она пришла собирать сюда Цвет, а не тратить его на пустые догадки... Младшая снова окинула взглядом Парк. Сквозь стволы и ветки стелющихся по земле деревьев было видно слабое сияние. Осторожно ступая вперед, чтобы не напороться еще на что-нибудь, Сестренка добралась до его источника. Это был переливающийся золотистый росток.
Эни тихонько присела рядом с цветком и потянула к нему пыльные ладошки. Тот исчез, пробежавшись яркими жилками по земле.
По внутренностям растеклось знакомое тепло.
Золото... Как хорошо, что сегодня Спящий наполнен твоей прекрасной музыкой...
Несколько капель, что не успели впитаться в кожу Младшей, упали на пол. К тут же к ним подбежал недородок, похожий на слоника, и трогательно потянул свой хоботок в сторону блестящих жемчужинок. Сестра улыбнулась, кинула ему еще немножко Цвета и стала наблюдать, как зверек кормится.
Внезапно откуда-то послышался треск, как от раздавленной бутылки. Девочка резко подняла голову, крысеныш зарылся в песок. В заповеднике был кто-то, кроме нее. Кто же? Братьев рядом не было. Хищников, по словам Адриана - тоже.
Старшая Сестра? Возможно... В любом случае, Эни стало немного страшно... Она помнила обо всех предостережениях Цвета-Любви, но, в то же время, ей было жутко любопытно. Девочка сделала несколько шагов в сторону одного из разрушенных домов. Среди седого тумана были видны очертания фигуры в плаще. Младшая начала рассматривать ее. Но посетитель тоже, кажется, почувствовал присутствие хозяйки и поспешил скрыться. Недолго думая, Эни кинулась за незнакомцем и окликнула его:
-Кто здесь? Стой! Мы не причиним тебе никакого вреда!
"Мы" - имелось в виду они с Адри. Хотя, что было считать второго, если он - всего лишь игрушка. Сестра не придала этому особого значения...

Отредактировано Эни (13.06.2011 14:36:50)

+3

4

С очередным циклом в Промежутке начали появляться новые Цвета. Сады и Заповедники становились чуточку живее, наполняясь суетой маленьких недородков и прорастая редкими кустками, мерцающими светом Жизни в туманной пустоши и оттого заметными довольно издалека.
Парк Лазури понравился сразу. Безмолвные, притягательные в своей мрачности руины окружали аллею. Казалось, в тишине до сих пор застыло эхо ударной волны. Когда-то стонавшая от пережитой боли душа разрушенного города теперь покоилась в блаженном забвении. Но пришествие незнакомки с веером и маленькой Сестры встревожило её сон, пробудив воспоминания - а вместе с ними и отголоски былого смятения. Сквозь трещины в асфальте потянулись тонкие, пока ещё малозаметные ростки. Как и её тёплый собрат, Лазурь напевала обрывки стихов, гадая, кто из Душ первой почувствует её присутствие.
- Здесь когда-то стояли дома и заводы,
А теперь лишь скелет обожжённой природы...

Неподалёку хрустнуло стекло найденного Ни осколка зеркала. Тишина содрогнулась, будто всхлипнула от накативших воспоминаний... а быть может, ничего и не было никогда? Что, если этот заброшенный город был таким с самого своего сотворения?
- И над нами смеётся хоровод привидений -
На мосту после взрыва остались лишь тени...

Ростки Цвета окрепли и изогнулись, словно вьющиеся стебли. Тёплый белый пепел, подлетая к ним, чернел и рассыпался. Ну, кому они нужны здесь, в этом забытом месте?..
- Те, кто жили когда-то на этой земле,
Стали прахом давно и исчезли во мгле...

В тумане мелькнул силуэт, скрываясь за стеной стоявшего рядом полуразрушенного здания... Затем другой...

Отредактировано Лазурь (10.06.2011 15:37:42)

+2

5

Недалеко за спиной, Нами услышала обращённые к ней слова:
-Кто здесь? Стой! Мы не причиним тебе никакого вреда!– звуки доносились до ушей, как через подушку.  Сердце забилось от страха и волнения. Ноги ослабли, но Нами собралась и вернула ногам прежнюю крепость.
Кто «Мы»?.. Кто бы они не были, они всё равно могут представлять угрозу…  А главное, раз они обратились ко мне, значит увидели…
Череду размышлений прервал чей-то голос, разнёсшийся по пространству:
- Те, кто жили когда-то на этой земле,
Стали прахом давно и исчезли во мгле...

Голос… Не менее родной, не менее знакомый, чем тот, что звучал до этого… Стихи… Значит те голоса что-то роднило. Девушка не знала что именно, но от обоих становилось теплее на душе. Нами помотала головой, чтобы стряхнуть с себя наваждение и вернуться в реальность.
Что мне делать? Что?!
Госпожа интуиция нашептала Ни одно действие… Руки сами скользнули под ткань плаща, нащупали какие-то бруски, пристёгнутые к цепочке, и сразу же отстегнули их. Когда руки вынырнули из-под плаща, свету показались два собранных веера меньшего размера. Ещё веера? И что прикажете мне с ними делать? Но на этот вопрос интуиция не пожелала ответить. Гостья вздохнув, зачем-то раскрыла один из них. Провела пальцем по его краю и… беззвучно вскрикнула. Из глубокой раны на пальце вытекла сверкающая капелька Золота. Ну уж нет. От меня не уйдёшь… Подумав это, Нами наступила на каплю. Та лопнув, образовала сверкающее облачко и пройдя сквозь ткань плаща и джинс, впиталась в кожу и прочно заняла своё место в сердце. Рана затянулась. Что?
В голову ударила новая деталь, ранее упущенная. Я же вскрикнула… Так почему я не услышала себя?! Гостья попыталась что-то сказать, но звука вновь не было. Только губы издевательски пошевелились. Ещё один сюрприз… Тяжело вздохнув, Нами уставилась в пол отсутствующим взглядом. Ладно, терять уже нечего… Руки опять скользнули под плащ и вернули веера на прежнее место. Развернувшись на 180 градусов, девушка облокотилась ладонями о край обвалившейся стены и выглянула на аллею. Приятная прохлада от холодного кирпича коснулась ладоней. Уцелевший глаз, не спрятанный под чёлкой, горел страхом… Сердце колотилось, легкий паралич сковал тело. Взгляд устремился на покрытую туманом аллею. Оставалось только ждать…

0

6

Позади каменной стены что-то зашевелилось. Через некоторое время из-за холодного кирпича показалась человеческая рука, а затем верхушка капюшона. Сквозь густой туман было не разглядеть, что скрывается под тканью одежд незнакомца. Одно Эни знала точно: он был напуган не меньше, чем она. Медленно, дрожа, как осенний лист, малышка подошла в плотную к развалине и посмотрела на силуэт.
-Не бойся... - Эни пыталась придать своему голосу хотя бы немного уверенности, но страх перед неизвестным все еще брал вверх. -Тебе нечего от меня прятаться. Я не причиню... зла.
Последнее слово Девочка выдавила из себя с большим усилием. Несколько минут она стояла и колебалась, не зная, что делать дальше. Эни не могла быть полностью уверенна в том, что человек в плаще не причинит ей вреда. Вопросительно Младшая посмотрела на Адриана. Но он только отвернул набитую ватой голову в сторону. В конце-концов, Сестра собралась с духом. Поднявшись на цыпочки, она дотянулась до холодных пальцев пришельца и накрыла их тёплой ладошкой.

+2

7

Девушка услышала сдавленное, неуверенное:
-Не бойся... – в голосе слышался явный страх.
Боится… Она тоже меня боится… Но вдруг это ловушка?..
Но всё же, Ни высунулась из-за стены чуть сильнее, чтобы разглядеть лицо говорившей. В том, что это была именно «Она» девушка не усомнилась. Уж больно голос был женский. Увидев стальные глаза, с сиреневыми лучиками, Нами поначалу спряталась обратно за стену как испуганный зверёк, но ушей коснулись следующие слова незнакомки:
-Тебе нечего от меня прятаться. Я не причиню... зла. – последнее слово было произнесено с каким-то усилием…
Обманывает? Или же боится? Не пойму…
Нами жалась к стене, как плачущий или испуганный ребёнок жмётся к своей матери.
Что делать, что делать, что?.. – Гостья впала в настоящую панику. Нами, прижавшись лбом к прохладной стене, скривилась от подступившего к горлу комка. Так и не сумев его сдержать, Ни беззвучно всхлипнула. Из зажмуренного глаза, по щеке, оставляя за собой влажную дорожку, прокатилась слеза, отливающая золотым и лазурным цветом. Но тут, девушка что-то почувствовала. Что-то коснулось её руки. От этого прикосновения, Нами вздрогнула. Немножко выглянув, так чтобы было видно то, что накрыло её пальцы, девушка увидела маленькую ладошку, от которой исходило тепло.. Сглотнув, девушка отважилась высунуться из-за стены так, чтобы было видно всю верхнюю часть её тела. В тени, создаваемой капюшоном, было отчётливо видно, как светился глаз, который пару раз удивлённо моргнул, осматривая стоящую перед ней. Часть страха чуть отступила. Ни открыла рот, чтобы сказать хоть слово, но как и в прошлый раз, ей это не удалось. Вздохнув, Гостья решила хоть мысленно задать интересующие её вопросы… Вдруг повезёт, и незнакомка поймёт то, о чём ей хочет сказать Бездноглазая?
Кто ты? И почему ты говорила «мы»? Я никого, кроме тебя здесь не вижу… - Нами опять громко сглотнула и скрылась за стеной.

+1

8

Рука дрогнула и странный гость все же решился выглянуть из-за стены.  А точнее... гостья? Из под плаща показалось тонкое лицо, усыпанное веснушками. Да, это, несомненно, была девушка! Длинные синие волосы, пышные ресницы, накрашенные губы... Эни даже стало немного стыдно, что приняла прекрасное создание за мужчину.
Тем временем, яркий лазурный глаз с интересом, но все еще с некой опаской оглядывал Сестру. Снова боится? Пожалуй, так же как и я... В ответ на эти мысли в Сердцах Младшей заиграло Золото. Ты в безопасности...-шепнуло оно ей на ушко. Постепенно девочка успокоилась. Все же, кому-кому, а своему Покровителю она доверяла больше всех.
Молча они с незнакомной смотрели друг на друга. Та было приоткрыла рот, чтобы что-то сказать, но запнулась, сделав лишь небольшой выдох.
Она что, немая?- подумала Сестра, но тут же сильно засомневалась в своих догадках.
-Кто ты? И почему ты говорила «мы»? Я никого, кроме тебя здесь не вижу…-отдалось эхом в голове.
Чтооо...? Сестра ошалела. Она была уверена, что слова принадлежали именно синевласой. Но девушка даже не шевелила губами. Она словно передавала свои мысли... Как иногда это делал Адри (хотя, героине казалось, что он по-настоящему с ней разговаривает). Только не избранному человеку, а любому, причем по собственному желанию.
Телепат..? - всплыло в голове незнакомое слово. И снова море вопросов...
Очнувшись ото "сна", малышка поймала себя на том, что стоит с приоткрытым ртом. Издав ряд странных звуков, она все же произнесла несколько слов.
-Эни... Меня зовут Эни... Я - Младшая из Сестер... А  это - мои владения...-от чего-то девочка виновато опустила голову.
Чего я боюсь? Меня же предупредило Золото... Все впорядке... К тому же у меня большое преимущество... Я на своей территории! Пусть даже и в первый раз...
-Мы - это...-Сестра растерялась.-Мы с Адрианом... С моим другом...
И почему я перед ней оправдываюсь? Мне надо держаться... Я же не какая-нибудь трусиха!
Такой настрой немного привел Новорожденную в нормальное состояние. Она подняла голову и осознала, что посетительница снова спряталась за оградой.
-А ты кто такая? Почему ты до сих пор скрываешься? И от чего ты так странно разговариваешь? Молчишь и в то же время... я тебя слышу?- уже со спокойствием в голосе произнесла Эни.

Отредактировано Эни (10.06.2011 23:22:27)

+1

9

Нами увидела в стене небольшое отверстие, в которое она теперь стала наблюдать за малышкой.
Ни беззвучно хихикнула увидев, как девочка забавно приоткрыла рот. За стеной послышался ряд неописуемых звуков, а затем – связная речь:
-Эни... Меня зовут Эни... Я - Младшая из Сестер... А это - мои владения... – девочка виновато понурила белокурую голову. Нами отчего-то стало жаль её, и в груди загорелось жгучее желание пожалеть девочку. В голову опять стукнула мысль – Значит… Она понимает мои мысли? Неужели моя догадка оказалась верной?..
Тем временем, девочка продолжила говорить:
-Мы это... Мы с Адрианом... С моим другом...– сиренево-стальные глаза девочки растерянно скользили по выжженному асфальту, будто искали там подсказку, что-то, что могло подбодрить и утешить. А кто это?.. Адриан? Я его не вижу…
Выражение лица Нами приобрело виновато-расстроенное выражение. Ей показалось, что она в чём-то виновата перед малышкой.  Точно… Я ведь без спроса, без разрешения и банального предупреждения вторглась в её владения…
Резкая перемена в лице Эни, заставила колени девушки подкоситься. Но в итоге, Гостья устояла на ногах и продолжила наблюдать за девочкой в отверстие в стене.
-А ты кто такая? Почему ты до сих пор скрываешься? - прозвучали вопросы. Спокойно, уверенно, даже с каким-то возмущёнными нотками. А может Бездноглазой это лишь показалось? Но всё равно эта интонация заставила поёжиться девушку.
Я… Я не знаю кто я… Не могу вспомнить. Прости, что вторглась в твои владения. Я не хотела… честно. Я уже очнулась здесь.. Почему скрываюсь?.. Потому что боюсь… Ты наверно этого не поймёшь… - тяжкий вздох последовал вслед за мысленными ответами на вопросы девчушки.
- От чего ты так странно разговариваешь? Молчишь и в то же время... Я тебя слышу?
Самой хотелось бы знать… - опять вздох.
Нами собралась с силами и резко шагнула из-за преграды, отделяющей её и собеседницу. Веер ударил по ногам, напоминая о себе. Гостья ежилась, руки не находили себе места, взгляд скользил по земле, не отваживаясь взглянуть в глаза собеседнице.
Простите… Простите, что вторглась в ваши владения… Мне наверно, будет лучше уйти… Ещё раз простите.
Пустоглазая, развернулась и медленным шагом направилась вдоль аллеи. Ватные ноги дрожали и подкашивались. Один раз девушка устояла, второй, третий… Потом она не выдержав, упала. Лицо вежливо поприветствовало пепел и осколки битого стекла, а веер, стукнувший Ни по голове, ещё сильнее впечатал её в пепел.
Ксо... День не удался... - мысль пронеслась по голове ураганом, и тут же скрылась в тёмных уголках сознания.

+1

10

Рассыпаясь в извинениях и так и не осмелившись посмотреть на девочку, ясноглазая выскочила из своего убежища и поспешно пошла (а точнее поплелась, еле переставляя ноги) в сторону калитки.  Эни удивленно посмотрела ей вслед. В голове невольно пронеслось: Неужели, дойдет?
Не получилось. Через несколько мгновений то ли от слабости, то ли от тяжести огромной ноши за сипиной, незнакомка потеряла равновесие и рухнула на землю...лицом в осколки.
-Ой-ой-ой! - вскрикнула Сестра, будто бы это она упала на острые предметы, а не синевласая, и кинулась на помощь. Пострадавшая отделалась лишь легким испугом и небольшим колличеством царапин. Бережно обняв за плечи, малышка помогла ей подняться на колени.
Впервые за столь короткое время Младшая смогла подобраться к "пришельцу" так близко. Ей хотелось рассмотреть посетительницу с ног до головы, не пропуская ни малейшей детали.  Внушительных размеров груз, крепко привязанный сзади, оказался большим веером. Интересно, зачем он ей?.. Из-под подол выглядывали большие сапоги, к тому же еще и незашнурованные. Смотрелось это немного нелепо, но все же образ этакой странницы с "повелителем ветров" за спиной девушке невообразимо шел.
Странная она какая-то... И дар у нее необычный... Мыслями общаться... Неужели, она действительно ничего не помнит?..
-Всякое бывает.-шепнул в ответ Адри.
-... Может быть, она еще просто в себя не пришла?.. Голодная, и от этого такая слабая?.. -Эни обратилась к игрушке, а затем взволнованно посмотрела на гостью. - Ты, часом не устала? Мышцы болят? Есть хочешь?..
В голосе ее звучали тепло и забота, так присущие детям Золота. Дождавшись положительного кивка, девочка вскочила на ноги и обогнула взглядом Покои в поисках ростка.
-Туда.-"указал" шитой рукой на голубоватый свет Адриан.
Малышка взяла незнакомку за руку и, придерживая девушку, медленно подвела ее к цветку.
-Вот... Коснись его. Это - пища... Она должна помочь...
Когда синевласая дотронулась до растения, оно вспыхнуло, и синее облачко впиталось в золотистую кожу. Несколько капель попали на руку Эни и сильно обожгли ее. Сестра еле слышно ойкнула.
Яд! - подсказало что-то внутри. Беспокойно Младшая покосилась на странницу, мало ли, с ней тоже могло что случиться. Но та с удовольствием продолжала поглощать Лимфу. Девочка чуть заметно улыбнулась.
Даже если ты наносишь мне раны, лазурный цветок, спасибо тебе, что согреваешь мою подругу... Да благословит тебя Спящий...
Сестра прикрыла глаза и тихо поблагодарила своего противника, а затем вновь обратилась к гостье.
-Ну как? Легче? Ты... можешь вспомнить хоть что-нибудь?.. Имя, хотя бы...

Отредактировано Эни (11.06.2011 12:06:36)

+1

11

Эмоции... такие насыщенные, явные... страх и в то же время интерес, недоверие и любопытство... Да, эти двое определённо очень взволнованы...
Лазурь приятным холодом проникала в Сердца веероносной гостьи, наполняя их силой, постепенно превращая страх перед неизвестным в пока ещё слабую надежду.
- Я дам тебе власть над временем... Какая бы опасность не настигла тебя, дитя моё, ты будешь быстрее её... Не бойся...
Ростки один за другим вспыхивали, рассыпаясь искрами. Некоторые случайно задели младшую Сестру и обожгли её, причинив боль.
Совсем не родня мне... Светлое создание... Неужели нет места для боли в любящих и вдохновенных Сердцах? Есть всегда, я уверена... только та фатальна для них.
К удивлению Цвета, Эни, несмотря на это, поблагодарила его.
- Даже если ты наносишь мне раны, лазурный цветок, спасибо тебе, что согреваешь мою подругу... Да благословит тебя Спящий...
- Что ж... подобные тебе Души говорят, что все Цвета достойны уважения... но мне странно слышать такое от тебя, дитя. И всё же твоя благодарность не осталась незамеченной. Будь осторожней со мной в следующий раз...

+2

12

За спиной раздалось взволнованное:
-Ой-ой-ой! – затем звук быстрых шагов. Нет, даже не шагов, а бега. Гостья еле-еле перевернулась на спину. Прямо скажем, на веере лежать не очень-то удобно. Взгляд устремился к небу, к хлопьям пепла. Потом медленно перешёл в сторону девочки, которая уже бережно помогала подняться девушке. Что-то родное и тёплое чувствовалось в Эни. И Гостья чувствовала, что это что-то, роднило и сближало их. Тем временем девочка пристально скользила по ней изучающим взглядом. Ни немного поёжилась, и почему-то, тоже стала изучать себя. Но никаких изменений, кроме чёрных пятен на плаще и скромно выглянувших данок, с развязанными шнурками, она не заметила.
-... Может быть, она еще просто в себя не пришла?.. Голодная, и от этого такая слабая?.. – собеседница обратилась к кому-то, кого Нами не увидела… поначалу. Опустив глаза вниз, девушка увидела в руках Эни куклу. Так вот, почему «мы»… - Ты, часом не устала? Мышцы болят? Есть хочешь?..
На это Нами ответила лишь кивком.  Эни вскочила на ноги и осмотрелась. Она что-то ищет, да?.. Девушка медленно встала на ноги. Ушибленная во время падения коленка ныла от боли. Гостья слегка покачнулась и тут же была «поймана» Эни под руку, которая её куда-то повела. Перед глазами замаячил лазурный свет. Холодный… Но в тоже время тёплый…
-Вот... Коснись его. Это - пища... Она должна помочь... – голос девочки вывел Нами из задумчивости. Взгляд упал на лазурный цветок. Какой красивый… Неужели это пища?.. Ну, хорошо… Девушка присела на корточки рядом с цветком и нежно коснулась его кончиками пальцев. Цветок вспыхнул и превратился в переливающееся облачко, впитавшееся в кожу. Это что-то мне напоминает… Точно! Та золотая капля, что вылилась из меня, когда я порезалась!
Взгляд уцепил ещё несколько ростков, а тело уже метнулось к ним. Приятная прохлада приносила вместе с собой силу, надежду… А ещё девушка заметила, что стала немного быстрее…
-Ну как? Легче? Ты... можешь вспомнить хоть что-нибудь?.. Имя хотя бы...
Да. Мне стало намного лучше. – на устах заиграла счастливая улыбка. Раскинув руки в сторону, обратив лицо к небу, подставив его под падающий пепел, девушка закружилась. Но остановилась, услышав новый вопрос. Взгляд снова устремился на собеседницу. Нами отрицательно покачала головой. Нет, я ничего не могу вспомнить… Только всё здесь кажется до боли знакомым… Имя? Даже его не помню… Только несколько букв. Либо Ни, либо Нами… Как тебе больше нравится? – широкая улыбка. Такие улыбки называют – 32 это не предел.
- Я дам тебе власть над временем... Какая бы опасность не настигла тебя, дитя моё, ты будешь быстрее её... Не бойся...
Этот голос… Это он шептал стихи. Не тот первый стих, а второй… Неужели, этот голос принадлежит… взгляд девушки зацепил ещё один лазурный росток, маячивший не далеко. Ему… - лёгкая улыбка.- Я не буду бояться… Спасибо…
Взгляд снова вернулся к Эни. Подойдя к ней ближе, Нами села на землю в позу лотоса. Гостья, забыв, что у неё под чёлкой, сдула мешавшиеся волосы.  На мгновение, открыв тайну скрывающуюся под ней, чёлка сразу же упала обратно.
Эни… Прошу, расскажи мне, что это за место? Где я? Почему я здесь? И.. кто я вообще?
Когда задавался последний вопрос, лицо заметно погрустнело, а взгляд уставился в покрытый пеплом асфальт.

+1

13

-Нами и Ни... Знаешь, мне оба имени нравятся одинаково.-девочка улыбнулась.-Можно я буду называть тебя... В зависимости от ситуации?
Неожиданно гостья погрустела и усперлась взглядом в асфальт.
-Эни... Прошу, расскажи мне, что это за место? Где я? Почему я здесь? И... кто я вообще?
Сестра смотрела на Нами с некоторым недоумением. Она просто не знала, что ей отвечать... Самой бы во всем разобраться. Но делать оставалось нечего. Эни вздохнула и прошептала.
-Понимаешь, я... Пока сама еще не все знаю...-в сиренево-стальных глазах промелькнула неопределенность.-Я родилась здесь меньше оборота назад. Я не смогу объяснить тебе, кто ты. Но, постараюсь рассказать тебе об этом месте, так, как мне это делали мои Наставники... и друг.
И тогда Младшая поведала Ни об Отце, который и являлся миром, куда попала девушка. Тихо посмеялась над тем, что "связки" из Покоев, которые он из себя представляет, выглядят немного нелепо.
-... Странно как-то, что мы находимся в живом существе, верно? ...
Сказала о том, что в каждом Соцветии живут прекрасные Сестры - дочери Спящего.
- ...правда, ни одну из них я пока не встречала...
Затем перешла к Цветам, объяснив, что они - пища духа, энергия, без которой невозможно жить.
-...Она тратится на все, даже на простые движения . Поэтому, если ты почувствуешь себя слабой, тебе надо найти вот такое вот растеньице где-нибудь в саду и коснуться его...
Пояснила, что у каждого Цвета - своя воля и в зависимости от нее, каждый выбирает своих Подопечных... и Противников.
-... Иногда Покровители разговаривают с тобой, помогая в трудную минуту. Яды же пить не стоит: они выжигают все внутри.
Наконец, малышка сделала выдох и посмотрела на новую знакомую. Неожиданный порыв ветра колыхнул челку Ни и на мгновение явил миру... пустую глазницу.
Нет... Что ты, Эни, тебе просто показалось... - подумала Младшая, приянв "видение" за банальный, еще не сошедший страх.
-Надеюсь... Тебе хватит этого на первое время. - прошептала она.
Конечно, Сестра сказала гостье не все... Она решила держать слова Золота в строгом секрете. Кто знает, чем могли обернуться для нее Запретные Знания.
Болью и муками...
Некоторое время они сидели молча. Нами продолжала разглядывать трещины, Эни наблюдала за падением снежинок. У последней в голове крутились непонятные мысли... Неужели, она упустила в их разговоре что-то важное? Маленькая Сестра поняла, что именно.
-Слушай... Тебе же совсем негде жить. Может быть... Мне предложить тебе место для ночлега у себя на Чердаке?-девочка вскочила на ноги, как ошпаренная.-Идем! Идем за мной!
Прижав к груди Адриана девочка направилась вглубь аллеи к Оку Спящего. Возле калитки она обренулась и крикнула:
-Ну же! Беги за мной, хватай меня за руку! Я не могу долго ждать!
Я не могу ее здесь оставить... Тут холодно и страшно... Мы пойдем ко мне... Домой...

Отредактировано Эни (11.06.2011 23:56:27)

+1

14

Едва услышав голос Эни, девушка подняла взгляд на неё:
-Понимаешь, я... Пока сама еще не все знаю...  Я родилась здесь меньше оборота назад. Я не смогу объяснить тебе, кто ты. Но, постараюсь рассказать тебе об этом месте, так, как мне это рассказывали мои Наставники... и друг.
Понятно… - взгляд снова упёрся в асфальт. – Что такое этот Оборот? А Наставники? – промелькнуло в голове Потерянной Души. Но слова девочки ещё не закончились. По началу девушка не понимала о чём идёт речь, но потом непонимание полностью отступило. Нами слушала повествование Младшей с интересом, но и с осторожностью. Старалась не пропустить ничего, незнание чего, потом могло стоить ей жизни… Хотя, раз уж она уже душа, то какая может быть жизнь? Так, доживание. Рассказ Эни иногда прерывался вопросами, уточнениями и комментариями. Но оставалось чувство того, что было что-то не досказано. Показалось…
Рассказ закончился. Девушка продолжала сидеть на асфальте, изучая трещины на нём. Иногда проводила по трещинам пальцами, проверяя на существование. На мгновение ей показалось, что её пальцы уловили под землёй какое-то пульсирование,  остановились на этом месте, но ничего не было. Показалось или нет? Наверно показалось… Мне сегодня всё кажется… - вздох.
И опять раздумья прервал звонкий голос девочки:
- Слушай... Тебе же совсем негде жить. Может быть... Мне предложить тебе место для ночлега у себя на Чердаке?- удивлённый взгляд медленно поднялся с асфальта на девочку. -Идем! Идем за мной! – девушка проводила девочку взглядом. Она пошутила, да? Она и правда меня приглашает к себе, да? Может мне лучше остаться здесь, чтобы не стеснять её своим присутствием?
Девочка остановилась возле какой-то калитки, обернулась и крикнула:
-Ну же! Беги за мной, хватай меня за руку! Я не могу долго ждать! – голос девочки отдавался эхом по всей голове. Взгляд уставился в асфальт, в панике скользил по нему, искал ответ на вопрос. Ответ был найден. Но не на асфальте. В голове. Девушка моргнула в подтверждение этого ответа, поднялась на ноги и со всей скоростью, что ей даровала Лазурь, помчалась к девочке, схватила её за руку и, уже в конец, набравшись смелости,  шагнула вместе с девочкой в Око Спящего.
=====> Чердак Эни.

0

15

Начало игры>>>Парк

Перед тем, как нырнуть в мягкое, пульсирующее сияние Заповедника, Молестер по привычке задержал дыхание. Он всегда так делал.
Всё дело было в воздухе: в Промежутке тот всегда был лёгким, безопасным, ясным... никаким. Как забота Спящего, одновременно всеобъемлющая и отстранённая.
А вот Покои...
Покои - совсем другое дело.
Всё в них было наполненно запахами, звуками, образами, наполненно до такой степени, что порой начинало давить на и без того не слишком стабильное сознание Брата. Молестер не боялся, нет. Но предосторожность (пусть даже такая нелепая) никогда и никому не мешала, правда?
...На сей раз Око выплюнуло Молестера на тёмный, ледяной асфальт, засыпанный острой щебёнкой и каким-то мусором. Брат помотал головой, встряхнув проводами, переступил босыми ногами по неровной поверхности.
Огляделся вокруг.
Всё пылало, рушилось, кричали; вокруг метались полубезумные от ужаса существа, и цветы, целые соцветья Пурпура на их телах, на стенах, на земле...
Молестер моргнул, прогоняя видение.
Безжизненные обгоревшие стены, тени, мёртвые деревья - жалкие, припавшие к земле, будто недородки, ждущие смертельного удара.
Белое с небес, лёгкое и тихое, как поступь убийцы. Как мёртвый рой седых пчёл.
Молестер подставил ладонь, пытаясь посмотреть поближе.
"Пепел. Это называется пепел, точно. То, что бывает, если разозлить Брата Броненосца" - он тихо фыркнул.
Этот заповедник пропах гарью, страданием и скукой, Цвета почти не было, и Брат уже почти пожалел, что сунулся сюда. Любопытство, чтоб его.
Подумав с секунду, он решил всё-таки побродить вокруг - вдруг да найдётся что-то интересное?..
Наружу всегда успеется.

Отредактировано Молестер (02.12.2012 20:13:25)

+1

16

>>>>>>>>>>>>Чердак Эни >>>>>>>>>>>>>>

Темный Парк... Давно сюда никто не заглядывал.
С тех самых пор, как в Промежутке проснулась первая Потерянная Душа, прошло уже много Циклов. А больше посетителей здесь и не было. Оттого Заповедник, который не тревожили столь долгое время, проснулся почти в ту же секунду, как по воздуху прошелся резкий импульс, исходящий от Ока Спящего. Заколыхались деревья, закружились в воздухе серые «снежинки», заволновались недородки. Поднялся легкий ветер и развеял плотную пелену. Теперь через легкую туманную дымку были хорошо видны очертания маленькой девочки, медленно бредущей вдоль разбитой дороги.
Эни не обращала внимания ни на многочисленных ушанов, кружащих в воздухе, ни на прячущуюся по углам малышню. Лучик даже забывала срывать некоторые ростки Зелени и Серебра, попадающиеся по дороге. Она всеми силами старалась отбросить вновь назревшие сомнения, отогнать тяжкие мысли об Инквизиторе и о своей дальнейшей судьбе. Девочка пыталась успокоиться, понять причину своего волнения, своих терзаний. От того, что пришло к ней на Чердаке, Сестре было невыносимо больно... Она так долго ждала, и все это время - напрасно. Столько терпела давящие стены своего Покоя, а Праведник все никак не думал возвращаться. Теперь же кроху преследовало острое ощущение того, что ее время было растрачено впустую. Что-то она пропустила... Что-то важное, что не сможет больше сделать, когда к ней приставят Брата. Выйти гулять просто так? Поддерживать связь с остальными жителями Спящего? Раньше это тоже нельзя было делать, только теперь любой проступок будет караться очень жестоко. Это ведь уже прямое нарушение Табу.
-Настоящие цепи...
Художница присела на корточки перед двумя разноцветными травинками и сорвала их.
-Говорить с Сестрой, не принадлежащей тебе — Табу.
-Ты не принадлежишь никому, а значит, любой из Братьев имеет право говорить с тобой …
Стальные глаза девочки округлились, слова на мгновение застряли в горле. Все еще не отпуская ростки из рук, Эни поднялась на ноги и уставилась в пол. Растрепанные волосы закрывали ее лицо, но было видно, что нижняя губа Сестренки дрожала. Только что, она поняла, что именно потеряла, когда Инквизитор постучался к ней в дом.
-Ищущий...
Она так ничего ему не сказала. Ни «до свидания», ни «прощай». А теперь делать что-либо было слишком поздно... Найти Феникса Луч уже не сможет. Много времени прошло, с тех пор, когда она в последний раз слышала упоминания о нем. Да и Змей мог вернуться в любую минуту. А Сестра дала ему слово... А еще дала слово себе, не подставлять дорогих ей людей. И Гончую тоже... Ведь теперь их отношения лежали за гранями Табу.
Пролив остатки слез, малышка тихонько прислонилась к дереву. Она чувствовала себя абсолютно несчастной и подавленной. Если бы Птица только мог слышать Эни так же ясно, как слышат друг друга Сестры. Если бы только долетело до него ее послание. Ее искреннее извинение и сожаление о произошедшем.

-Слишком долго я в клетке томилась,
Слишком долго ждала я конца:
Пока чудо вдали серебрилось,
Цвет Покоя покинул Сердца...

Ни быть пленной в своей же темнице,
Ни бороться терпенья уж нет.
А былому назад не вратиться,
Не познать боле радости свет.

Все что сделать могла - упустила:
Попрощаться и к шее прильнуть,
Чтобы перья стальные упали
На мою ослабевшую грудь

И по красным щекам обожженным
Потекла золотая слеза,
Рассказать, что жестокая участь
Мне на правду открыла глаза:

Что волшебной искрящейся пыли
Никогда б не коснулась рука,
А мечта, чтобы вместе мы были
Умерла для меня Навсегда.

Пламя совести, с кровью смешавшись,
Вязкой каплей на земь упадет
И, раскаянья слезы впитавши,
Вмиг в прекрасный бутон прорастет

В память, что я тогда не забыла...
Жаль, что этот чудесный цветок
Никогда (ничего ж свершилось)
Над могилой моей не взойдет.

Мне б лицо накрыть вуалью из Янтарных огоньков
И на гроб букет мне кинуть из Лазурных васильков.

Грустная песня разнеслась по самым отдаленным уголкам Покоя, но все равно никто, кроме присутствующих, ее не услышал.

[+21 капля Изумруда]
[+14 капель Серебра]

Отредактировано Эни (02.12.2012 21:38:27)

+3

17

Недородки в Заповеднике были непуганные, наглые. И разжиревшие.
Молестер уже знал, как это бывает: забытый Братьями неприметный Покой, Цвет, потихоньку рождающийся каждый Цикл - и маленькие, понемногу смелеющие существа, всё более и более открыто жрущие драгоценные ростки. А потом появляются хищники... хотя, какие они хищники, в сравнении с Братом - так одно только название.
Он поймал и высосал парочку, не особенно трудясь.
Собрался было уйти отсюда в какое-нибудь более располагающее к себе место, наконец, но...
Заповедник ощутимо дрогнул, впуская кого-то ещё.
Молестер, не задумываясь, шагнул к накренившейся стене, под густую тень. Порадовался в который раз, что не вознёсся таким же огромным, как большинство других Братьев - и весь обратился во зрение и слух, замерев на месте.
Из Ока в заповедник шагнуло существо.
Девчушка.
Сестра-Сестричка.
Она была мелкой и яркой, как солнечный луч, а личико у неё было до того кислое, что у Молестера и самого настроение подпортилось.
"Гуляем по покоям, собираем ростки... нехорошо. Что бы на это сказал твой Братец, малышка? Есть ли он у тебя?"
Он решил пока не показываться, понаблюдать.
Сестра выглядела совершенно потерянной. Как будто её стукнули по голове пыльным мешком, или вырвали сердце, или... очень огорчили. Любопытно, любопытно, любопытно, это чувство стучало в голове, застилая все мысли.
И Сирень. От девочки веяло Сиренью так сильно, что Молестеру пришлось несколько раз глубоко вдохнуть и выдохнуть, чтобы успокоиться.
А потом... потом Сестра вдруг запела. Молестер откуда-то знал, что это называется - "петь", но ни разу не слышал ничего подобного. Голос Сестры оказался высоким и звонким, и что-то внутри Брата натянулось, отчаянно рванулось вслед за песней - но наваждение развеялось в тот же миг, как Сестра закончила.
Он усмехнулся и покачал головой, произнёс негромко:
- Отчего же сразу в гроб, Сестрица? Мне говорили, будто ты и тебе подобные стремятся не вниз, а вверх... или ты какая-то особенная?

[+10 капель Изумруда]
[+9 капель Серебра]

Отредактировано Молестер (03.12.2012 14:46:20)

+2

18

Закончив петь, Крошка тихонько вздохнула и прикрыла глаза, прислушиваясь к тяжелому стуку своего Сердца. Спящий, почему все это творилось именно с ней? Почему? Почему?.. Почему...
- Отчего же сразу в гроб, Сестрица? Мне говорили, будто Сёстры стремятся не вниз, а вверх... или ты какая-то особенная?
Раздавшийся неподалеку голос вывел Сестру из забытия. От неожиданности Эни встрепенулась и испуганно замотала головкой, озираясь по сторонам и удивленно хлопая светлыми ресницами.
-Кто здесь?
Посетитель?! Почему Адри ее не предупредил? Или Художница настолько сильно ушла в себя, что не почувствовала, как задрожали сиреневые нити? Малышка настолько сильно растерялась, что даже не сразу смогла разглядеть в неплотном тумане силуэт Брата.
-Ой...-взвизгнула Лучик, приметив в десятке шагов от себя горбатую фигуру.-Вы...
Попытка выдавить из себя какую-либо фразу успехом не увенчалась, но Кроха все же смогла осознать, кто стоит перед ней, и что все ее рыдания и причитания незнакомцу были вполне хорошо слышны. На щеках девочки выступила сиреневая краска.
-Извините...-и поскорее отвела горящий искрами стыда взгляд от Праведника.

Отредактировано Эни (03.12.2012 14:17:57)

0

19

Сестрица перепугалась так, будто перед ней из-под земли вынырнул, по меньшей мере, Червь, и сказал что-нибудь вроде: "Эй, крошка, спинку не почешешь?". Молестер однажды видел нечто похожее. Тогда в Аквариуме было слишком много Сирени, кажется.
- Я здесь, я. Кто же ещё? - он усмехнулся, на миг заглянув Сестрице в лицо.
Перевёл взгляд на её руки - на руки ему смотреть всегда было проще, спокойнее. Чужие глаза Брат не любил. Слишком много чужих мыслей, слишком много чужих эмоций, слишком много всего чужого. Чуждого ему.
Бывало, Молестер переходил из Покоев в Спящего не через Око, но ныряя в воду с самой высокой скалы, какую находил. Это было захватывающе, было опасно, но заглянуть кому-то в глаза... то же ощущение, помноженное на бесконечность. Слишком даже для для такого, как он.
Молестер медленно приблизился к Сестре. Ему хотелось поболтать, о чём угодно, с кем угодно - в последнее время Промежуток уж слишком подзатих, и Брату только и оставалось, что тенью бродить из Покоя в Покой. Скука, ску-ка!
Однако, было ещё кое-что. "Говорить с Сестрой, не принадлежащей тебе...".
Табу.
Есть ли у этой крошки Брат? Вдруг есть? Но, с другой стороны, он уже итак начал разговор. Сам. Не поздно ли спохватился?
Несколько секунд он боролся с собой - но, как обычно, проиграл. Ладно.
"Не Цветом же я её буду кормить, в конце концов"
- Ты извиняешься за то, что не заметила меня? Или за свои... хм, своё поведение? - Молестер склонил голову набок, - Ну-ну, это пустяк. А вот то, что ты гуляешь здесь одна... знает ли об этом твой Брат, малышка?
В его голосе не было ни капли строгости, только лукавая укоризна: с такой иные Братья лишь ласково журили, а иные - приступали к экзекуции.
Молестер это знал, и маленькая Сестра тоже знала. Не могла не знать.
- И я хотел бы знать имя той, с кем говорю... если ты не против, конечно, - на этих словах он недобро улыбнулся во весь рот.

+2

20

Эни решила было приблизиться к Брату вплотную, чтобы получше рассмотреть его, но, заметив, как Праведник прячет глаза, остановилась, сделав всего лишь пару шагов. Не ее дело было вторгаться в личное пространство незнакомца, да и к тому же... поведение Хранителя немного смутило малышку.
-Братья все такие строгие, правильные. С порога сразу нотации читают, ни "здравствуйте", ни "извините". А этот... -воспользовавшись тем, что ее собеседник не видит, Художница состроила недоверчивую гримаску и подозрительно покосилась на Горбатого. Но упоминание о том, что творилось в Заповеднике пару минут назад, вновь заставило ее лицо покрыться яркими розовыми пятнами.
-Ты извиняешься за то, что не заметила меня? Или за свои... хм, своё поведение?
-Можно сказать, что и за то, и за другое, Сэр...- глупое слово, примененное к Душителю, похоже, надолго втесалось в девичью голову.
Каково было изумление Крошки, когда мужчина в ответ на ее слова точно так же наклонил голову вбок, как это обычно делала сама Сестра...
-Ну-ну, это пустяк.
...когда очень сильно удивлялась. Изо всех сил стараясь сдержаться от старой привычки, чтобы Хранитель не подумал, что Лучик его передразнивает, Эни сделала серьезное лицо и схватила себя за указательный палец.
-А вот то, что ты гуляешь здесь одна... знает ли об этом твой Брат, малышка?
-А, ну теперь понятно почему он так ведет себя.-белокурая заметно успокоилась. За все эти Обороты одиночества она совсем позабыла, как на нее реагируют Праведники... Как на дитя.
-Я пока бесхозная... Относительно бесхозная. Меня оставили сидеть дома. Ждать Хранителя. Я уже долго жду.-в голосе Дочери Сирени послышались досадные нотки.
-А гулять мне здесь можно - это ж мой Покой.-Сестрица улыбнулась, но затем , пусть и по-детски, нахмурилась и чуть наклонилась вперед. Одна вещь ей до сих пор не давала покоя.
-А почему Вы так просто заговорили со мной, Сэр? А если бы я была чья-то? Вам бы разве за нарушение Табу не влетело? И... про какой "вверх" Вы тогда имели в виду?
Недобрая улыбка на лице Праведника заставила Лучик едва заметно вздрогнуть, но самообладания она не потеряла.
-Я Эни, а кто Вы, Сэр?

+1

21

Малышка чуть осмелела, сама подошла поближе.
И тут... свободные провода дёрнулись нетерпеливо, жадно: Молестер всем существом ощутил Цвет в ней, ощутил - и отчаянно захотел его себе, весь, прямо сейчас. Вытащить, выпить из этой крошки всё до последней капли.   
Он сам не знал, как удержался. Не поддался.
"Это Сестра-Сестра-Сестра, не добыча, не враг, но создание райское, что надлежит оберегать от опасностей и грехов его... да Кошмар это всё подери!"
Молестер отшатнулся, улыбнулся кривовато куда-то мимо её лица и отошёл на несколько шагов.
Стало легче.
Узел ни разу до этого не видел Сёстёр, просто знал - они есть, они прекрасны, они опасны, и лучше бы не соваться к ним, а не то непременно нарушишь какое-нибудь Табу.
Так и получилось. Когда Молестер осознал, что чуть было не натворил, позвоночник продрало холодом, будто он разом проглотил целое озеро мерзкой Лазури. Поболтать, он же хотел всего лишь поболтать...
Но Сестрица не позволила ему слишком долго думать об этом.
-Я пока бесхозная... Относительно бесхозная. Меня оставили сидеть дома. Ждать Хранителя. Я уже долго жду.
Молестер взвесил всё про себя: остаться и продолжить разговор, рискуя её и - чуть позже - своим существованием, или же уйти подобру-поздорову?
Подумал ещё.
И... остался на месте. Разве не было ему всего несколько вдохов назад удушающе-скучно? Теперь - точно не будет. К тому же, правил он не нарушает, как выяснилось. Пока.
- Роскошно, малышка, - он улыбнулся так дружелюбно, как только умел, - ты же не против поболтать со мной о том, о сём, правда? В последнее время я остался без всякой компании, и если бы ты только знала, как это удручает... Я даже с недородками пытался болтать, - он печально посмотрел в сторону, но тут же фыркнул раздражённо и почти весело, - И знаешь, что? Они ничего, ни-че-го не смыслят в хорошей беседе! Только брыкаются и убегают. Недалеко, правда. Маленькие уродцы, никакого понятия о хороших манерах.
Он отошёл ещё дальше, присел на поваленный фонарный столб, искоса глядя на Сестрицу, нервно сжимающую пальцы.
- Ты вот - совсем другое дело... "Сэр", ну надо же.
И вот тут малышка выкинула номер. Такой, что Молестер чуть не подавился воздухом.
-А почему Вы так просто заговорили со мной, Сэр? А если бы я была чья-то? Вам бы разве за нарушение Табу не влетело? И... про какой "вверх" Вы тогда имели в виду?
И добавила почти застенчиво:
-Я Эни, а кто Вы, Сэр?
Верх, верх, верх... Спящий, ну повернётся же язык такое высказать! Молестер подавил желание схватиться за голову и повыдёргивать оттуда все провода. И ведь ничего такого, только повторил случайно услышанное от других Братьев... но потянет на кое-что похуже, чем пара экзекуций.
Может, она это специально?
Да нет. Нет. Не похоже.
Молестер поставил локти на колении, сгорбившись ещё сильнее, чем обычно. Аквариум грел спину, и Брат изо всех сил уцепился за это знакомое, успокаивающее ощущение. На миг нервно переплёл пальцы между собой - и тут же заставил себя расслабиться.
Похоже, эта Эни уж точно не даст ему скучать.
- Молестер. Или Узел, или Сновидец, если вдруг захочешь посмеяться надо мной. Хотя, - он усмехнулся, - не стоит. Мне-то всё равно, но мы же должны хоть немного поддерживать мой авторитет, правда? - он зевнул и потёр щеку кулаком.
Молестер всё о себе знал. Знал, что другие Братья испытывают к нему одну только жалость вместо уважения, знал, что не выглядит опасным или хотя бы сильным. Это оказалось очень, очень удобным. Вот и сейчас Брат чувствовал, что Эни стала гораздо уверенней.
Хорошо.
"Вот и славно, вот и молодец, только стой подальше, а не то ведь я выпотрошу из тебя весь Цвет и мне не с кем, совершенно не с кем будет разговаривать... а старшие Братья чуть погодя с удовольствием выполнят мою самую большую мечту" - он подавил горький смешок.
Сказал полушутливо, понижая голос:
- А "верх" - это так, местная сказочка для глупых маленьких Сестрёнок, - Молестер прикрыл глаза, - сказочка, за которую иногда делают очень и очень больно, понимаешь? Давай оставим это между нами. Договорились, Эни?

Отредактировано Молестер (05.12.2012 14:46:04)

+4

22

-Конечно не против. - дитя пожало плечами и заложило ручонки назад.
Первые несколько секунд перед зрителем предстала картина маслом: Алиса разговаривает с большой Черепахой (аквариум на спине Хранителя до боли напоминал Панцирь). Хотя, по поведению Братец больше походил на Шляпника. Эти его ужимки, подергивания (пусть и проводами), вечная беготня глаз из стороны в сторону, перерывистая запутанная речь безумца:
- Молестер. Или Узел, или Сновидец, если вдруг захочешь посмеяться надо мной. Хотя, не стоит. Мне-то всё равно, но мы же должны хоть немного поддерживать мой авторитет, правда?
Девочка кивнула, в знак согласия и в знак того, что ей приятно познакомиться. Но не сделала вперед ни шагу. Закономерность, что Узел начинает тем сильнее волноваться, чем ближе к нему подходят живые существа, уже довольно ярко выстроилась в ее голове.
А потом Луч задала вопрос про «вверх», и тут понеслось...
Энтропия возросла вдвое, если не втрое. Художнице даже было трудно представить, как Молестер ушел от темы. И сомнений быть не могло: Брат обмолвился о Верхнем Пределе, но счел это за ошибку, подумав что малышка-Сестра ничего не знает... Эни понимающе кивнула и сочувственно посмотрела на Праведника, однако сочла про себя: пусть так думает дальше.
-Хорошо... Я ничего никому не скажу. Только...-крошка оправила платьице и уселась на ближайший древесный корень.- Не знаю, могу ли я назвать себя глупой, но удовлетворите мое любопытство, Молестер. О чем эта сказка?
Это никогда не будет лишним. Возможно, у Братьев несколько иное представление о «несуществующим мире». Мало ли, что навязывается им в этом их Табу.

Отредактировано Эни (06.12.2012 14:33:17)

+1

23

Молестер слушал Сестру внимательно, жадно. Чужие голоса заменяли ему чужие лица, в которые он не мог смотреть, и сейчас Брат ловил малейшие перемены в тоне этого создания. И руки, её смешные, перепачканные в каком-то глупом подобии Цветов руки - он не выпускал их из виду, сам не понимая, почему. Потом она заложила их за спину, вызвав в Брате бесотчётную досаду.
Ладно, зато близко не подходит. Такая застенчивая? Или чувствует неладное? А, да какая разница, под провода сама не лезет - и то хорошо.
Почему-то Молестер ощутил её сочувствие: в позе, в голосе, в облике. Такое неуловимое. Совсем как у Братьев, вот умора-то.
"Мне кажется, или это становится закономерностью?"
Он закрыл на миг лицо руками, скрывая рвущийся смех, потом энергично встряхнул кистями, будто бы стряхивая его на землю.
Был бы смех Цветом, ему непременно влетело бы за растрату.
Что за глупые мысли?..
Эни чинно присела на корень мёртвого дерева по другую сторону дороги. Корень и фонарь - стулья, асфальт - стол, манеры обоих собеседников на высоте. Чем не светский разговор? Молестер потёр ладони друг о друга, не то грея, не то просто чтобы чем-то занять руки.
Несмотря ни на что, Узлу нравилось то, что происходит.
Пепел падал и путался в проводах на голове, щекотно скользил по Аквариуму.
Эни продолжала задавать неудобные вопросы. Но теперь он был готов, и это даже увлекало.
- Не знаю, могу ли я назвать себя глупой, но удовлетворите мое любопытство, Молестер. О чем эта сказка?
Брат всплеснул руками.
- О! Прости, если обидел. Опасные вопросы задаёшь, опасные, крошка Эни, и кому - Брату! Да нас с тобой обоих Цвета лишат, если узнают, - последнее он сказал почти восторженно.
Это было то, что он любил. На грани. На пике. Неосторожное движение - и здравствуй, Суд Фратрии, прощайте, Цвета! Если не "привет, Кошмар". Хотя, последнее врядли, конечно. Или нет? Все эти Гости, отбившиеся от рук Братцев Сёстры... да, в Промежутке было тихо, но атмосфера понемногу накалялась. В любом случае, Молестер надеялся, что окажется достаточно ловок, чтобы избежать наказания.
"Да и в принципе... мой рассказ врядли вызовет у неё желание побывать там. Не есть ли это мягкое отвращение от ереси, ммм? Точно. Поймают на горячем - так и скажу. И её не тронут, и меня... наверное"
- Так что, ещё хочешь услышать мой рассказ, а?

Отредактировано Молестер (06.12.2012 15:32:36)

+2

24

-Простите, если я покажусь Вам грубой. Но Вы поражаете меня, Узел!-девочка всплеснула руками.-И, признаться, я восхищена.
Эти слова... Этот жест. Да, именно они.. Кажется, Хранитель, заметил в них что-то необычное. Та интонация, что промелькнула в голосе Эни, та музыка, которую Узел уловил в ее речи. То, что никогда не проявлялось в маленькой Художнице, чего раньше в ней не замечал никто, и лишь сейчас смог разглядеть родственник во Цвете. Странный Брат, недавно вознесшийся из Кошмара, ни разу за весь разговор не поднявший взор на Сестру. "Праведник" живущий в мире снов и иллюзий, ведомый своими желаниями и целями, но никак не Табу. Придал ли Молестер особое значение увиденному? Сделал ли какие-либо выводы? То было лишь короткое мгновение, когда перед ним предстала двадцатилетняя девушка, закованная в тело маленького ребенка... Но секунды те прошли быстро. И разговор продолжился дальше. В той же официальной манере, в какой Художница начала беседу с  Братом. Насколько же хорошо прижилось к нему это изысканное "Вы":
-Вы так просто говорите обо всем этом! О том, что не должно быть известно никому, судя по Вашим словам. В последнее время я подобное видела о-о-очень много Циклов назад. Точно так же передо мной распинались о Безднах Кошмара... О Поверхности, кстати, тоже. Хотя, надо ли Вам это знать? Но то была Сестра, что очевидно. А передо мной сейчас - Брат.
Крошка вздохнула и откинулась на древесный ствол, положив ладошки на живот.
-Под конец она так легко сказала, что нас с ней за подобную болтовню могут туда отправить.-Художница покачала головой.- До сих пор думаю, не ее ли казнили в Пустой Оборот?..
Жестокая ирония ярким Сиреневым пятном разлилась в душе Эни. Грустная улыбка коснулась ее губ. Юмэ... Кто бы думал, что твои слова окажутся правдой.
-Но не будем о грустном. Я скажу прямо: раз уж Вы задели мое любопытство, хотя бы намекните... А там уж и в тайне все сохраним. Вы ведь тоже из Сирени сотканы?-Эни заговорила чуть веселее и мягче, на щеках появились маленькие ямочки.-Я же вижу... Значит, проблем с этим не будет. Давно вознеслись? Кстати, у Вас под ногами росток Изумруда, а Вы даже не замечаете. Не желаете подобрать?
Художница сделала жест, будто бы собралась предложить дорогому гостю тарелку со сладостями. Их встреча все больше стала походить на шумное чаепитие.

Отредактировано Эни (06.12.2012 18:51:50)

+1

25

Что-то случилось. Что-то необычайное, странное, любопытное. Не задумываясь, Молестер вскинул голову - и поймал взгляд Эни, и провалился вниз, вглубь. Он видел её светлые серебристые глаза, он видел её: всю из обрывков стихов и песен, в вихре мазков фальшивых - или просто иных? - Цветов.
Её - лёгкую и жуткую, как детская игра. Она была дитя и дева, была наивна и мудра, слаба и сильна.
Эни. Молестер ещё помнил, как её зовут, ещё не потерялся совсем...
Спину страшно запекло, и Узел осознал, что у него есть спина, что он мыслит, что он - это он. Брат зажмурился, скорчился, закрыл лицо руками - Аквариум остыл до нормального состояния почти так же быстро, как нагрелся.
Пепел - мёртвые пчёлы? - падал и падал, всё так же.
Молестер провёл руками по лицу, стараясь отдышаться, вскинул голову. В глаза ей он больше не смотрел - опыт был интересный, но повторять не хотелось. Пока.
- Вот так сюрприз... - он прокашлялся, пытаясь изгнать из голоса хрипоту, - вот так сюрприз! Крошка, а ты ведь и не крошка совсем, а? Не люблю чужие глаза, знаешь, ох как не люблю. Они давят. Они топят. Но сейчас это того стоило.
Он явственно ощущал, как начальный лёгкий интерес и снисхождение в нём заменяет чистый восторг: восторг поиска, восторг захватывающей тайны, который может подарить только Сирень. Подумать только, он ведь мог просто уйти из этого Покоя, не дождавшись собеседницы...
Молестер широко усмехнулся.
- Итак, о сказочке. Понимаешь ли, Эни, у нашей большой и дружной семейки есть милая особенность: сказку эту знают все, но обсуждать её - дурной тон. А за дурной тон принято наказывать... ну, я уже говорил.
Когда Сестрица упомянула о той, что рассказывала ей о местном мироустройстве, она улыбалась - Молестер поглядывал краем глаза на её движущиеся губы. Улыбалась, как старуха.
Теперь это не удивляло.
-Но не будем о грустном. Я скажу прямо: раз уж Вы задели мое любопытство, хотя бы намекните... А там уж и в тайне все сохраним. Вы ведь тоже из Сирени сотканы? Я же вижу...
Молестер прикрыл глаза и поднял палец вверх, прерывая её.
- Поправочка, крошка-не-крошка. Будь я соткан из неё, я был бы самым счастливым Братом во Фратрии. Однако, мерзостная родина моя - Кошмар, и я состою исключительно из мяса, - он облизнул губы, - и костей. И железа со стеклом, - он криво усмехнулся. - Но не думаю, что кто-нибудь любит драгоценную Сирень преданнее, чем я... она - моё дыхание. Без неё я стану бесполезным тупым куском мяса. И костей, и... а, повторяюсь. Ну, суть ты уловила, так?
Эни светилась благодушием, вела себя, как рачительная хозяйка, принимающая дорогого гостя. Молестеру это нравилось: ощущения были совершенно непривычными, но эта смесь заботы-просто-так и дичайшего риска будоражила кровь.
А Сестрица продолжила:
- Значит, проблем с этим не будет. Давно вознеслись? Кстати, у Вас под ногами росток Изумруда, а Вы даже не замечаете. Не желаете подобрать?
Молестер глянул вниз - и действительно: небольшой, но вполне съедобный росток. Будь это Янтарь или Сирень - он ни за что не пропустил бы его, но к Изумруду Брат всегда относился прохладно.
Тем не менее, он учтиво кивнул и позволил одному из проводов обвиться вокруг ростка и неспешно выпить его. Зелёный, мягко сияющий сгусток медленно потёк по проводу в его тело, чтобы потом осесть в Аквариуме.
- Благодарю, - Брат потянулся, повёл плечами, -  а вознёсся недавно, совсем недавно... ох, крошка, как бы не вышло, что ты старше меня. Кому рассказать - не поверят, - он глубоко вдохнул и улыбка пропала с его лица, будто её и не было.
Постучал пальцами по колену, собирая мысли.
- А теперь - к рассказу. Слушай внимательно, я не стану повторять дважды. Это и так - самоубийство, а самоубийство повторное - идиотизм, а идиотизм я терпеть не могу... кхм, о чём я? Ах, да. Верх. Я много чего вижу, когда сплю и когда не сплю. Это всё Сирень. Или нет, - Молестер запрокинул голову вверх, задумчиво глядя в чёрное небо. - Я видел то, что относится каким-то образом к "верху" два раза. Не знаю, что правда, что ложь, так что слушай меня осторожно, малышка Эни. И помни: я рассказываю тебе всё это не затем, чтобы ты подхватила все свои игрушки и полетела наверх, присовокупив это место к Кошмару.  Ты же должна понимать, что в таком случае умрут все, кроме тебя одной?.. ну, слушай.
Молестер хорошо помнил это – самый первый свой сон, самый жестокий, самый дикий из всех.
- Я видел Бездну. Бесконечный холод, бесконечная пустота и мёртвые огни повсюду, куда ни кинь взгляд. И эта пустота давит. Она расплющивает тебя за пол-вдоха, но для меня он тянулся целую вечность. Там страшно, Эни. Ох, знала бы ты, крошка, какая это жуть – и дело не в холоде и боли. Там не было ничего живого. Ничего, что способно мыслить. Я был один, один, как никогда, и никого на мириады мер расстояний вокруг. Но это не всё, ещё не всё… когда я уже был мёртв, абсолютно мёртв, меня потянули, позвали, и в этом зове тоже не было ни капли жизни. Одна только Воля. Воля Спящего рядом с ней – песчинка… это был один из мёртвых огней. Он рос и рос, пока не заполнил всё вокруг – и сожрал меня, как росток Цвета, бездумно, безразлично. Я был в его сердце. Оно пульсировало диким жаром, будто в противовес окружающему холоду, оно измучило меня, но это было лучше, чем голодная пустота… и в нём нарастало давление. Он сам растил в себе энергию, жрал сам себя, становясь сильнее и сильнее. В конце концов, он наполнил себя до отказа. Не знаю, чем. Точно не Цветом. Наполнил - но никуда не полетел. Разорвался. Схлопнулся. И вытолкнул меня из сна.
Молестер сгорбился, бездумно изучая асфальт под ногами. Сон этот был одним из самых ранних и жутких, но врезался в память намертво. И иногда… совсем редко, Брат жалел о том, сюжеты никогда не повторяются. Сон был жутким – и сильным. Ярким. А его всегда тянуло на всё яркое.
Он помотал головой, отгоняя эти мысли, и продолжил:
- А однажды я уснул в одном из Садов... уже не помню, где. И я оказался на холме, у берега… тихого берега, и слева простиралось море, огромное, тёмное и спокойное, как спящий зверь. В Бастионе, если взобраться ворону на голову, тоже можно увидеть море – но там оно совсем не такое, - Молестер потёр переносицу, - а небо… небо было так высоко, что у меня едва не закружилась голова. И оно было ярким. Как будто туда выплеснули бесконечность Пурпура и Золота, и перемешали, не позарившись. Никогда не видел ничего более неестественного и прекрасного.
Молестер прикрыл глаза, внутри потянуло тоскливо и сладко – вкусом несбыточной мечты. Встряхнулся почти сразу:
- А, о чём я опять?.. Потом запели. Я увидел их – женщины, они шли и пели, но я никак не мог понять о чём, как ни старался. У подножия холма, в зарослях чего-то почти кружевного, их ждали воины – один умирающий, другой здоровый, что поддерживал его, и старик, седой и высокий. С ними было множество существ, и они походили на оживший Цвет – но все разные, непохожие друг на друга, призрачные и настоящие одновременно, странные – и прекрасные. Одна из женщин погладила умирающего по волосам и сказала, что судьба его завершилась, и что ему пора домой. Куда домой, хочешь спросить? Не знаю. Но она назвала его Братом – вот странно, да? - и стало тихо. Всё замерло, будто прощаясь с чем-то, и вокруг разлилось такое… эта тоска, но не тёмная, которую дарит Лазурь, а светлая и лёгкая. Будто происходило что-то непоправимое и неизбежное, но нужное, я не знаю, как ещё это описать… второй воин рыдал, как дитя. Потом женщины уложили умирающего в лодку и поплыли так же тихо поплыли на запад, в молочную дымку, будто выпаренную из Серебра. Вскоре на берегу остались только я, второй воин и старик. Я спрашивал его о том, что увидел, и он отвечал мне, что короля Артура забрали на остров, где растут яблони и грёзы, на остров, где стоит замок из стекла, который никто не строил.
Молестер помолчал несколько секунд и продолжил:
- А потом он сказал, что мне пора. И я проснулся. Теперь… теперь я удовлетворил твоё любопытство, крошка?

[+7 капель Изумруда]

Отредактировано Молестер (07.12.2012 17:59:06)

+2

26

Легкий испуг. Страх. Ужас. Паника.
Палитра состояний. От блеклого к насыщенному. Градация от темного к светлому. От бледного к яркому.  Эмоции, заключенные в один единственный миг, когда перед глазами предстает нечто шокирующее, чуждое, пугающее. А тебе лишь предоставлена возможность быть свидетелем. И ты стоишь, прикованный к своему месту, не в силах ни чего-либо изменить, ни избавиться от злого видения, ворвавшегося в мир реальный.
Туго натянулись нити Сирени, тревожно запели золотые колокольчики. И за звоном их не стало слышно, как вскрикнула маленькая Сестра при виде извивающегося в агонии Молестера. Малое, беззащитное дитя, что могла она сделать? Вскочить с места и попытаться помочь Праведнику? А потом застыть на полпути, отпуганная яростно хлещущими по земле проводами, и остаться смотреть на творящееся шокированным взглядом? Что могла она предпринять? Крошка даже не ведала, что стало причиной припадка. Голос не желал боле рваться наружу, и только тихое «Сэр...  Что с вами, сэр...» слетало с дрожащих детских губ.
Узел согнулся в три погибели и обхватил голову руками. В этот момент, он воистину стал напоминать чудовище, коими являлись все Братья. Аквариум возвышался горбатой горой над спиною Хранителя. Провода стремительно рассекали воздух, переплетались друг с другом, как ядовитые змеи. Длинные костлявые пальцы, продавили лоб и устремились к глазам, оставляя за собой темный след. Кожа, которая словно была сделана из бумаги, захрустела под их давлением, глубокие морщины замысловатым узором изрезали лицо Брата. У маленькой Эни подкосились ноги. Для Молестера все было кончено. Раздался треск, и белые обломки посыпались с головы Праведника, как штукатурка, обнажая черную, как уголь, плоть. Теперь, когда оболочка была сорвана, на маленькую Художницу «смотрела» бесконечная дыра, в глубине которой полыхали огненные искорки Пурпура.
-Вот так сюрприз...- прохрипело создание и чуть приблизилось к девочке, роняя ей на лицо кусочки кожи, постепенно обращающиеся в хлопья пепла. Зрелище было более чем просто жуткое... Лучик закрыла глаза и сделала шумный выдох. Ей не потребовалось много времени, чтобы понять, что это было очередное наваждение.
Узел не до конца пришел в себя после бешеных «танцев» и все еще стоял, скрючившись под весом капсулы и пытаясь откашляться. Пронизывающие его тело веревки все так же подергивались, но уже не так устрашающе, так что Луч могла и не переживать, что стоит к Хранителю столь близко. Хотя, сейчас ее это мало волновало. Не заботилась Сестра так же и о том, заметил ли Брат ее странное поведения или нет. Лицо малышки было предельно серьезным, а взгляд сосредоточенным. Будто она была врачом, внимательно наблюдающим проявлением симптомов неизвестной болезни у очередного пациента и вот-вот намеревающимся поставить диагноз.
-Вы в порядке, сэр?
Вопрос прозвучал из ее уст совершенно обычно. Но все-таки Художница заметила про себя, что что-то она под ним подразумевала. Пыталась докопаться до чего-то, что сама не могла объяснить... Это был всего один взгляд. Мутные уставшие глаза, не выражающие ничего, кроме смертельной тоски и скуки, встретились с глазами Сестры. А потом...
-Крошка, а ты ведь и не крошка совсем, а?
Истина, сокрытая под покровом слов, была найдена не сразу. Изумленными огоньками заиграла сиреневая сталь. Цвет-Тайна ярко загорелась между двумя существами. Что-то малышке подсказывало, что она поняла все правильно... Свершилось то, что Эни не могла ожидать ни от одного сына Кошмара. И это чувство вызывало у нее искренний восторг.
-Не совсем,-дитя сделало пару шагов назад и плюхнулось на насиженное место,-да насовсем.
Горько, мокро и безрадостно. Зато правда.
-Сколько бы Сестре не было лет, внешне она останется такой же, какой предстала перед ликом Отца от самого рождения.-Художница хохотнула.- А ведь действительно. Вполне может оказаться, что я старше...
И опытней. Так что запомни это хорошенько, юный Брат. Чтобы не налететь на кол из-за какой-нибудь девы...
-... такая глупость!
-Будь я соткан из неё, я был бы самым счастливым Братом во Фратрии. Однако, мерзостная родина моя - Кошмар, и я состою исключительно из мяса, - он облизнул губы, - и костей. И железа со стеклом...
-Не любите родину?..-осведомилась девочка.
-... Но не думаю, что кто-нибудь любит драгоценную Сирень преданнее, чем я... она - моё дыхание. Без неё я стану бесполезным тупым куском мяса. 
-Тупой кусок мяса не смог бы вознестись. Это не лесть. Это мое мнение. Вряд ли Спящий с Кошмаром выбирают, кому подняться, просто так. Кстати о м-мясе...-обгорелый кусок плоти вновь предстал перед глазами Лучика. Малышку передернуло.-Если Вы не сотканы из Цветов и носите их в себе таким,-Эни покосилась на резервуар,-странным образом, то как Вы тогда слышите их Голос?
Ладно... Не буду перебивать. Потом расскажете. Сказка, да?

Оно и звучало со слов Хранителя сказкой. И не удивительно: во Фратрии же запрещено говорить о «мире лучшем». В противном случае, руки тебе и язык на отсечение. Но Узел даже не содрогался при мысли о нарушении Табу. Брат был настоящим рассказчиком; какой бы долгой ни была его история, невозможно было упустить ни малейшую ее деталь. Право, Сирень-матушка разыгралась! Узел... Теперь я понимаю, почему Вас называют Сновидцем. И, знаете, это потрясающе!
По окончании повести Сестрица довольно зажмурилась, вытянула ручки и потянулась. Подобного она не слышала и от Адриана.
-Пожалуй, да, удовлетворили.-белые ладошки уперлись в корень.-И дали пищу для размышления. Одного я не понимаю... Не касательно сна, нет... Что Вы имели в виду, когда сказали, что умрет все, кроме меня?

Отредактировано Эни (15.12.2012 21:08:51)

+1

27

В воздухе разлилось напряжение. Похоже, во время… падения? ныряния? в чужое сознание Брат являл собой не слишком приятное зрелище. Восприятие всё время дразнило лёгкое, едва уловимое ощущение чужого страха, но и оно было необычным – Эни точно боялась не его, не Молестера. За него?
Ну и ну.
Молестер улыбнулся мимо и отмахнулся:
- Ооо, я в порядке. Как и всегда. Или не совсем. В любом случае, не обращай внимания, ладно?
А вот разгадка того, что Узел увидел в ней, оказалась одновременно проста и сложна. На самом деле, она вообще лежала на поверхности – но Брат слишком привык сосредотачиваться на том, что таится в глубине.
В других.
В себе.
Эни сказала ему:
- А ведь действительно. Вполне может оказаться, что я старше... – и голос её был совсем не детским в этот момент.
Даже не голос… интонация. Предупреждающая, почти опасная. Эни скинула маску ребёнка; скинула рядом с ним – и Молестер чувствовал на языке привкус откровения, и это было ценно, как ничто до этого. Ему доверяли. Не до конца и со множеством оговорок… но всё-таки.
С ним никогда ещё не случалось ничего подобного.
Братья были слеплены из железа и мяса, Сёстры – из Цвета, а Эни – из сюрпризов.
Самых разнообразных.
-Не любите родину?..
- Кто же из Братьев любит её, Сестрица?..
И подумал про себя: «Я. Спящий, пора избавиться от этих мыслей, или я упаду туда во сне, и не выйду больше... никогда» 
Эни продолжала:
- Тупой кусок мяса не смог бы вознестись. Это не лесть. Это мое мнение.
- …Веришь или нет, но до начала… процесса вознесения я им и был. Убивал, ел, не думал и ничего не хотел. Ничего не знал, - он вздохнул и потёр лицо ладонями, - Как недородок. Наверное, я и был чем-то… вроде того. А ещё там не дают спать. Мне не давали, по крайней мере. Они заставляют тебя держать глаза открытыми, каждый миг. Разнообразными способами, - он усмехнулся, - сейчас это кажется таким необычным. Отвратительно, правда? - в голосе Молестера странно перемешались мечтательность и омерзение.
До сих пор он никогда и ни с кем об этом не разговаривал.
Перед сказочкой Эни опять задала ужасный, ужасающий вопрос. Узел начинал подозревать, что у неё есть особое сердце, наполненное ими под завязку. И она совсем не боялась Тратить.
- Если Вы не сотканы из Цветов и носите их в себе таким странным образом, то как Вы тогда слышите их Голос?
Молестер криво усмехнулся, фыркнул - раз, другой - и разразился диким, горьким полусумасшедшим хохотом. Он смеялся и смеялся, долго или нет - сам не понял. Остановиться не выходило.
Вот так. Легко и просто - на самое больное место. Эни, Эни... что же ты...
Молестер резко прекратил смеяться.
Ну хватит.
Она не хотела.
- А я и не слышу его, - сказал он негромко, - никто из Братьев не слышит... не думал, что это тайна.
И тогда он рассказал ей сказку. Эни сделала ему больно (ох, Спящий, она отыскала единственный способ сделать ему больно!), но он почти сразу забыл это, увлёкшись собственным рассказом – как забывал почти всё. Молестер мог жить только в одном моменте – том, который происходит Сейчас, и как раз Сейчас он нашёл самого лучшего слушателя во всей Вертикали.
Эни ловила каждое слово, и не просто слушала, но слышала и переживала каждый миг повествования, будто всё происходило с ней самой. Она не называла его безумцем. Возможно, потому что была безумна точно так же, как и он… и это было бесценно.
Напоследок она спросила – закономерно, в общем-то:
- Одного я не понимаю... Не касательно сна, нет... Что Вы имели в виду, когда сказали, что умрет все, кроме меня?
Брат пожал плечами, посмотрел задумчиво куда-то далеко, туда, где в просвете между домами серая земля сливалась с серым небом.
- Ты убьешь Отца, если попытаешься вспрыгнуть выше, - теперь его голос звучал устало и пусто - рассказ почти полностью выжал его, - не знаю уж, как, может он горя такого не вынесет, - Молестер ядовито фыркнул, - может, просто ты чересчур сильно ударишь по его телу пятками, отталкиваясь от земли... Не важно, как, но Он умрет. И Цвета, что не покровительствуют тебе, и Сестры и Братья. И уже не важно будет, есть наверху что-то или нет. Здесь-то точно ничего не будет. Соображаешь, от чего Братья так сильно нервничают, ма... ох, да у меня язык не поворачивается тебя теперь так звать… Соображаешь?

+2

28

Так в порядке... или все-таки не совсем?
Теперь Эни не волновалась, а всячески пыталась подавить проступающую на лице улыбку.
Состояние знакомое до боли... Нет, не то, когда хочется хохотать, от шалостей Госпожи-Иронии, поселившей тараканов одного помета в голову абсолютно разных существ. Безумие! Неожиданное, внезапное, спонтанное. Вызванное крохотной искоркой Тайны, нечаянно залетевшей в рот, как муха во время громкого разговора. Конечно, велика разница между Сиренью и насекомым, но другого сравнения не подберешь. Подавился, выругался, напугал окружающих, а потом откашлялся, выпрямился и продолжил беседу, как ни в чем не бывало. Это с одной стороны. С другой - что доставляет больше неудобств и что приятнее? Припадки или муха? Ответ бывает абсолютно разным. Будь сумасшествие мимолетной эйфорией, явившееся прекрасным взрывом тысячи фейрверков, Эни, конечно же, отдала бы предпочтение ему... Но если оно есть само воплощение ужаса?
Дитя поймало одну из серых пепельных "мух" в ладошку, скривилось и растерло ее между пальцами.
-Я закрою на это глаза, Молестер, успокойтесь. Мы все немного безумны, в конце концов. А по поводу Цвета... Простите. Я правда не знала, и не хотела Вас расстраивать.
Она не была каким-нибудь снобом, чтобы начать презирать создания Кошмара, за их глухоту, и не была столь неразумной, чтобы начать сочувствовать вслух, и, тем самым, подлить масла в огонь. Спокойствие, молчание и внимание - вот что было самым разумным шагом. Несмотря даже на то, что от последующей части разговора по спине Художницы побежали мурашки. И неудивительно. Ведь сейчас между Лучиком и Узлом шла речь именно об убийстве. Безрассудном, безжалостном, жестоком убийстве создания по имени Спящий...
-Отец... Теперь понятно, по какой причине Фратрия пытается все контролировать. Но, сдается мне, не уследят они за всем. Вон!-девочка сделала широкий жест.-На путях творится какое-то безобразие. Праведники негодуют. Ловят нечто, которое считают врагом всему Спящему. Хотя сами... а вообще правильнее сказать "никто" точно не знает, кто этот враг или что он такое. В итоге: Сестры без присмотра, а за ними надо бы, по Вашим словам, Молестер, присматривать. Я не говорю, хорошо это или плохо. Признаюсь, я даже рада быть свободной, гулять, узнавать собственного Отца, собирать Цвет, да вот... Слишком долго перечислять, а я не хочу забалтываться. Вы и так поняли меня.

+1

29

Судя по всему, крошка Эни поняла его даже слишком хорошо. Чтож, можно поздравить себя - ухитрился поболтать далеко за гранью всех мыслимых запретов и на путь истинный наставил... Молестер фыркнул про себя: наставник из него ещё тот, конечно.
Ну и курьез.
Эни заволновалась, её всю распирало изнутри открывшимся знанием, отдачей от разрешенной загадки - и множеством новых вопросов. Она заговорила так торопливо, будто боялась выпустить из рук только-только пойманную мысль, или даже целую связку мыслей.
- Теперь понятно, почему Фратрия пытается всё контролировать. Но, сдается мне, не уследят они за всем. Вон! На Путях творится какое-то безобразие. Праведники негодуют. Ловят нечто, которое считают врагом всему Спящему. Хотя сами... а вообще правильнее сказать "никто" точно не знает, кто этот враг или что он такое.
Молестер задумчиво склонил голову набок, заговорил медленно, будто взвешивая каждое слово:
- Знаем, вообще-то... хотя лучше бы не знали, не слышали, не видели и вообще они не падали на голову шатун знает, откуда. Слыхала об огромных недородках в старых Покоях? Эти - хуже. Эти - меньше, ловче, безобиднее на вид и опаснее. Гости, - его голос стал холодным, скрипучим, на лице застыло неприязненное выражение, - нежданные, незваные, нежеланные. Ходят тут, рисуют, Тратят, убивают Отца... нехорошо. Одно беспокойство. Так что - увидишь кого-нибудь такого немого и маленького, прямо как ты, не молчи. Хорошо?
Молестер не слишком рьяно соблюдал Табу, не мог похвастаться особой праведностью или высоким положением среди Братьев - но Спящего любил искренне. Тот был единственной гарантией невозвращения к дикому существованию внизу, и любая угроза Ему вызывала почти инстинктивное отторжение.
К тому же, Цвет. Молестер слышал,  что, использованный Гостями, тот просто пропадает. Навсегда.
За одно это пришельцев следовало бы... у Узла было много вариантов, что именно "следовало бы".
Эни продолжала рассуждать вслух:
- В итоге: Сестры без присмотра, а за ними надо бы, по Вашим словам,  Молестер, присматривать. Я не говорю, хорошо это или плохо. Признаюсь, я даже рада быть свободной, гулять, узнавать собственного Отца, собирать Цвет, да вот... Слишком долго перечислять, а я не хочу забалтываться. Вы и так поняли меня.
- Я-то понял,  да только другие Сестры тебя поняли бы врядли. Ну, если то, что мне о них говорили - правда. О себе могу сказать, что и Цикла бы не вынес на одном месте... ох, крошка, надеюсь, у тебя не скоро появится Брат. Ты не из тех, за кем нужен суровый присмотр, а вот жить тебе сразу станет куда менее просто и интересно. Не хотел бы я быть Сестрой.
Он поднялся на ноги, потянулся.
Пора было прощаться - эта мысль вызывала смутное сожаление, но Узел успокоил себя тем, что обязательно вернется.
- Засим откланяюсь, Эни. Спасибо за разговор... и не скучай тут. Я ещё обязательно загляну. И не раз, если ты не против. А если тебя к тому времени поручат чьим-то заботам, я могу поговорить, например, с деревом, а ты  можешь посидеть где-нибудь поблизости и поговорить с ним тоже, понимаешь меня? Или мы можем не заниматься ерундой и просто поболтать. Придумаем что-нибудь, - он улыбнулся, чуть прищурившись.
Следующие несколько Циклов у него точно будет хорошее настроение...
...Око поглотило его, на миг утопив весь мир в темноте, и вытолкнуло из Покоя.

[Парк (Заповедник Эни)] >>> [Пещеры]

Отредактировано Молестер (11.01.2013 17:13:25)

+1

30

Горб (рудник Юны)>>>>>
Еще не зайдя в Покой Эни, Чердак, Инквизитор почувствовал, как мимо кто-то… прошел. Не Сестра и едва ли Гость. Один из Братьев. Один из Братьев...  «Так-так, кто же навещал тебя, милое дитя? Ему повезло, что он ушел до того, как я явился и объяснил ему, что разговаривать с чужой Сестрой – табу», – однако вскоре насмешливое благодушие сменилось тревогой. Не успела ли Эни натворить дел? Что, если она сейчас лежит и еле дышит, обессиленная Экзекуцией, которую незнакомый Брат провел, еще когда Фратрия не дала согласия на опеку Змея над новорожденной? Этот Брат, кажется, явился из одного из прилежащих к Чердаку Покоев, находящихся в Соцветии Эни. Потому-то туда Инквизитор и направился в спешном порядке.
Око дрогнуло, впуская Брата, и мощный хвост скользнул на черную потрескавшуюся поверхность… не землю, что-то иное. Вокруг был город. Отчего-то он вызывал смутные воспоминания, будто когда-то Инквизитор видел что-то подобное… только не такое разрушенное, развалившееся. Но созерцать пейзаж Змей особо не стремился. Ему нужно было найти Сестру. А ее присутствие он ощущал здесь довольно четко.
Медленно проползая по обугленной дороге, он подцепил когтем пару ростков Изумруда и один росток Серебра, а затем молниеносно прикончил одного из осмелившихся подплыть слишком близко шатунов. «И снова Серебро, что не может не радовать, – Брат с наслаждением прищурился. – Но все же где Эни?»
К его облегчению, с девочкой ничего не случилось, она обнаружилась сидящей на одном из древесных корней, выпирающих из земли, причем была абсолютно живой и здоровой. Ничего не случилось? Нет, пожалуй, случилось кое-что. Вместо замызганного свитера и шорт, делавших ее смешной неуклюжей малышкой, она была облачена в платье, скромное, но изящное. И заставляющее наконец посмотреть на нее, не как на трутня-светлячка, а как на… девушку. 
- Я вернулся, Сестрица Эни, – с легкой усмешкой произнес Инквизитор, с интересом разглядывая ее. – Я смотрю, ты похорошела за мое отсутствие. Уж не к приходу ли Брата, только что бывшего у тебя, готовилась?«Скажи же, кто навещал тебя? Что он тебе поведал?»Я вижу удивление на твоем лице. Разве ты не ждала меня?«Наверное, уж и отчаялась ждать. Я порядком задержался, разговаривая с Немой. Как нехорошо с моей стороны».
На самом деле Змей и вправду знал, что заставил Эни очень долго гореть нетерпением. Да только быстрее справиться никак не мог. Нами, споры с Братьями, Лазурь… Кажется, делов-то, но дела эти были слишком важны, чтобы пытаться их подгонять, и в результате прошло несколько Циклов, прежде чем он вернулся к Сестрице. Теперь к своей Сестрице.
- Кажется, я обещал в следующий раз вернуться и огласить тебе решение Фратрии, – привычным снисходительным тоном продолжил Инквизитор, с Сестрами он всегда беседовал так. – Так говорю, твой Брат…  – он вдруг оборвал себя и расхохотался. – Нет уж, сначала ты сходишь и принесешь свою шкатулку. Так будет честнее.
Другую он не решился бы отпустить вот так просто, опасаясь, что та просто сбежит и не вернется, вполне резонно решив, что разговора с Братом лучше избежать, какой бы он ни был, а уж разговора с Инквизитором тем более. Но Эни он вполне мог позволить так пойти и вернуться. Во-первых, честное Золото не даст ей сбежать, когда ей так поверили. Во-вторых, любопытство Сирени не даст ей уйти, не узнав имя Хранителя и не завершив игры.
«Ну что, узнаем, кто победил, Сестренка?»
[+14 капель Изумруда]
[+ 31 капля Серебра]

Отредактировано Инквизитор (05.01.2013 23:33:57)

+3


Вы здесь » Тургор: Начало » Заповедники » Парк (заповедник Эни)