Тургор: Начало

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тургор: Начало » Рудники » Горб (рудник Юны)


Горб (рудник Юны)

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Горб. Рудник воинственной Юны.
Темное место. Мрачное. Приходя сюда даже слегка удивляешься тому, насколько глазу не за что зацепиться.
Если поднять голову вверх, то можно разглядеть мостки Стены. Если посмотреть в центр Покоя, то там на камнях свалены точно такие же железные мостки, вероятно, когда-то сорвавшиеся со Стены сюда. С остальном Горб напоминает просто глубокое темное ущелье, со всех сторон окружающее высокими отвесными стенами.

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

0

2

>>> Разлом
[-12 Лазури]

Эре всегда было плохо в дороге. Она была домашней и не приспособленной к длительным путешествиям Сестрой. Знала об этом и всё равно куда-то отправлялась. Вечно надеялась, что обойдётся...
Но её снова страшно шатало из стороны в сторону, она металась, ей то здесь, то там чудились голоса Сестёр и Хранителей... Она не знала, куда себя деть. Вокруг были другие души, и в избытке, но непоследовательность и суетность не позволили Эре наткнуться ни на единую из них.
Когда сил идти не было и стало ясно, что путешествие вот-вот перевалит за следующий цикл, Норна сделала последний рывок и пробежала даже дальше, чем хотела. Её движение было похоже на полёт пущенной из тугого лука стрелы, и в своём желании найти хоть какое-то место, чтоб переждать очередной приступ накатывающей слабости.
"Откуда это? Я ведь не стара. Неужели мысли могут быть настолько утомительны?"
Всё, что делала Эра теперь - мыслила. Иных форм существования у неё не было. А поиск Цвета - это так, ерунда. Конвульсивные подёргивания эфемерного тела.
Здесь под ногами тихо и переливчато плескалась вода. Небольшие лужи холодили ноги даже сквозь сапоги. Тихое мягкое эхо обозначало каждый шаг Сестры.
Норна узнавала это место, хотя была здесь, кажется, лишь единожды. Кажется, сотню циклов назад, а может, и больше. По крайней мере, тогда она явственно чувствовала себя моложе...
Здесь было очень тихо, все звуки приглушал лёгкий туман, а небо тонуло в почти осязаемой темноте. С тех пор, как Эра здесь побывала, какая-то деталь металлической конструкции сверху успела не выдержать собственного веса и упасть прямо на торчащие из-под земли скалы. Эра остановилась возле этой сюрреалистичекой картины и провела рукой по начавшему ржаветь железу. Превозмогая тяжесть в веках, Норна подняла голову, глядя наверх, туда, где ещё держались у стены несколько таких же дорожек-мостов. Интересно, что было там, на огромной высоте? Если бы Эра вглядывалась пристальней, она заметила бы переливы цветоносной жилы, но сил даже на то, чтобы просто смотреть, Сестра не нашла.
Прямо сюда, на скалу, возле бесславно кончившей свой век конструкции, она и опустилась, пытаясь отдышаться после прогулки. К вискам накатывала давящая, сжимающая голову обручем боль. Провидица давно уже не заглядывала в собственное будущее и не думала о том, что ожидает её... И вот это самое будущее как раз сейчас стремилось напомнить о себе и не собиралось оставлять Норну наедине с её покоем. В мысли упорно и беспардонно стучалось грядущее.

+1

3

==> Остов
[-12 Пурпура]

У Ёни не было цели попасть в какое-то определенное место. Хотелось просто с кем-то поговорить, узнать что-нибудь еще об этом месте. Пока знания Сестры были ограничены и немногочисленны, а хотелось большего.
Яни? Нет… Она также, как и я, слишком юна, - И Ёни поплыла дальше, вниз по Спящему, по его зыбким переходам. – Юна могла бы рассказать мне об этом месте, но ее тень замерла в Остове… - и как-то незаметно для самой себя Рыжая проплыла мимо Покоя Еретички прямиком в ее рудник.

Горб – очень темное место.
Эта была первая мысль в голове у Младшей.
Ёни была здесь впервые. Как и везде в Промежутке, здесь все было неспешно. Медленно стелился туман по полу, медленно падали какие-то кусочки воспоминаний, пропадая где-то в камнях, в полу.
Подняв голову вверх, Сестра увидела стену с железными мостками. Один из мостков лежал прямо посереди Покоя.
Надо же… - тихо произнесла Рыжая. – И в Промежутке что-то умеет изменяться… - чувство уверенности, что когда-то здесь этого мостка не было, чуть было не переполнило Сестру.
Она все смотрела вверх, любуясь этой чудесной стеной и прикрученными к ее массивам железками.
Вот бы когда-нибудь побывать там! Жаль, я не смогу туда подняться…

0

4

Янтарь сидел в холодном Гробу с самого начала своего оборота. Если точнее, то не весь он, но большая часть его искрящегося сознания. И для этого были основания - в каждом покое была пара-тройка, а то и щедрая россыпь янтарных ростков. Во всех, кроме Гроба. Цвет не понимал, в чем причина такого исключения. Сейчас его оборот! Янтарный. Ну и еще немножко Лазури. Да. Но суть в том, что Янтарь хотел быть везде и сразу. Он хотел чувствовать Промежуток так ясно, как мог. А вот не выходило. Гроб был слепым пятном. А той части Цвета, что пряталась под камнями в жилах рудника, ему было недостаточно. Янтарь, во что бы то ни стало, хотел вытащить на поверхность Гроба ростки - свои оголенные нервы.
-Наверное, тут слишком мрачно и холодно, - подумал Цвет, после очередной бесплодной попытки. Обычно, ростки появлялись сами, стоило только выдумать их, но не здесь. В Гробу ростки Янтаря медленно пробивались сквозь камень и сразу же истаивали, стоило Цвету прекратить их думать, - Но с другой стороны, иногда они появляются здесь без всяких усилий с моей стороны...
Янтарю не нравилась мысль о том, что даже в его оборот есть вещи, ему неподвластные. Поэтому он лишь усерднее начал выдумывать ростки. Увлеченный, он чуть было не прозевал появление Рыжей в покое.
Цвет уже подумал бросить свою идею с ростками и отправится в другой покой, чтобы лишить Ёни своего общества, но тут услышал слова Сестры:
"Надо же… И в Промежутке что-то умеет изменяться… "
Эта фраза заинтересовала Буйного. Изменяться? Что такая юная Сестра может знать об изменениях, о непрерывных метаморфозах, которым может подвергаться мир, пропущенный через призму гибкого живого сознания. Может ему стоит остаться на пару мгновений и сказать несколько слов?
-Изменяться... - медленно протянул Янтарь, - Конечно, все меняется. Разве ты когда-нибудь слышала о застывших в одной плоскости снах?

Отредактировано Янтарь (24.09.2012 18:48:24)

0

5

Перемены сегодня чувствовали все. Только для Эры это был не лёгкий бриз с моря, приносящий добрые вести, а смертоносный ураган, сметающий всё на своём пути. Слепой и жестокий.
"Мы много говорили о том, что всё меняется. Но что произошло на деле? К чему мы пришли в своих метаниях? Мир, что бы мы с ним ни делали, навсегда останется прежним. От рождения до смерти мы будем проходить один и тот же путь - разве что с небольшими различиями. Лишь ток времени непрерывен, и воля Отца. Остальное всё - тщета и суета."
Сёстры и Братья похожи все как близнецы, поэтому смерть каждого - трагедия, но не конец. Это не крах мира, это лишь личное горе каждого.
Не стало её Жнеца. Не стало давно: Эра чувствовала, что он сгинул как призрак, никем не замеченный, ушедший туда, откуда нет возврата. Так и должно было случиться давно, ибо существовал он лишь для своей Сестры - давно более мёртвой, чем живой.
"В этом я ошиблась. Я тщеславно думала, что вместе с моей гибелью наступит конец всему. Но это лишь начало. Всего только одна из смертей - не первая, не последняя. Я просто не могла смириться с тем, что жизнь продолжится и после меня, потому что страстно желала увидеть всё до последней секунды последнего цикла. Я знала, каким будет финальный вздох этого мира, и мне так хотелось его застать..."
Творить историю теперь предстояло другим. Вон той юной, тёплой, живой, у которой были силы и мечты. Здесь всё ещё будет жить, будут цвести деревья, будут рождаться Сёстры и возноситься Братья. Пусть та, что светится тёплым, страстным сиянием изнутри, станет свидетельницей Исхода.
Это было не самоубийство, это воистину был Исход.
Тонкими струйками во все стороны от прозрачного, пустого тела поползла ледяная Лазурь. Когда последние капли покинули вены, Эра закрыла глаза и развела руки, падая туда, где не было дна. Был там лишь покой и пустота.

[-160 Лазури. Цвет доступен в покое, наслаждайтесь ; )]
[Конец игры.]

+1

6

Ёни с удивлением увидела где-то в глубине Покоя несильное голубоватое свечение, которое все распространялось по Покою, исходя будто бы от какого-то источника.
К сожалению, Младшая так никогда и не смогла узнать, что же это был за источник. Зато струйки на земле Горба, подползающие все ближе к ней, Рыжая с легкостью узнала:
- Лазурь… - то ли удивленно, то ли слегка расстроено произнесла Сестра. Красные глаза округлились, увидев неимоверное количество Цвета, растекающееся по Покою.
Жаль, что не Пурпур… или Золото, - пронеслась в голове расстроенная мысль, когда один из многочисленных синих ручейков коснулся ноги девушки.
Ничего не произошло. Точнее, абсолютно ничего. Сестра не могла почувствовать не свой Цвет, не могла утолить им голода. Да, возможно, этот Цвет мог бы позволить ей прожить немного дольше, если б она была на грани, но Ёни еще не была на грани (хотя задуматься о поиске Цвета стоило бы), да и Лазурь не спешила впитываться в темное, как будто бы загорелое, тело Младшей. Хотя, откуда в Спящем могло взяться солнце, способное подарить загар? Это все Золото.
Теплое-теплое Золото! Как же тебя сейчас не хватает, - пронеслось в голове Рыжей, когда она услышала голос:
- Изменяться... Конечно, все меняется. Разве ты когда-нибудь слышала о застывших в одной плоскости снах?
Сестра осторожно повернула голову и увидела теплое свечение, да только не Золотое… К сожалению.
Янтарь… - Младшая уже научилась более-менее различать Покровителей между собой. – Ну и не везет же мне нынче.
- Здравствуй, яд! Не скажу, что рада встрече…
Похоже, что-ото случилось в Покое, где была Младшая. Может, это все из-за Лазури, коснувшейся Сестры. Или… Или что? Одно Младшая знала точно – просто так общаться с Цветом нельзя. Это не возможно, не в этом месте!
Неужели Лазурь усыпила ее, ее бдительность? Еще и в таком месте. Приди сейчас какой-нибудь Брат в рудник – интересная же картина его там ждет! Одна из Сестер спит в луже Лазури…
Нда… Попала…

0

7

Она ушла так естественно и молчаливо, что, казалось, так и должно быть. Просто должно было произойти. Именно в этот оборот и именно сейчас. Не раньше и не позже.
И осталась лишь звонкая и острая тоска внутри, да полынная горечь Её решения.
И разве важна цена, когда становится ощутимо на вкус спасение от неё – от боли, что спазмами сводила в единое целое.
«Эра, милая Эра…»
Отвратительно пусто быть за пределами её сердца, но вытекая их перламутровых вен, повинуясь Её выбору, Лазурь не смела перечить. Она имеет на это право. Давно уже имеет…
«Ты долго ждала, да?..»
Только отпускать невыносимо тяжело.
Ледяные ручьи растеклись вокруг пустого тела. Пустота… Внутри неё теперь будет новая пустота, потому что Эры больше нет. Нет и никогда не будет. О, это невыносимое и жестокое слово «Никогда»! Но что у них было такого, что теперь так больно? Что для неё стоила эта почти безжизненная девочка, эта провидица, едва ли не сломленная под тяжестью собственного Дара, что теперь стало так… невыносимо… и не успев попрощаться начинаешь скучать. Скучать так, словно она когда-нибудь ещё вернется, спасаясь в этой хрупкой хрустальной лжи от правды о том, что она нашла для себя спасение. Нашла шанс быть не здесь. Уйти.
Что было?..
Лазурь научилась почти не помнить ту любознательную девочку, которая погибла раньше, погибла за много оборотов до этого, в котором смертельно опустело её сердце. Эти байки о том, что любить легко тех, кто нам оказался сегодня ровней, эти сплетни о том, что больные мы исцеляемся необъяснимым чудом – это бред. Мы стоим на краю. И уже не умеем уйти оттуда. Наш покой нам дается таким трудом, от которого яростно сводит мышцы, наша мнимая храбрость трещит по швам, сбой дыханья в прорехах одежды виден…
Хоть бы имя её теперь забыть! Но невозможно… Невыносимо трудно не думать, не прикасаться лазурным легким шлейфом к фарфоровой бледной коже, не оставаться яркими брызгами на черной ткани старого платья, не вплетаться в полинялую паутину перьев боа. Не хотелось отпускать и, застывая рядом с ней, Лазурь отчаянно не хотела замечать или знать в данное мгновение что-то ещё.
Чувства лопнули, словно пленка мыльного пузыря, от прикосновения. Тёплая, солнечная, скорее даже огненная, живая… Трудно не узнать дочерей Пурпура и Золота. Грозная замерла, снова застывая, обращаясь вниманием к случайным зрителям её горя, её беды и её печали. Ещё и Янтарь здесь… Были бы губы – презрительно сжала бы их в тонкую полосу. Чего ждать от веселящего сейчас? И как же не вовремя здесь оказывается Младшая.
«Что же ты здесь забыла, девочка?» - Прикосновение к загорелой коже Ярой ничего не несло, ничего не дало и ничего не подарило. Они были чужими друг для друга. Жаль только вот, что как бы не хотелось спрятаться, от пристального чужого внимания точно теперь не уйти. Сохраняя молчание, поджимаясь обратно, едва ли не безвольно стягивая мазки обратно к телу навечно уснувшей Эры, Лазурь хотела сейчас быть ближе лишь к ней одной.

+5

8

Похоже, Цвет-яд решил подшутить над юной Сестрой.
Очнувшись, Ярая почувствовала какую-то перемену в Спящем. Часы отсчитали новый Цикл.
Младшая приуныла. Провести во сне столько времени! Да и голод уже ощутимо давал о себе знать.
Лазурь все так же была разлита на полу Покоя, но Лазурью не наешься. Рыжая, аккуратно обходя голубые и темно-синие разводы на каменном полу, двинулась к выходу из этого негостеприимного места.
Жаль, что никто еще не открыл здесь жилы, нечего и взять с этого места.
И Ёни отправилась туда, где Цвет уж точно есть.

==> Причал

0

9

Ряска (заповедник Эли)>>>>>
Инквизитор чуял Лазурь, разлитую где-то в одном из Покоев. После смерти Сестер их Покои вскоре исчезали – вероятно, Отец считал ненужным оставлять дом без хозяйки. Поэтому нужно было успеть и собрать драгоценные капли. Драгоценные… Да уж, Змей предпочел бы Лазури любой Цвет, даже доверчивое Золото или рьяный Пурпур. Но все же Лазурь была лучше, чем совсем ничего, да и – «хах!» – долгом Брата было уберечь Сестер от соблазна принять в себя столько Лимфы.
«Сюда, – наконец определил Змей, скользнув в нужное Соцветие. – Интересно, кто здесь погиб?» О нет, от смерти неизвестной Сестры грусти Инквизитор не испытывал, и только лишь праздное любопытство заставило его спросить себя об этом. Его куда больше тревожил вопрос, уже заданный немой Душой. Отчего Сестры гаснут, как свечи на ветру? Конечно, пока новые сменяют их, беспокоиться не о чем. Но… кто знает, что будет дальше. Да и он, Инквизитор, уже привык к некоторым из них. Например, если умрет лукавая Ава, пожалуй, будет тоскливо. Только с ней можно так увлекательно поиграть в загадки, только с ней можно так посостязаться в обмане. Или Эни… Не зря же он просил стать Хранителем Сестры впервые за свою жизнь! А, зачем думать о грустном! Лучше поспешить, забрать Лазурь и наконец вернуться к малютке. Благо, есть еще Сирень ей для подарка...
Око Спящего неохотно пустило Брата в Горб,  испугавшись то ли тяжести змеиного хвоста, то ли тяжести его мыслей. «И когда я успел стать таким пессимистом?» – невольно подумал Инквизитор. Да уж, после встречи с Намидой в голову лезли отнюдь не радостные картины. Единственное, что действительно согревало – осознание того, что Фратрия все же согласилась. Впрочем, Змей и не ожидал другого ответа. Если Тиран, самовлюбленный глупец, и был против, то у прочих Братьев не было причин отказывать ему в праве иметь Сестру. Ведь это было не только право, но и обязанность, от которой его лишь до сих пор успешно избавляли, пока были другие кандидаты. И теперь Эни принадлежала ему, совершенно официально и строго. Потому-то и стоило поспешить к ней. Их игра ведь еще не была закончена… «Хотя я почти уверен в ее результате. Надеюсь, ты не мухлюешь, а, Сестренка?»
Но когда мощный хвост опустился на сухую черную землю Покоя, стремления Инквизитора заняло одно. Цвет. Пусть и нелюбимый, а все же Цвет – это Жизнь, Цвет – это все. Вытянувшийся коготь решительно погрузился в огромную расползавшуюся каплю. Цвет потек по нему вверх, к широкой ладони, и Брат с наслаждением поглотил Лимфу, заполняя пустоту внутри себя. «Много же. А они еще будут что-то заливать про голод!» – удовлетворенно хмыкнул Змей, покончив с Лазурью, и, развернувшись, скользнул обратно в Око. Путь его теперь лежал в Соцветие Эни.
[+160 капель Лазури]
>>>>>Парк (заповедник Эни)

Отредактировано Инквизитор (05.01.2013 23:26:01)

0


Вы здесь » Тургор: Начало » Рудники » Горб (рудник Юны)